ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Убираемся отсюда! — крикнул Спаркс.

Они перелезли через болтавшиеся на петлях тяжелые цепи и устремились к лестнице, начинавшейся сразу за дверью.

— Быстрее, — махнул рукой Спаркс, пропуская впереди себя Ларри и Дойла.

Он остановился у нижней ступеньки и принялся отрывать новую полоску материи от рубашки.

— Что вы задумали, Джек? — заорал Дойл.

— Мне как-то не хочется, чтобы толпа этих дохлых тварей ринулась за нами по улицам Блумсберри, — крикнул в ответ Спаркс, заметив, что из дыма выползают черные тени. — Уходите, я догоню вас, — приказал он, откупоривая второй пузырек и выливая его содержимое на пол.

— Нам велено идти, сэр. — Ларри тащил Дойла за рукав.

Несколько призраков появилось в разломе дверей.

— Джек, дайте мне мой револьвер.

Спаркс бросил удивленный взгляд на Дойла, но револьвер ему кинул. Тщательно прицелившись, Дойл выпустил всю обойму в приближавшиеся фигуры. В хранилище раздался хриплый вой, и черные тени отступили.

— Бегите! — закричал Спаркс, выливая остатки нитроглицерина.

Ларри подтолкнул Дойла на лестницу; Спаркс поджег полоски материи и ринулся вслед за Ларри. Взлетев по лестнице, Дойл обернулся и успел разглядеть мумию. Она была совершенно высохшей и, как паук, шевелила конечностями, вернее, тем, что от них осталось; в пустых глазницах виднелись два красных огонька, горевших такой лютой злобой, что Дойл невольно вздрогнул. «Возможно, мне это показалось», — успел лишь подумать Дойл, как зал хранилища сотряс еще один взрыв и все потонуло в грохоте и дыме. Металлическая лестница под ногами зашаталась, но устояла.

Взрывной волной всех троих швырнуло в какое-то помещение. Факел погас, они оказались в полной темноте. Лежа вповалку у прохладной мраморной стены, они судорожно хватали ртом воздух. Их оглушило взрывом, уши были заложены, в голове звенело. Прошло несколько долгих минут. Дойл со стоном пошевелился.

— Вы целы? — спросил его Спаркс.

Дойл не ответил, и Спарксу пришлось повторить свой вопрос, прежде чем он убедился, что его поняли. Ларри и Дойл глядели на него, словно лунатики, ощупывая себя с головы до ног, не веря, что остались живы. Тело Дойла ныло и болело, как после побоев. Перед глазами опять возник злобный мертвец, и Дойл понял, что действительно видел его. Он по-прежнему сжимал саблю, и пальцы онемели настолько, что свободной рукой пришлось массировать их. Наконец, стоная и охая, все трое поднялись с пола.

— Надеюсь, от этих тварей ничего не осталось? — повернувшись к двери, спросил Дойл.

— Да, будем надеяться, — вымолвил Ларри, с трудом разгибаясь. — Вы не поверите, сэр, но я сейчас беззащитен как младенец.

— Нитроглицерин у нас все равно кончился, — сказал Спаркс.

— Так вот вы над чем колдовали дома, Джек, — протянул Дойл.

Спаркс кивнул.

— Слава богу, что я не живу по соседству с вами, — заметил Дойл.

— Кажется, в последней порции было слишком много летучего вещества, — скромно сказал Спаркс.

— Ну, если это помогло разнести тех мертвяков на куски, я жаловаться не буду, — хмыкнул Ларри.

Они нашли факел, и Ларри, чиркнув спичкой, зажег его. Теперь можно было осмотреться. Они находились в небольшом помещении, похожем на обычный музейный зал, а не на то таинственное хранилище, из которого они только что выбрались. Из-под двери просачивались струйки дыма, напоминая о взрыве.

— Надо найти выход, — сказал Спаркс.

Они направились в глубину зала, но дверь позади них внезапно распахнулась. Круто развернувшись, все трое приготовились вступить в ожесточенную схватку. То, что в этот момент вползало в комнату, не было ни мертвецом, ни ожившей мумией, ни каким другим чудовищем. Опираясь о пол обгорелыми руками и оставляя позади себя серо-пепельный след, к ним устремлялся омерзительный обрубок, увенчанный облезлым сплющенным черепом. Челюсти угрожающе клацали, и в черных провалах глазниц сверкал тот же злобный огонь, который недавно видел Дойл.

