ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

- С сегодняшнего дня у нас борьба с терроризмом! И с модами нам тут не по пути! - объявил Валентин Ромуальдович. Он так разъярился, что в его фигуре снова проступила армейская выправка бывшего десантника.

- И никаких больше либеральничаний! Ни-ка-ких! - заключила Роза Марленовна с командирским видом.

Конечно, в 7-Б никто толком не знал, что значит «либеральничать».

Но общий смысл поняли все. Теперь, после Ужасной Картины, ничего хорошего от родной школы не жди!

И, конечно, стало ясно, что Роза Марленовна больше всего боится, как бы кто-нибудь не продолжил дерзкий почин неизвестного террориста. Вдруг завтра, а может послезавтра на прежнем месте над дверями появится очередная карикатура!

Только изображена на ней будет не Виола Ивановна в бричке, запряженной горе-женихами, а сама директриса в окружении заварных пирожных, которых она могла проглотить за раз целую дюжину! А там и до Крокодилы дело дойдет. И до Диеты…

Что же это в самом деле начнется, если все, кому захочется, начнут издеваться над учителями?

Новость об отмене показа мод буквально потрясла школу.

Девчонки 7-Б враз погрустнели. Выходило, что событие, к которому они готовились с самых весенних каникул, выпрашивая у своих мам шляпы и браслеты, перешивая бабушкины плюшевые халаты на вечерние платья с декольте, срывается из-за какой-то идиотской картинки!

Выходило, что дискотеки, на которой каждый из мальчишек 7-Б рассчитывал станцевать медленный j танец с Кристиной Заграйской, не будет! И все из-за куска ватмана, на котором накарябаны какие-то неприличные глупости!

Нет, вынести такое мог только человек со стальными нервами…

Но не успел класс взорваться негодующими воплями, как дверь отворилась и на пороге снова показалась фигура Розы Марленовны в цветастом платье фасона «Прощай, молодость!».

- Имейте в виду, ребята, - медовым голоском сказала директриса, - если кто-нибудь из вас поможет мне найти и наказать виновного, то я, может быть, и разрешу снова и дискотеку, и показ мод!

Когда дверь затворилась, класс наконец зашумел.

- Знала бы, кто сделал, - писклявым голосом заявила хорошистка Оля Вострикова, - я б ему… я б ему… я б ему все лицо расцарапала!

- А я… а я… я б с ним потом никогда не здоровалась! - сказала Даша Ким.

- Можно подумать, большая честь с тобой здороваться, - как всегда съязвил Уткин.

- А я… я бы ему правый хук провел! Прямо в челюсть! - простодушно заявил Антон Кулачник. Он очень гордился тем, что неделю назад записался в секцию по боксу.

«Знали бы вы, что это сделал ваш любимый Леха Тюленько…» - вздохнул Денис, однако промолчал.

- Это ужасно! - всхлипнула вдруг Кристина Заграйская и… заплакала.

- И не говори, - шморгнула носом Оля Вострикова.

- А я так надеялась! - к плачущим девчонкам присоединилась и Даша Ким.

- А я во дворе уже всем девочкам нахвасталась, - грустно всхлипнула Юля Бушуева. - Теперь они поднимут меня на смех…

И только Леся Кобзарина молчала. Хотя к показу мод она подготовила целых три костюма.

Вид плачущих девчонок показался Денису совершенно невыносимым. Таким же невыносимым, как зрелище плачущей Виолы Ивановны.

Он отвернулся к окну.

Больше всего в тот момент ему хотелось стать невидимкой. И уж, конечно, он боролся с огромным, как небоскребы в Нью-Йорке, искушением: пойти к Розе Марленовне, рассказать все и тем самым положить конец кошмару со слезами и разочарованиями. Ведь это было в его власти!

- Деня, а ты чего там притих? - вдруг громко спросил его Тигра. - Тоже ревешь, что ли?

- Сдается мне, Денька в курсе, кто Виолу нашу опредметил, - проницательно добавил Подольский. - Уж больно смирный он сегодня.

- А может, это вообще он нарисовал?

- Вряд ли. Он у Виолы в любимчиках ходит. Слышал, небось, она его «свитхартом» называет!

- Так знаешь или нет? Говори немедленно! - потребовал Антон Кулачник, притискивая Дениса к оконному косяку.

Несколько секунд в душе Дениса боролись желание сказать «да» и нежелание выдавать товарища. Ведь после всей этой истории Леху Тюленько непременно выгонят из школы. С позором, с нервотрепкой! И навсегда испортят ему характеристику. А его старая больная мама Мария Григорьевна даже не заплачет, а только будет смотреть на него, Дениса, с немым укором…

«Нет, пусть лучше провалится эта дискотека сквозь землю. Вместе со всеми этими дурацкими модами!» - решил Денис.

