ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

- Но почему вы не захотели выходить вместе со всеми? Ведь там, на поверхности, гораздо лучше! Там есть солнце и свежий воздух! Может быть, волки отпустили бы вас на свободу?!

- Как же, «отпустили»! Волки отпустили бы Брех-Ло наслаждаться солнышком и свежим воздухом? - театрально всплеснул руками хруль. - Держи карман шире! Да никогда в жизни! Ни-ког-да! Я спрятался, потому что боялся, что они выведут меня наружу и там казнят, как обещали…

- Казнят?! - глаза Хитрой испуганно округлились.

- Именно! - подтвердил хруль. - А так они обо мне просто забыли…

- Но за что волки хотели казнить вас, почтенный Брех-Ло? Наверное, вы боролись против разбоя? Вы бросили вызов шайке Зуба? - серьезно предположила Хитрая.

Вопрос явно смутил хруля, и это было удивительно. Ведь хрули недаром прозывались в Архипелаге «несмущаемыми»!

Брех-Ло опустил глаза и принялся старательно ворошить гнилую солому свободной от цепи лапкой. Однако же и за словом в карман он не полез.

- Конечно, было бы преувеличением сказать, что я бросил вызов шайке Зуба… И все-таки в некотором роде… В некотором роде, так и было… Мы с Зубом были компаньонами. Не друзьями, нет! Просто деловыми партнерами! Организовали одну выгодную концессию в Тридесятом царстве… На равных вложились деньгами в одно прибыльное дельце… Ну то есть я вложился не деньгами, а своими умениями, которые, смею вас уверить, дороже золота! А Зуб - тот, конечно, деньгами… Но кто же знал, что дела пойдут так плохо! В общем… Наше дело прогорело. А Зуб обвинил во всем меня!

- Но вы же не виноваты? - с надеждой спросила Хитрая. Она была просто околдована речами Брех-Ло.

- Конечно нет! - напыщенно воскликнул Брех-Ло (и эта-та напыщенность пуще всех аргументов свидетельствовала - что-то тут нечисто!).

- Тогда почему же они обвинили во всем вас?

- Ну, почему-почему… - пробормотал хруль, задумчиво гремя цепью. - Ну должен же кто-то быть виноватым, правильно?

Объяснение показалось всем лошадям исчерпывающим. Разве что Печальный, конь умный и проницательный, недоверчиво наморщил нос.

А вот Кусачего последняя реплика хруля (точнее, звон цепи, которым она сопровождалась) навела совсем на другие мысли.

- Послушайте, почтенный Брех-Ло, но ведь вы остались здесь совсем один, да еще и прикованный цепью… Вы не боялись, что умрете от голода?

- Конечно, я боялся! Еще как боялся! - воскликнул Брех-Ло. - Но ведь мы, хрули, можем прожить без воды и еды целых две недели, а то, глядишь, и больше! Я все-таки надеялся, что рано или поздно в эту проклятую тюрьму явятся какие-нибудь благородные существа. Волшебники, например. Или вы, лошади. А поголодать пару недель - это ведь гораздо лучше, чем когда тебе рубят голову, верно?!

Бубенций страдальчески закатил глаза - что такое голодать две недели он себе совершенно не представлял.

По правде сказать, если бы ему предложили на выбор проголодать хоть три дня или лечь под топор палача, он, не ровен час, выбрал бы второе!

Бубенций не ел с самого утра. И уже чувствовал, что умирает, просто умирает!

- Но откуда вы знали, что кто-нибудь обязательно придет? - поинтересовался Печальный.

- Я был просто в этом уверен! Я чувствовал, что скоро в Черном Городе станет жарко! Не даром же волки дали отсюда деру? Украсть Снежную - это вам не фунт изюму! Тут не обойдется без большой войны!

- Снежную? Вы сказали «Снежную»? - тотчас же оживился Быстрый, до этого понуро стоявший позади Хитрой.

- Да, я сказал «Снежную».

- Вы видели ее? Она была здесь, в этой тюрьме? Как она себя чувствует? Хорошо ли о ней заботятся? Она случайно не заболела?

- Только не все вопросы сразу! - суетливо замахал лапками Брех-Ло. - Да, Царица Снежная была в Черном Городе еще вчера днем. Я лично ее не видел - в это подземелье ее, хвала Большой Деньге, не приводили. Ведь все-таки Царице не пристало жить в такой грязи!

- Откуда же вы знаете, что она была в Черном Городе? - спросил Печальный.

