ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

И тут Дениса осенило.

- Максим, Леся, - горячо зашептал он, - идея! Мы подберемся к «Калифу», спрятавшись в дыму «черепахи»! Надо только выбраться на второй причал и подождать, когда ветер подует в нашу сторону.

Максим поглядел на «черепаху» и скептически покачал головой. - Глупая затея. Минут через семь она доползет до во-он того амбара и станет под разгрузку. А ее капитан что, дурак - стоять все это время под парами? Разумеется, он прикажет «Стоп машина!» и никакого дыма не будет.

Хотя Максим был прав, Денис и не думал сдаваться.

- Но хоть попробовать-то надо! А если повезет? А если ветер случайно успеет перемениться в нужную нам сторону?

- Если бы да кабы во рту выросли грибы… - проворчал Максим.

Денис понял, что в одиночку Максима не убедить и обратился к Лесе.

- А ты что скажешь?

- Дай-ка подумать…

Леся помолчала, задумчиво глядя на «черепаху» и будто что-то припоминая. Потом она поискала глазами на земле ивовый прутик, подобрала его и заключила:

- Отличная идея. Идем на пристань!

- То есть как это идем? - Максим в глубине души надеялся, что Лесе удастся отговорить Дениса от по затеи.

- А вот так и идем, не спеша. И о чем-нибудь болтаем. О безобидном таком. Скажем, о царевиче Млад-Салтаневиче. Как только ветер переменится мы окажемся в дыму, сразу едим по половине уменьшаблока - и со всех ног бежим по трапу на бор «Калифа».

- А с чего это ветру меняться? - упрямился Маь сим.

- Это уже моя забота, - заверила Леся. - Не забывай, что я уже немножечко волшебница. И кое чему успела научиться.

- Между прочим, - обратился Денис к Максиму, - никто тебя силком не тянет. Если боишься так и скажи.

Максим глубоко вздохнул, пытаясь справиться с волнением.

- Нет уж. Куда вы - туда и я.

Самым непростым делом оказалось «трепаться о чем-нибудь безобидном».

Тех, кто снимается в массовках исторических фильмов, режиссеры иногда просят изобразить ропот толпы. И тогда участники массовки бубнят себе и нос какую-нибудь чушь. Например: «О чем говорить, когда не о чем говорить?»

Похожим делом были заняты и юные сыщики, по второй пристани к «Калифу». Они мололи чепуху, пытаясь изобразить, что эта чепуха занимает сейчас как ничто на свете.

- Ну и дурак этот царевич Млад-Салтаневич бормотал Максим.

- Еще какой, - с фальшивой значительностью соглашался Денис.

- Нет, ребята, я вам так скажу: Млад-Салтаневич - это сила, - еле сдерживая смех, важно возражала Леся.

- Сила-то сила, а дурак, - не сдавался Максим.

- Не то слово, - качал головой Денис.

- Зато какие у него медведи! - продолжала Леся.

И медведи его дураки, - брякнул Максим. Тут уже все трое покатились со смеху. Что было совсем не вовремя, ведь они уже подошли к самым сходням «Калифа».

- Ребята, цыц, - прошептала Леся, спохватившись. - Продолжайте болтать, а я позову ветер.

- А почему, ха-ха, ты, Максим, ха-ха-ха, - Денис все никак не мог справиться с приступами душившего его хохота, - думаешь, что медведи Млад-Салтаневича такие уж дураки? Они хоть плясать умеют, а царевич только сидит сиднем и медом заливается.

- Плясать дело дурное, нехитрое, - без энтузиазма отозвался Максим. Он нервно ощупывал в своем кармане уменьшаблоко.

Тем временем, Леся прошептала несколько заклинаний. Потом она несколько раз взмахнула ивовым прутиком - примерно так, как если бы это был веник. И еще раз пустила в ход заклинания.

Получилось!

Не успели ребята и глазом моргнуть, как ветер с молодецкой удалью подхватил дымный шлейф «черепахи» и швырнул в сторону хрульского корабля. И пристань, и «Калифа» враз затянуло густой черной мутью.

Теперь надо было действовать стремительно. Ребята захрустели уменьшаблоками. По вкусу они напоминали обычные кислые яблоки, только имели какой-то легкий, неуловимый лекарственный привкус.

«Должно быть, - подумал Денис, - это и есть привкус травно-плодового волшебства».

