ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Взгляд Дениса зацепился за шары-светильники.

Каждый из них стоял на трех тонких металлических ножках… Но эти ножки, вот незадача, были прибиты к полу гвоздями сквозь дырочки, просверленные в отогнутых железных полосках!

Однако ничего лучшего в комнате не было.

Денис схватился за одну из ножек и изо всех сил дернул ее вверх. Удивительно, но все четыре гвоздя были крошечными и словно только того и ждали, чтобы за ножки кто-нибудь дернул!

Гвозди сразу же выскочили из пола. Светильник качнулся.

Вскоре Денис полностью отодрал свое импровизированное оружие от пола.

Тяжесть шара с тремя железными прутьями сразу же придала Денису уверенности.

К слову сказать, светильник вовсе не погас. Более того, его свет стал ярче и приобрел какой-то особенный голубой оттенок!

Тем временем во всем домике творилось черт знает что. Звучали грубые, лающие команды. Грохотали сапоги. Кстати, грохотали они уже по лестнице, ведущей на второй этаж, то есть к комнатам Дениса и Максима!

Кажется, тихонько пискнула Влада.

Денис мысленно попрощался со своими родителями и бабушкой.

Послал воздушный поцелуй Кристине Заграйской.

Тигре завещал свой замечательный - английский - футбольный мяч.

А затем - набрал полные легкие воздуха и распахнул дверь.

Свет затопил верхнюю площадку лестницы и дверь в комнату Максима.

В нос ударил незнакомый резкий запах.

Впрочем, почему же незнакомый? Воняло застарелой псиной!

- Убирайтесь прочь! - пронзительно выкрикнул Денис, впрочем, еще даже не различая тех, кому был адресован его ультиматум. - Иначе вам придется иметь дело со мной!

И тотчас же из темноты проступила омерзительная оскаленная харя.

Это была голова пса. Матерого, беспощадного волкодава.

Но покоилась она… на вполне человеческих плечах!

Росту песьеголовец был устрашающего - под два метра. На нем не было никакой одежды, если не считать нашейного ожерелья из громадных саблевидных зубов, пояса, сапог и набедренной повязки. В правой руке он сжимал головастую дубинку.

«Выходит, у Максима сон был в руку?!» - пронеслось в голове у Дениса.

Пожалуй, если бы Денис был робкого десятка, он предпочел бы просидеть под кроватью до утра, вместо того чтобы участвовать в подобных приключениях, больше похожих на оживший ночной кошмар.

Песьеголовец поднимался по лестнице, но теперь застыл, временно парализованный светом.

Он отшатнулся, защищая рукой (рука была человечья, но сплошь обросшая шерстью) желтые глаза с какими-то несобачьими, вертикально поставленными зрачками-черточками.

Похоже, что разгорающийся все ярче голубой свет был ему не по нраву!

- Не подходи! - потребовал Денис (голос его звучал отнюдь не так грозно, как ему хотелось бы, но все-таки достаточно грозно).

С видимым усилием нападающий песьеголовец преодолел еще две ступеньки и вдруг… рухнул на колени, будто ему на плечи свалилась неподъемная тяжесть!

- Здесь человечий щенок с Булавой Света! - зарычал он. - Слышите, одностайники?! Сбываются пророчества! Проклятый князь послал нас на верную гибель!

- Ты что, веселящих улиток обожрался? Или совсем спятил, За-Четверых-Едала?! - поинтересовались откуда-то снизу начальственным тоном. - Впрочем, ты и раньше-то был ума небольшого! Хватай щенка и волоки его вниз! Девчонку мы уже упаковали!

- Слышь, Хвост-Набок! Здесь Булава Света! Клянусь ненасытной алчностью моего бати!

Чувствуя, что дорога каждая секунда, Денис примерялся как бы получше навернуть светильником замешкавшуюся тварь. Но руки слушались плохо, да и бить беспомощно стоящего на коленях врага воспитание не позволяло.

Денису требовалось спешно решать: уместно ли в такой ситуации применить оружие или следует проявить благородство и потребовать от врага сдаться на милость победителя?

Неизвестно, как развивались бы события дальше, если бы в этот момент из своей комнаты не выскочил Максим.

Он рывком распахнул дверь (а все двери в доме открывались наружу) и… хлоп!