«А с Лехой я потом лучше сам поговорю. Один на один. Чтобы больше так не делал, придурок майский!» - решил Денис, и на душе у него вроде как полегчало.

Он посмотрел Антону Кулачнику прямо в его упрямые глаза и твердо сказал:

- Отцепись. Не знаю я ни фига. И знать не хочу.

Вид у Дениса был таким грозным, что даже новоиспеченный боксер Кулачник сразу пошел на попятную.

- Да ты чего сразу в бутылку лезешь? Я же просто спросил!

- Никаких проблем, пацаны, - примирительно сказал Альберт Подольский. - Я тут вообще подумал, что нам эта школьная дискотека? Можем устроить у меня дома еще и получше! Моды эти ваши тоже можно у меня дома показать! И всех делов!

- А родители разрешат? - с сомнением спросили девочки.

- Спрашиваете! Да предки у меня просто шелковые!

- А место у тебя в квартире есть? - скептически спросила Оля.

- Ха! Да у меня восемь жилых комнат, не считая гостиной и двух ванных! Так что в следующее воскресенье приглашаю всех к себе! Но только учтите: гамбургеров я не обещаю. И колу тоже несите с собой сами!

Класс грянул дружное «ура»! Да так громко, что директриса Роза Марленовна, которая подслушивала у замочной скважины под дверьми, едва не оглохла.

А после обеда Денис подкараулил Леху Тюленько в парке.

Как и ожидал Денис, Леха выгуливал своего Баксика под каштанами центральной аллеи.

Выглядел Леха понурым. Когда Денис окликнул его, одутловатое лицо Тюленько стало затравленным и испуганным, словно бы Денис был не Денисом, а Фредди Крюгером, явившимся за своей очередной жертвой.

- Чего это ты тут делаешь? - спросил Леха.

- Тебя ищу, - без обиняков ответил Денис.

- Делать тебе нечего? Я вообще-то болею…

- Ага. Двухсторонним воспалением хитрости, - скептически процедил Денис.

- Ну, не веришь - не надо, - Леха сделал вид, что обиделся, и даже два раза натужно кашлянул. - Вообще-то я простудился.

- Оно и видно. А чтобы температуру побыстрей сбить, пошел в парк прогуляться.

- Я бы не пошел. Но собаке-то надо в туалет! Не может же она ходить прямо в подъезде!

- Ну почему, вот Мопассан, кот нашей соседки, только в подъезде и делает…

- Мой Баксюта не из таких. Он у меня культурный. А вообще чего ты меня искал? - робко спросил Тюленько.

- Поговорить надо.

- О чем это? - ощетинился тот.

- Да о Виоле Ивановне.

Леха посмотрел на Дениса глазами, полными ужаса, но тут же кое-как взял себя в руки и даже попытался соврать.

- Она что, меня сегодня вызывала?

- Не вызывала.

- Странно, - наигранно удивившись, пожал плечами Леха. - А то в прошлый раз обещала… Что проходили?

- Ничего не проходили. Урока не было.

- Виола заболела? Или почему? - Леха скроил заинтересованную мину.

Увы, актер из него был препаршивейший. Такого актера режиссер наверняка задушил бы на первой же репетиции, если бы вдруг взял его в свой театр.

- По кочану, - довольно грубо сказал Денис. - Надоело мне это. Хватит из меня дурака делать. Знаю я все.

- Что это «все»? - переспросил Леха. Голос его предательски дрожал.

- Да все. Про картину твою. И про то, что это ты нарисовал. Ну, может не нарисовал, а художнику заказал.

Леха молча посмотрел Денису прямо в глаза. Взгляд у него был полубезумный. И Денис вдруг подумал, что Леха вот сейчас возьмет - да и упадет в обморок, как директриса на лестнице перед школой.

И что он тогда будет с ним делать? Кричать на весь парк «доктора! доктора!»? Или делать ему искусственное дыхание, как учили на уроках самообороны и выживания?

28
{"b":"106495","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Снова поверить в любовь
Поступай как женщина, думай как мужчина. Почему мужчины любят, но не женятся, и другие секреты сильного пола
Тело-лекарь. Книга-тренажер для оздоровления без лекарств
Осторожно, в доме няня!
Первая сверхдержава. История Российского государства. Александр Благословенный и Николай Незабвенный
Внутренняя инженерия. Путь к радости. Практическое руководство от йога
Большая книга психологии: дети и семья
Cozy. Искусство всегда и везде чувствовать себя уютно
Кукушка