ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Но Владе удалось-таки отменной вежливостью и откровенной лестью склонить горшочек к милости.

Ребятам досталось по крестьянскому омлету (как легко догадаться - тоже «по-голландски»), по чашке клюквенного мусса и стакану апельсинового сока. Что в сочетании с тортом и сыром, оставшимися с обеда, гарантировало плотную, но необременительную трапезу на сон грядущий.

Коля, Влада и Денис уже уселись за стол, когда вдруг вспомнили, что так и не виделись после обеда с Максимом.

Когда Денис собрался сходить постучать в дверь его комнаты, Максим явился сам, легок на помине.

Он исполнил свой замысел, можно сказать, на все сто двадцать процентов. Максим проспал до самого вечера и теперь, протирая глаза, недовольно кривил заспанную физиономию.

Коля встретил Максима скептической ухмылкой:

- А-а-а, пришел наш герой-соня.

- Вы тоже хороши, друзья называется. Не могли раньше разбудить.

- Сон - дело личное, - изрекла Влада.

- Тем более, очень легко догадаться, какими словечками встретил бы ты любого, - язвительно заметил Денис, - кто посмел бы тебя потревожить. Обзывался бы, небось, и тапками швырял?

И то правда, я такой, - согласился Максим, виновато улыбнувшись. - Ну-ка, что тут у нас… - он окинул сервированный стол взглядом полководца перед битвой. - О, какой аппетитный омлет!

- Поспали - теперь можно поесть, поели - теперь можно поспать… - вроде бы в сторону, но на самом деле с подначкой заметил Коля.

Максим нахмурился.

- Ты чего это?

- Того. Разве тебе не интересно узнать, что стряслось, пока ты спал?

- А что могло стрястись такого уж особенного? - пожал плечами Максим, разрезая омлет на аккуратные клинья. - Наш кит плывет к Колокольному проливу, а Кубеллан за всем присматривает. Стало быть, ничего необычайного не произошло и произойти не могло. Вдобавок, Берендей просил нас ничего не пугаться. Я думаю, даже если что-то и стрясется, он все уладит сам.

Влада посмотрела на Максима с жалостью, Денис - с неприязнью.

Коля, покосившись на зануду, скривился как середа на пятницу.

- Но Максим, - сказал он, - тот же Берендей Кузьмич говорил, что «не пугаться» и «не удивляться» - разные вещи. А ты, по-моему, как нарочно решил ничему не удивляться и встречать все кислой миной!

- Вовсе нет, - обиженно буркнул Максим и принялся поглощать омлет с таким ожесточением, будто ничего не ел со вчерашнего вечера.

Ребята переглянулись. Они так хотели рассказать Максиму новости о Лицее Волшбы и Чародейства, поделиться своей радостью, но теперь как-то расхотелось…

Омлет доедали в молчании, уставившись в свои тарелки.

Но когда приступили к вафельному торту, Денис не выдержал.

- Слушай, Максим, так нельзя! Ты даже не хочешь узнать, куда мы плывем!

- Не хочу. Потому что уже знаю. Денис опешил, но виду не подал.

- И куда же?

- На остров Буян.

- Это понятно, что на Буян, - Денис победительно улыбнулся. - А вот дальше? Куда именно, на Буяне-то?

- В какую-то особую школу, где нас будут учить волшебству.

- Да откуда ты это знаешь?! - воскликнул Денис. - Ведь тебя же с нами не было!

- Не было, - Максим кивнул. - Ну и что с того, что не было? Я пока спал, сон видел. Между прочим, довольно страшный. За мной гонялось что-то среднее между человеком и здоровенным псом и притом мерзко завывало. Говорило, что никогда мне не добраться до Буяна и никогда не попасть в школу… то есть нет, в Лицей… и никогда не учиться волшебству…

Максим замолчал, потому что в этот самый момент он откусил здоровенный кусок торта и усердно заработал челюстями.

Денис со значением посмотрел на Владу. Чем-то сон Максима неуловимо напоминал происшествие возле двери в Закрытку. Только там им с Владой удалось увидеть нечто важное наяву, а здесь речь шла о сновидении.