Дверь на полной скорости врезалась в отведенный для удара светильник, который тут же разбился.

Зазвенели осколки.

На лестничной площадке второго этажа воцарился полумрак, чуть разбавленный обычными (а не голубыми!) лучами светильников из комнаты Максима.

Песьеголовец тотчас же воспрял духом. В полумраке замерцали его бледно-зеленые глаза.

- А-а, еще один щенок? Ну держитесь!!! - заревел он так, что у Дениса едва не лопнули барабанные перепонки.

Следующие несколько секунд запомнились им с Максимом плохо.

Денис помнил только, что его захлестнула новая волна смрада. После чего он обнаружил себя висящим вниз головой за спиной у песьеголовца.

Рядом с ним болтался Максим.

Выходило, что песьеголовец заткнул дубинку за пояс, ловко схватил их обоих за лодыжки и, пользуясь своей великанской силой, легко забросил себе за спину, как два мешка.

«Все пропало! Нас сейчас съедят! Обглодают, как копченое ребрышко!» - стучало в висках у Дениса, когда песьеголовец спускался со своей добычей вниз по лестнице.

Висеть вниз головой за спиной у вонючего субъекта с песьей головой - это тебе не телевизор смотреть. Тут уже не до событий, происходящих вокруг.

Впрочем, кое-что Денису удалось рассмотреть.

В гостиной царил полный разгром.

Диван был перевернут, а его велюровая обивка разодрана в клочья, словно бы пятьдесят бешеных котов точили здесь когти.

Обеденный стол валялся на боку.

Рядом с ним громоздились обломки двух стульев.

На стенах прихожей метались багряные сполохи - как будто перед домом разожгли костер и оставили входную дверь распахнутой настежь. Но дымом не пахло, так что о происхождении сполохов оставалось только догадываться.

Ни Коли, ни Влады видно не было - вместо них на полу появились два завязанных мешка.

Тут же топтались еще два песьеголовца. Один был одет так же, как и тот, с дурацким именем За-Четверых-Едала, который похитил Дениса и Максима.

Другой - вероятно, главарь шайки - в дополнение к набедренной повязке носил короткий плащ болотного цвета.

- Надо бы их отключить, - предложил За-Четверых-Едала. - А то снова как разорутся!

Конечно, он имел в виду Дениса и Максима. Но Денису вовсе не хотелось, чтобы его «отключали». А потому он благоразумно помалкивал (что не мешало ему, впрочем, лихорадочно искать пути к спасению).

Где же Якоб ван дер Страхен, где матросы? Где Кубеллан?

Где, в конце концов, Берендей Кузьмич?

- Некогда, - проворчал в ответ главарь, которого звали Хвост-Набок. - И без того такой грохот подняли, что нас, небось, и на суше слыхать. Залезай на ковролет - пора сматываться!

- Ну, и где же та Булава Света, про которую ты нам заливал? - ехидно спросил другой песьеголовец.

- Не смекну что-то… - потупился За-Четверых-Едала. - Была, а потом вдруг на куски разлетелась. Право слово, одностайники, была! Сам видел!

- Уж я из тебя блох повычешу! До самых костей вычешу, раздолбай ты эдакий! - пообещал главарь, погрозив Едале пудовым кулачищем. - Ладно, линялые, возвернемся домой - я с вами по-свойски разберусь… А теперь приготовьтесь к полету… Даю стартовое заклинание… Ты звени, ковер крылатый, Звонче золота звени! Отнеси меня за море, Через чащу пронеси!

Все трое песьеголовцев сгрудились вокруг двух мешков, в которые - Денису, увы, теперь сомневаться не приходилось - были «упакованы» Влада и Коля.

Тут только он обратил внимание, что и мешки, и песьеголовцы стоят в центре неказистого, порядком затоптанного ковра, который, несмотря на свой почтенный возраст, со всех сторон обшит новенькими серебристыми колокольчиками.

Такого ковра - Денис был совершенно уверен - раньше в их домике не было. Разве можно не заметить такие чудо-колокольчики?

- Даю обратный отсчет… Гав-гав-гав!… Гав-гав!… Гав!

Стоило песьеголовцу прогавкать свой «отсчет», как откуда ни возьмись в комнату ворвался и закружил среди переломанной мебели напористый ветер.

49
{"b":"106495","o":1}