ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Действительно. Вы и начинайте.

— С чего же мне начать?

— Ну, вам хотя бы известно мое имя…

— Дойл, не так ли?

— А вас зовут…

— Сэкер. Армонд Сэкер. Приятно познакомиться.

— Мне тоже, мистер Сэкер. В некотором смысле приятно.

— Хотите еще глоток?

— Да. Ваше здоровье.

Отхлебнув из фляжки, Дойл вернул ее Сэкеру.

Сэкер неторопливо расстегивал свой плащ. Он был одет во все черное. Приподняв штанину, он осмотрел рану от укуса мальчишки-эпилептика. Кровь давно запеклась, но вид раны Дойлу не понравился.

— Отвратительный укус, — сказал он. — Разрешите взглянуть?

— Не беспокойтесь. — Сэкер вытащил из кармана носовой платок и обильно смочил его коньяком. — Сам укус не так уж страшен, хуже, когда зверь рвет на тебе кожу…

— Значит, вы кое-что смыслите в медицине.

Сэкер улыбнулся и, даже не поморщившись, плотно приложил платок к ране. Лишь на мгновение он зажмурил глаза, как будто уступая минутной слабости. Но Дойл, как никто другой, знал, что боль от такой раны бывает нестерпимой.

— Ну вот, так-то лучше. А теперь объясните мне, Дойл, как вы оказались в этом доме?

Дойл рассказал о письме и о том, почему он решил прийти на сеанс.

— И правильно, — заметил Сэкер. — Хотя вовсе не обязательно рассказывать мне об этом. Однако вы попали в неприятную ситуацию.

— В самом деле?

— Еще в какую неприятную, — повторил Сэкер.

— А если яснее?

— Ну… Это длинная история, — пробормотал Сэкер, словно предупреждая Дойла.

— Но у нас, кажется, есть время…

— Да. Полагаю, в настоящий момент мы от них отделались, — сказал Сэкер, выглядывая в окошко.

— Тогда, если позволите, я задам вам несколько вопросов.

— Лучше бы вы их не задавали…

— Нет, я все-таки спрошу, — произнес Дойл, доставая револьвер.

Губы Сэкера растянулись в широкой улыбке.

— Правильно. Палите прямо сейчас.

— Сначала ответьте, кто вы?

— Профессор Кембриджского университета. Специалист по древностям.

— Чем вы можете это доказать?

Сэкер достал визитную карточку, которая подтверждала его слова. «Выглядит убедительно, — подумал Дойл, — хотя все это не столь уж и важно».

— Пусть она останется у меня, — сказал Дойл, пряча визитку Сэкера в карман.

— Как вам будет угодно, дорогой Дойл.

— Это ваш экипаж, профессор Сэкер? — спросил Дойл.

— Мой, — ответил Сэкер.

— И куда мы направляемся, если не секрет?

— А куда бы вы хотели? — вопросом на вопрос ответил Сэкер.

— Туда, где побезопаснее.

— Признаюсь: это довольно трудно, — сказал Сэкер.

— Потому что вы не знаете такого места или просто не хотите говорить мне о нем? — попробовал уточнить Дойл.

— В сложившейся ситуации осталось не так много мест, где вы по-настоящему можете чувствовать себя в безопасности. Должен вам сказать, что нам теперь далеко не убежать.

Он снова улыбнулся.

— И вы находите это забавным? — хмыкнул Дойл.

— Наоборот. Ваши дела складываются хуже некуда.

— Мои дела? — в изумлении поднял брови Дойл.

— Зная об угрожающей вам опасности, стоит принять соответствующие меры и начать действовать, а не паниковать впустую. Именно так, и никак иначе. Мой девиз: действовать при любых обстоятельствах.

— А сейчас мы действуем, профессор? — с иронией спросил Дойл.

— Ну конечно, — утвердительно кивнул Сэкер.

— Тогда доверяюсь вам целиком и полностью, — устало проговорил Дойл. Ему надоело строить догадки по поводу этого странного весельчака, который дважды в течение одного часа спас ему жизнь.

— Не хотите ли глотнуть еще? — Сэкер протянул фляжку. Дойл отрицательно покачал головой.

— Настоятельно рекомендую, — улыбнулся Сэкер.

— Ладно, давайте. — Дойл пригубил из фляжки. — И валяйте рассказывайте.

— Недавно вы пытались опубликовать кое-что из написанного вами, — начал Сэкер.

