ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Господи! Это же «видение» Спайви! Мужчина в красном, лошадки, мальчик в голубом… По телу Дойла пробежала противная дрожь. Спаркс бросился к мальчику, опередив Дойла.

— Че-е-ный ло-д! — пытался произнести мальчик, захлебываясь в крике. Глаза у него закатились, руки судорожно дергались, тело выгнулось дугой.

— Что здесь происходит? — спросил Дойл у старшей медсестры.

— Мы устроили для детей представление, — прерывистым от волнения голосом заговорила она, пытаясь вместе с остальными сестрами удержать и успокоить мальчика. — Он приехал вместе с актерами.

К ним подошел белолицый клоун.

— Что это с ним такое, док? — спросил он скорее раздраженно, чем обеспокоенно.

— Че-е-ный ло-д! Че-е-ный ло-д! — кричал мальчик.

— Что это с ним? — снова спросил клоун.

Дойл уловил исходивший от клоуна слабый запах рома и мяты.

— Отойдите в сторону, пожалуйста, — попросила его сестра.

Пока сестры держали мальчика, Дойл пощупал у него пульс и посмотрел зрачки. Сердце бешено колотилось, зрачки расширились. Пена показалась в уголках рта.

— Черный лорд! Черный лорд! — Теперь слова можно было разобрать.

Клоун снова придвинулся к ним.

— Чего он там бормочет?

— Как его зовут? — обратился Дойл к белолицему клоуну.

— Джоуи.

— Это ваш сын?

— Нет, ученик, — словно оправдываясь, произнес клоун. — Я Большой Роджер, а он — Маленький.

Из-под белого грима на лице клоуна проступили капли пота. Нелепый красный рот застыл в насмешливой и одновременно горькой улыбке.

— С ним прежде случалось такое? — спросил Дойл.

— Нет! В жизни не случалось! — дрожащим голосом выговорил клоун.

Неожиданно Спаркс, словно клещами, ухватил его за шею.

— Говори правду! — шепотом приказал он.

— Однажды, сэр! Всего однажды, недель шесть назад. Мы сидели в Баттерси на железнодорожной станции, закусывали. И прямо посередине обеда он так же вот грохнулся, как сейчас.

— Черный лорд! Черный лорд! — выкрикивал мальчик.

— Держите его крепче, пожалуйста, — попросил Дойл.

И в этот момент мальчик рванулся из рук медсестер и сорвал с головы парик, делавший его лысым. Дети с криками ужаса кинулись врассыпную.

— Держите, держите его! — выкрикнул Дойл.

Под фальшивой кожей оказалась копна белокурых волос. В этот момент медсестра, поддавшись панике, выпустила мальчика, но Спаркс, оттолкнув ее в сторону, подхватил его на руки и отнес в угол, за ширму.

— Быстрее, Дойл, — нетерпеливо позвал Спаркс.

Наклонившись над мальчиком, Дойл тихо, но внятно произнес:

— Джоуи, слушай меня, малыш, слушай. Ты слышишь меня?

Лицо ребенка оставалось неподвижным, но выкрикивать он перестал. Казалось, в его затуманенном сознании прояснилось что-то. Не сопротивляясь, он позволил Дойлу взять его за руки.

— Ты слышишь меня, Джоуи?

Спаркс поправил ширму, как бы отгораживаясь от крика и визга, стоявшего в палате.

— Джоуи, ты меня слышишь, правда? — настойчиво повторял Дойл.

Глаза мальчика закатились, однако он едва заметно кивнул головой.

— Расскажи мне, что ты видишь, Джоуи.

Мальчик облизнул воспаленные, искусанные до крови губы.

— Черный лорд…

— Да, Джоуи. Говори, рассказывай мне.

Чувствовалось, что мальчик успокаивается, его голос звенел как колокольчик, в нем была странная, совсем не детская печаль.

— Черный лорд… ищет проход. Проход в эту сторону. Проход? Спайви Квинс в трансе тоже что-то выкрикивал в этом роде.

— В какую сторону, Джоуи?

— Физическую.

— А где он сейчас?

Джоуи помедлил, его затуманенный взгляд выискивал что-то. Потом он медленно покачал головой.

— Не здесь.

— Что за проход, Джоуи?

— Новое рождение.

— Рождение в физическом мире?

Обессиленный, Джоуи едва кивнул. Дойл обернулся к Спарксу, слушавшему их диалог, полузакрыв глаза.

— Они пытаются помочь «этому», — прошептал Джоуи.

— Кто пытается помочь?

— Семеро. Семеро. О господи!

— Кто такие эти семеро?

— Они служат… и раньше служили «этому».