- Брех-Ло очень информированный хруль! - самодовольно сказал тот и выждав, пока лошади не почувствуют себя заинтригованными до последней крайности, сказал:

- Вчера в соседнюю камеру привели молодого волчонка по имени Бука. Он проштрафился тем, что тайком дал Снежной яблоко!

- Неужели они ее не кормят!? - воскликнул Быстрый. - Изверги!

- И что еще рассказывал этот волчонок Бука? - деловито спросил Печальный.

- Он говорил, что Снежную собирались увозить из Черного Города. Бука говорил, что видел огромную повозку, подготовленную специально для Снежной. И что эту повозку будут везти сразу три десятка волков, а Снежная будет ехать внутри!

- Теперь понятно, что имел в виду тот несчастный волк, фон Злюкка, когда говорил, что «Снежную у…» Он просто хотел сказать, что Снежную увозят! - догадалась Хитрая.

- А Бука не сказал случайно, куда именно Зуб намерен повезти Снежную на этой повозке? - спросил Печальный.

- Откуда мог узнать такие важные сведения грязный, оборваный волчий детеныш? - с легким презрением спросил хруль. - Но мне лично ясно, что они поедут по мощеной дороге к Порту Семи Штормов. Посудите сами - разве может такая повозка ехать по горным тропам?

- Что верно, то верно, - откликнулся Печальный.

- В таком случае мы должны тут же броситься в погоню! - безапелляционно заявил Быстрый. - Если мы будем скакать без отдыха, мы догоним их! Разве могут даже три десятка волков тягаться в скорости с нами, лошадьми?!

- Но Быстрый, - с укором сказала Хитрая, которая была такой усталой, что от одного слова «скакать» у нее подкашивались ноги, - для того, чтобы броситься в погоню, нужно хотя бы выйти из этой тюрьмы! А этого-то мы сделать как раз и не можем. Разве забыл про Жадину?

- Об этом я как-то не подумал… - угрюмо сказал Быстрый.

- Не верю своим ушам! - вдруг воскликнул хруль. - Неужели я не ослышался? Вы что, и впрямь не смогли договориться с Жадиной?!

- Не-ет, - в один голос сказали удивленные лошади.

- Но он же требует сто тысяч! - пояснила Хитрая.

- Сто тысяч? Гм… Я вижу, аппетиты Жадины растут не по дням, а по часам! Еще позавчера он требовал всего десять тысяч! - ухмыльнулся хруль.

Но какая нам разница, сто или десять тысяч? - прогнусавил Бубенций. - Ведь все, что у нас есть - это десять золотых!

- Предоставьте это мне! - авторитетно заявил хруль. Он даже сделал три широких шага по направлению к лестнице, что вела к выходу (а, стало быть, и к Жадине).

Правда, Брех-Ло совершенно позабыл о цепи и жестоко поплатился за это - он занес ногу для четвертого шага, цепь натянулась, хруль оскользнулся о каменный пол и… растянулся на брюхе, беспомощно вытянув вперед свои когтистые лапки!

Хотя выглядело это комично, никто из лошадей даже не улыбнулся - всем успел полюбиться славный хруль.

Он ведь был таким вежливым! Таким забавным! Но главное, в отличие от подавляющего большинства своих собратьев-хрулей, Брех-Ло практически совсем не говорил о деньгах!

- Проклятая цепь… - простонал Брех-Ло, потирая ушибленные колени. - Про нее я как-то забыл…

- Предоставьте это мне, почтенный Брех-Ло! - сказал Кусачий и тут же вызвался помочь хрулю.

Четыре удара железного копыта Кусачего - и хруль оказался свободен!

- Сто тысяч! - проревел Жадина, когда хруль что было сил пнул тяжеленную дверь, за которой лошадей ждала свобода.

- Опомнись, Жадина, это же я, Брех-Ло! - спокойно сказал хруль.

- А мне без разницы, Брех-Ло ты или не Брех-Ло. Сто тысяч! - повторил Жадина.

- Я вижу, ты уже не Жадина, а Супер-Жадина! Прошлой осенью ты просил всего лишь пять тысяч.

Сто тысяч!

- А два дня назад - всего десять…

Тут Жадина не выдержал.

- Можно подумать, ты дал мне хотя бы медный грош! - гаркнул он и, поразмышляв чуток, добавил:

- А в прошлом году? В прошлом году, как раз под Новый год? Ты обещал мне целую телегу золота. И что? Где она, эта телега?

- Работы ведутся! - как ни в чем не бывало отвечал хруль. - Ты думаешь, все это время я сидел сложа руки? Ты ошибаешься, Жадина! Все это время я работал без сна и отдыха! Знаешь, сколько выгодных дел я организовал за это время?

22
{"b":"106495","o":1}