«Вжик», - тихонько сказала одежда Дениса, стремительно уменьшаясь во множество раз. «Дзинь», - согласился с нею кортик. «Скрип», - поддакнули сапожки. Кругом все переменилось.

Непроглядная тьма рассеялась. На довольно большом расстоянии от Дениса - шагов в пятнадцать-двадцать - стояли Максим и Леся. А ведь только что они были совсем близко, рукой подать!

Денис поднял голову. Над ним, едва ли не на расстоянии вытянутой руки, клубилась огромная, устрашающая туча.

«Ага, - сообразил он, - это и есть дым, который вызвала Леся! Теперь мы такие крохи, что в полный рост легко помещаемся между пристанью и нижним краем дымной тучи!»

Доски, из которых была сколочена пристань, стали шириной в асфальтовое шоссе каждая. Щели между ними превратились во вполне ощутимые препятствия. Только бы провалиться в такую!

Денис боялся проверять, что случилось с его голосом. По идее, он должен был стать тоненьким, как комариный писк. Но он опасался, что даже этот комариный писк могут услышать чуткие хрули.

Поэтому Денис молча помахал Максиму и Лесе руками. Дескать, бежим скорее к сходням.

Тех два раза просить не надо было.

Перепрыгивая через щели, они припустили к высокой деревянной ступеньке - именно так теперь выглядел край сходень. Сходни круто поднимались вверх и тонули в угольной черноте дымной тучи. Брр!

Но отступать было поздно. Ребята вскарабкались на сходни и побежали навстречу черноте.

- Леся, ну ты молодчина, - прошептал Денис на бегу.

- Можешь говорить в полный голос - нас все равно не услышат, - заверила его Леся.

Как же нам не потеряться в этой черноте? Можно ведь заблудиться и шлепнуться прямо в воду, сказал Максим, опасливо глядя на горы пушистой черной ваты, в которую вот-вот им предстояло окунуться с головой.

- Будем карабкаться на четвереньках, на ощупь. Вот эта расщелина между досками выведет нас прямиком наверх, - предложил Денис.

- Вообще-то у меня есть замечательный самосветный перстень, - напомнила Леся. - Но, пожалуй, просвечивать им сейчас опасно. Как бы его отблески не прорвались наружу. Страшно себе представить, как всполошатся хрули, если увидят эдакую карманную грозу посреди тучи копоти! Так что Денис прав - лезем на четвереньках. Кто первый?

- Ну я, разумеется, - без энтузиазма пожал плечами Денис.

После схватки с песьеголовцами он начал довольно быстро осваиваться с ролью парня, который всегда идет впереди.

«Должен же и в самом деле кто-то всегда идти впереди? Почему этот кто-то не я?» - рассуждал он.

Продвигались они довольно медленно. Каждый вдох давался с трудом. К счастью, в черной громаде тучи кое-где попадались своего рода пещеры и ущелья. Там можно было глотнуть свежего воздуха.

Между тем, «черепаха» должна была вот-вот погасить котлы. А до конца сходней оставалось еще невесть сколько!

Денис занервничал. Но в этот момент его рука провалилась в непредвиденную расщелину.

- Ребята, мы во что-то уперлись, - бросил он через плечо.

Через секунду ему в спину уткнулась макушка Леси.

- Эй, поосторожнее, так и свалиться недолго! - возмутился Денис.

А что там? - спросила Леся.

- Не знаю. Сейчас попытаюсь разобраться. Денис осторожно присел на край расселины и вытянул одну ногу вперед.

Его носок уперся в твердую плоскость.

- Похоже на палубу. Придется прыгать - тут совсем недалеко.

- Как же прыгать, если ни фига не видно? - спросил Максим упавшим голосом.

И тут «черепаха» наконец перестала дымить. Черная туча стремительно поредела. И ребята увидели палубу «Калифа».

Нужно было поторапливаться. В любую минуту с берега на борт корабля могли вернуться хрули.

Ребята ловко перепрыгнули через зазор между сходнями и палубой и побежали к заранее облюбованному люку.

Денек выдался жаркий. Поэтому все четыре трюмных люка «Калифа» были распахнуты настежь для вентиляции. Проникнуть в один из них особого труда, не составляло.

Правда, до люка надо было еще добраться.

72
{"b":"106495","o":1}