— Чего они хотят?

— Подготовить проход. Они по эту сторону.

— Кто они, Джоуи? Кто эти семеро?

Джоуи снова замолчал. Потом кивнул.

— Чего хочет «это»?

— «Это» хочет занять трон. «Это» будет властелином… тысячу лет.

Квинс тоже упоминал то ли корону, то ли трон.

— Что такое «это», Джоуи? Что такое? — пытался вдохнуть энергию в мальчика Дойл, чувствуя, что силы больного тают.

Лицо Джоуи стало белым как мел. Казалось, он пытается проникнуть в глубь чего-то непостижимого. Изо рта сочилась окрашенная кровью слюна, грудь тяжело вздымалась, голос был едва слышен.

— У «него» много имен. «Это» существовало всегда. И ждет своего часа по ту сторону. Души питают «это»… «Это» питается ими, убивая их, но никогда не насытится… Даже Великая война не насытит «это»…

Мальчик глубоко вздохнул и широко раскрыл глаза; взгляд был ясным и осознанным. Мальчик смотрел на Дойла, словно стесняясь собственной беспомощности.

— Джоуи! — позвал Дойл.

Улыбнувшись, Джоуи кивнул и перевел взгляд. Мальчик с трудом поднял руку и указал на Спаркса.

— Он — архат, — отчетливо проговорил мальчик.

Спаркс был взволнован, в его глазах на секунду промелькнул страх. В этот момент в груди Джоуи заклокотало, и Дойл увидел, как из горла мальчика брызнула густая, алая кровь. Тело Джоуи обмякло, и Дойл скорее почувствовал, чем понял, что жизнь покинула его.

— Он умер? — сдавленно прошептал Спаркс. Дойл молча кивнул.

— Нам нужно убираться отсюда. Как можно скорее, — нервно произнес Спаркс. — Иначе нас засыплют вопросами…

Спаркс схватил Дойла за руку и с силой потянул его к дверям. Сестры и врачи все еще успокаивали перепуганных и крайне возбужденных детей. В дверях с противоположной стороны палаты появились полицейские. Спаркс резко повернулся и направился к другим дверям. Заметив Дойла и Спаркса, акробаты ринулись за ширму. Внезапно дорогу Спарксу преградил Большой Роджер.

— Чего там с моим мальчишкой, мистер? Имею право знать, правильно? Я платил за него, целое состояние на него ухлопал…

В это мгновение из-за ширмы раздался крик.

— Он мертв! Наш Джоуи мертв!

Большой Роджер схватил Дойла за грудки.

— Ну, говорите, чего вы с ним сделали? — прошипел клоун.

Полицейские продирались сквозь толпу к ширме. Акробаты куда-то сгинули.

Спаркс чуть качнулся вперед, и Большой Роджер во весь рост растянулся на полу, хватая ртом воздух, как рыба, выброшенная на берег. Удар Спаркса был столь молниеносным, что Дойл просто не увидел его.

— Идите спокойно, Дойл. Не бегите, — проговорил Спаркс.

Дойл вдруг резко остановился и вырвал руку. Секунду они смотрели друг другу прямо в глаза. Дойл колебался, и это не ускользнуло от внимания Спаркса.

— Туда! Вон туда! — коротко бросил Спаркс.

Акробаты указывали на них полицейским. Полицейские кинулись в их сторону.

— Дойл, у нас нет времени.

— Ну, не знаю.

— Я не могу позволить вам остаться здесь.

— Вы хотите сказать, что у меня нет выбора? — поднял брови Дойл.

— Это долгий разговор.

— Когда-то он должен состояться.

— Только не сейчас. Ради бога, старина.

Дойл колебался, но не двигался с места. Полицейские были совсем рядом.

— Мальчик назвал меня архатом. Вы знаете, что означает это слово? — спросил Спаркс.

Дойл отрицательно покачал головой.

— Оно означает «спаситель».

— Эй, вы, двое, стоять на месте! — крикнул один из полицейских.

Дойл ударом ноги опрокинул кровать, и полицейские на секунду задержались. Дойл ринулся к двери, и они вместе со Спарксом выскочили в коридор. Полицейские кинулись вдогонку.

— Куда? — выкрикнул Спаркс.

Дойл махнул рукой налево, и они помчались мимо шарахавшихся от них врачей и медсестер к лестнице, ведущей на первый этаж, затем к выходу, у которого их поджидал Ларри. В этот момент к дверям подъехал фургон, битком набитый полицейскими, и Спаркс, достав из кармана серебряный свисток, пронзительно свистнул, затем уверенным голосом скомандовал приехавшим:

61
{"b":"106494","o":1}