— О боже, — сдавленно прошептал Дойл, отступая от двери.

— До чего упрямые мерзавцы, сэр, — тихо проговорил Ларри.

Выхватив саблю из рук Дойла, Спаркс ринулся вперед и одним махом отсек мертвецу голову. Голова покатилась по полу, глаза потухли; руки перестали дергаться. Рванувшись вперед, Ларри сильным ударом, будто он на футбольном поле, вышиб голову в раскрытую дверь.

— Гол! — завопил Ларри. — «Уикем» против «Лестера», один ноль, ведет «Уикем»… и выигрывает кубок…

Дойл наклонился, чтобы рассмотреть мертвеца, на глазах рассыпавшегося в серую пыль. Никаких признаков жизни не было заметно в этих древних останках, душа из которых отлетела в мир иной тысячелетия назад.

— Ну, что скажете, Дойл? — спросил Спаркс, опускаясь рядом с доктором на колени.

— Останки абсолютно безжизненны. Какая бы энергия их ни оживляла, сейчас она исчезла.

— Что это за энергия, как вы думаете? Дойл пожал плечами.

— Понятия не имею. Нечто ожившее, но не живое. Я сразу вспомнил о «серых капюшонах».

— Энергия, существующая вне духа. Форма воли вне разума.

— Выходит, черная магия, сэр? — волнуясь, поинтересовался Ларри.

— Примерно так, мой друг, — кивнул головой Дойл. — Только слова, не больше того.

— Извините, сэр, я никак в толк не возьму, чего вам так охота голову забивать этими мерзкими тварями? Радоваться надо, что отделались, и поскорее двигать отсюда. Я так на это смотрю, сэр, — проговорил Ларри.

— Ларри прав. Нам давно пора покинуть это место, — сказал Спаркс, поднимаясь на ноги. — Этот взрыв наверняка разбудил всех крепко спавших «стражей империи».

Они вышли из зала и, пройдя по длинному коридору, оказались у выхода.

— Не хотел бы я быть сегодня на месте сторожей, — хмыкнул Ларри. — Сегодня уж не выспишься…

— Ларри, а как насчет стаканчика виски? — поинтересовался Дойл.

— С удовольствием, сэр. Только сперва до дому добраться надо. В жизни еще не выбирался из музея, — сказал Ларри, в душе горячо надеясь, что ему не придется отвечать на вопрос, сколько раз в жизни ему приходилось залезать в музеи.

— Уверен, вы справитесь с этим, Ларри, — улыбнулся Дойл.

Глава 14

МАЛЬЧИК В ГОЛУБОМ

Выбраться из музея для Ларри оказалось несложно. Он выставил стекло в одном из окон первого этажа, и вся компания выбралась на улицу. Спустя некоторое время они уже сидели в квартире Спаркса и потягивали виски, разлитое в химические стаканы. Ночь подходила к концу. Все трое были страшно измотаны, но никаких серьезных повреждений ни у кого из них, к счастью, не было. Спаркс предупредил, что утром они отправятся в новое путешествие. Даже не поинтересовавшись, куда им предстоит направиться на этот раз, Дойл пошел спать и мгновенно провалился в тяжелый сон.

На следующий день все лондонские газеты пестрели сенсационными сообщениями о наглой попытке ограбления Египетского зала в Британском музее. Судя по сообщениям, грабители явно перестарались: они взорвались вместе с «сокровищем», которое намеревались похитить, — редчайшей коллекцией египетских мумий. Оставалось неясным, для чего ворам понадобились мумии, а не бесценные золоченые саркофаги. Мумии сгорели во время пожара, а одну из них взрывной волной забросило на лестничную площадку верхнего этажа. В масштабах всего происшедшего эпизод с мумией был сущим пустяком, и ни один из досужих газетчиков не стал вдаваться в такие подробности. В большинстве статей цитировались возмущенные реплики парламентариев и других важных персон о преступном легкомыслии правительства, переставшего должным образом защищать государственные учреждения. Обвиняли и сторонников либеральной иммиграционной политики, приведшей к подобному вандализму. Говорилось, естественно, и о том, что это преступление свидетельствует о всеобщем падении нравов и неуважении норм христианской морали, законов и королевы. В газетах было удивительно мало фактов, касавшихся самого ограбления, но на это не обращали внимания. Не было упоминания ни о подземном туннеле, ни о статуе Туамутефа, ни о колодце, пробитом из издательства «Ратборн и сыновья».

59
{"b":"106494","o":1}