- Ну ничего себе, - Коля тихонько присвистнул. - Но ведь сны - это ерунда, «мультяшки». Мне родители объясняли, что во сне никогда ничего важного не увидишь. Это вроде как фильм. Наш мозг во время бодрствования «снимает» все подряд, как кинокамера. А сон - это вроде сумасшедшего монтажа всего того, что мозг «наснимал» за день или там за неделю. Конечно, я видел пару снов, которые потом сбылись. Например, мне очень хотелось настоящий горный велосипед, и я увидел сон, в котором родители его купили. А потом, через неделю, мне его действительно подарили - на окончание учебного года. Но тут-то все ясно. Я знал, чего хотеть. Вот и хотел - до такой степени, что он мне даже сниться начал. А ты-то ничего никогда не знал о Лицее Волшбы и Чародейства!

- Я и о людях с собачьими головами ничего не знал, - невозмутимо ответил Максим. - Но я к такому привык. Когда я учился во втором классе, я почти каждую неделю видел во сне что-то такое, чего никогда не знал и о чем слыхом не слыхивал. Я таа-кого навидался, что никому не пожелаю. Просыпался потом с ревом. Родители мои просто с ума сходили. А иногда видел что-то полезное. Например, однажды встретил я во сне какого-то дядьку, на индейца похожего. Он мне сказал, чтобы я обязательно наутро притворился больным и в школу не ходил. Сказал родителям, что голова болит, градусник натер - ну, понятно, в общем. Меня два раза просить не надо было. Короче, я никуда не пошел, а на следующий день выяснилось, что в нашей школьной столовой какая-то ерунда с молоком случилась и половина моего класса желтухой заболела. А у меня печень в детстве и без того больная была. Догадываетесь, что было бы, если б я тогда в школу пошел?

- А что с тетками, которые в столовой работают, сделали? Это ж преступление просто - детей желтушным молоком травить! - воскликнул любопытный Коля.

- Да при чем тут это! - взорвался Денис. - Человек такие вещи про себя рассказывает, а тебе про теток интересно! Слушай, Максим, а ты постоянно такие сны видишь?

Какие?

- Ну… познавательные.

- Нет. Стоило тому году закончиться - и все как рукой сняло. Сны как сны - «мультяшки» одни. Но вот сейчас был сон совсем другой - как будто из тех, из прежних. Все как взаправду.

- Трудно было бы во все это поверить, - задумчиво сказал Денис, - если б только в твоем сне не шла речь о Лицее. Но ведь насчет того, что мы плывем в Лицей - правда. Выходит, правда и то, что мы встретим какого-то человека с головой собаки? Который будет за тобой гоняться?

- Не знаю. Мои сны не всегда сбывались. А иногда сбывались наоборот.

- Хотелось бы верить… - пробормотал Коля.

В лицо дул крепкий, влажный ветер. Если бы предусмотрительная Влада не настояла на том, чтобы все надели легкие куртки, здесь им было бы не простоять и двух минут - окоченели бы!

Небо за их спиной еще тлело, и нижняя кромка облаков золотилась, подсвеченная из-за горизонта зашедшим солнцем. Впереди, куда направлялась левиафан-каравелла, царила уже густая, непроглядная синь, на которой проступали первые звезды.

Море немного волновалось, но для могучей туши кита вода будто бы ничем не отличалась от воздуха. «Веселый Голландец» легко разрезал морскую поверхность, и качка не ощущалась совершенно.

Денис, Влада и Максим вышли прогуляться перед сном и забрались на своеобразный «полубак» левиафан-каравеллы. Он находился в начале той улицы, на которой стояли жилые постройки, и представлял собой широкую подковообразную колоннаду, накрытую сверху крышей.

На «полубаке» неожиданно обнаружились три волка - совсем неприметные в сгущающихся сумерках.

Это были те самые послы, которых Денис уже видел днем на смотровой башенке. Барон Густав фон Лютич и его, так сказать, коллеги, молча поклонились ребятам.

Те, не очень хорошо представляя себе, как нужно реагировать на подобные приветствия, неловко поклонились в ответ.

Никто из ребят этих волков не боялся. И все-таки они предпочли отойти подальше.

Волки продолжили прерванный их появлением разговор. Говорили они вполголоса и явно не по-человечьи. До ребят доносилось только негромкое потявкиванье. Время от времени кто-то из волков мотал головой, и тогда в сумерках вспыхивали два ярких желтых огонька.!

43
{"b":"106495","o":1}