— Какое это имеет отношение ко всему происшедшему? — удивился Дойл.

— Именно об этом я и пытаюсь вам рассказать. — Улыбка не сходила с губ Сэкера.

— Ну так рассказывайте, — нетерпеливо заерзал на сиденье Дойл.

— Гмм. Тяжелое это дело — издать книгу. Общение с издателями быстро разочаровывает, так мне это представляется. Однако вы не производите впечатления человека обескураженного или отчаявшегося. Наоборот, вам, очевидно, присущи недюжинные упорство и настойчивость.

Дойл молчал, ожидая, когда Сэкер в очередной раз протянет ему фляжку.

— А совсем недавно вы попробовали предложить для публикации вашу рукопись под названием, если я не ошибаюсь, «Темное братство».

— Верно.

— Однако боюсь, что без особого успеха, — усмехнулся Сэкер.

— Ну так нечего мне напоминать об этом.

— Я просто констатирую факт, старина. Жаль, что я не читал рукопись. Однако, судя по тому, что мне удалось узнать, сюжет вашего рассказа — а это художественное произведение — строится вокруг… магических тайн.

— Да, отчасти.

«Интересно, откуда он узнал об этом?» — подумал Дойл.

— Что-то вроде ордена колдунов, — продолжал Сэкер.

— Вы недалеки от истины: речь действительно идет о сообществе негодяев, — не стал отрицать Дойл.

— Ну да, о тех, кто вершит темные дела, общаясь, скажем так, со злыми духами.

— Но ведь это обычный приключенческий рассказ, разве нет? — попытался защищаться Дойл.

— С элементами сверхъестественного, — добавил Сэкер.

— В общем, да, — подтвердил Дойл.

— Добро в борьбе против зла, и все такое.

— Вечная тема, — согласно кивнул Дойл.

— А проще говоря, «жареное».

— Вот как? Я почему-то надеялся, что мои произведения можно оценить и повыше, — с огорчением произнес Дойл.

— Не принимайте так близко к сердцу, друг мой. Я вовсе не литературный критик. Вы где-нибудь раньше публиковались?

— Да, несколько рассказов были напечатаны, — скромно пояснил Дойл, преувеличив самую малость. — Я сотрудничаю с одним из периодических изданий.

— Что за издание, разрешите узнать? — спросил Сэкер.

— Это детский журнал. Уверен, вы его не знаете.

— И все-таки, как он называется? — настаивал профессор.

— «Журнал для мальчиков», — ответил Дойл.

— Действительно, никогда не слышал о таком. Но скажу, что я думаю об этом. Совсем не плохо, если ваши рассказы развлекают. В конце концов, всем людям хочется именно этого — немного развеяться, забыть о своих тревогах и печалях, почитать нечто необыкновенное.

— Ну да. И чтобы голова немного работала, пока читаешь, — добавил Дойл.

— Само собой. Высокие устремления всегда подталкивают нас к подлинным свершениям, — без всякой иронии произнес Сэкер.

Дойл не без удивления посмотрел на него:

— Мне, естественно, интересны ваши взгляды, однако не могли бы вы все-таки сказать, какое отношение к сегодняшним событиям имеет моя книга?

Сэкер помедлил с ответом, затем доверительно проговорил:

— С вашей рукописи сняли несколько копий.

— Кто, хотелось бы узнать? — спросил Дойл.

— Те, у кого есть связи.

— И кому же в руки попала моя рукопись?

— В очень плохие руки, — со вздохом произнес Сэкер.

— Боюсь, вам придется кое-что уточнить.

Посмотрев на Дойла так, словно хотел его загипнотизировать, Сэкер заговорил вполголоса:

— Представьте себе группу совершенно необычных людей. Жестоких, но очень умных, в известном смысле просто блестящих. У каждого из них прочное положение в обществе, которое осыпало их многочисленными почестями и наградами за их достижения. И все они насквозь… аморальны. Этих людей объединяет одно — желание обрести безраздельную власть над миром. И даже больше. Они жаждут чего-то большего, и все, что связано с ними, абсолютно секретно. Никто не знает, чем занимаются эти люди. Однако в том, что они реально существуют, нет никаких сомнений. Вам не кажется это знакомым?

Дойл на минуту потерял дар речи. Потом ошеломленно сказал:

— Это мой сюжет.

8
{"b":"106494","o":1}