ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Кроме бойцов из взвода Царапса на базе жили еще крысы-старики, крысы-мамы, крысы-девушки, крысы-дети, то есть крысеныши.

Все были при деле.

Старики учили крысенышей премудростям борьбы с хрулями и прочими мироедами.

Крысы-мамы и крысы-девушки занимались хозяйственной работой: штопали нашейные платки, шили новые мешки для захваченного продовольствия.

Двое молодых крысят трудились над портрете Суперпрезидента Кус-Куса Старшего.

Портрет исполнялся на большом куске грязной парусины. Крысята обмакивали в краденую хрульскую чернильницу хвосты и после этого пользовали ими как кисточками.

Само собой, из-за такого художественного метода Суперпрезидент больше всего походил на быка с наскальных росписей доисторического человека (такие картинки Денис видел в книгах для внеклассного чтения по истории).

Уши Суперпрезидента были похожи на рога, а коготки на его ногах слиплись в кляксы, неотличимые по виду от копыт.

Правда, в отличие от тех доисторических быков, Суперпрезидент держал в левой, прижатой к груди лапке увесистый свиток, похожий на бревно. А в правой, высоко воздетой над головой - какой-то пред мет, напоминающий факел американской статуи Свободы.

- Это еще что такое? - Максим ткнул пальцем в загадочный предмет на рисунке.

- О, это знаменитый колбасный обрезок! Он символизирует продовольствие, добытое Гильдией Вольных Мореплавателей в борьбе с мироедами. В молодости Суперпрезидент Кус-Кус утащил этот обрезок прямо с банкетного стола хрульского адмирала Давай-Сюды!

- Да что вы говорите? - притворно изумилась Леся. - Какой герой!

Еще бы! - подхватил Царапс. - Каждый крыс Гпльдии мечтает повторить подвиг Суперпрезидента!

- Послушай, Денис, - приблизив губы к уху товарища, вполголоса сказал Максим. - Давай все-таки, пока не забыли, позвоним Берендею Кузьмичу.

Денис кивнул.

- Царапс, извините нас, пожалуйста, нам с приятелями нужно кое-что обсудить.

- Это касается борьбы с нашими общими врагами - хрулями, - добавил Максим.

О, понимаю, понимаю! - оживился Царапс. - Вас так воодушевил мой рассказ о подвиге Суперпрезидента, что вы тоже замыслили какое-то дерзание? И хотите обсудить его наедине?

- Угадали, - согласился Денис.

Царапс убежал по своим делам. Денис, Леся и Максим вздохнули с облегчением.

- Может, обсудим для начала наши дальнейшие планы? - предложил Денис.

- Никаких обсуждений, пока не дозвонимся Берендею! Хватит! - отрезала Леся. - Давай звони немедленно и докладывай, что мы нашли Снежную.

А ты на все сто процентов уверена, что хрули везут яблоки и овес именно для Снежной?

- На все сто пятьдесят. Окончательно меня убедило то, что Снежная «погибла» в кораблекрушении около месяца назад, и именно с того момента «Калиф Грошыкы-Мои» начал возить в Бухту Брошенных Кораблей овес и яблоки.

- Все равно, я не понимаю главного, - вздохнул Денис. - Допустим, хрули собрали Алый Медальон. И еще у них есть Снежная. Предположим, они наденут Алый Медальон на Снежную. Тогда Царица сможет летать высоко и быстро, как настоящая птица. А толку? Объясни мне, зачем хрулям нужно, чтобы Снежная полетела? Ведь тогда она просто взметнет крыльями и - до свиданья, хрули!

- А вот это не нашего ума дело, Котик, - Леся злилась на нерасторопность Дениса. - Звони уже скорее. Расскажем нашим все как есть - а дальше ненаша забота. Пусть берут на абордаж «Калифа», пусть отправляют следопытов в Бухту Брошенных Кораблей - мне все равно. А я устала и домой хочу. В теплую постельку.

Знала бы Леся, что еще ей придется пережит прежде чем попасть в «теплую постельку» - наверное, упала бы в обморок.

Денис открыл свой емелефон.

Выскочил гвардеец.

- Здравия желаю, Денис Алексеевич! - отчеканил он.

- Привет, Леонид, - кивнул Денис. - Слушай у меня послание, очень срочное. Для Берендея Кузьмича. И очень секретное. Только для его ушей!

Гвардеец понимающе ухмыльнулся.

- Наша служивая братия давно приметила, что для Берендея Кузьмича почитай все послания очень срочные и очень личные. Так что вы, Денис Алексеевич, могли бы и не уточнять.

- Учту на будущее, - улыбнулся Денис. - Так слушай же послание…

- Минуточку, Денис Алексеевич, - гвардеец тревожно огляделся по сторонам. - А где это мы?

- Потом расскажу. Ты послание давай запоминай! Значит, так: «Уважаемый Берендей Кузьмич!…»

- Да погодите вы послание, - проворчал гвардеец. - Это кто тут кругом лазит, а? Крысы? А почему они такие большие?

- Ну крысы. Ну большие. А тебе какая разница? Я съел уменьшаблоко и стал очень маленьким.

- Выходит, и я стал еще меньше, чем был? - нахмурился гвардеец.

- Ну да. Раз эдак в сто.

- Так это у нас с вами сейчас голос тоньше писка комариного?

- По идее. Но мы-то с тобой друг друга слышим нормально! Мы же оба уменьшились. Про-пор-ци-о-наль-но!

- Порционально, оно конечно… Только вот другие емблефоны в нашей Всеархипелажской Сети остались такими же как были. Большими. И служивая оратия в них тоже большая. Верно?

- Ну верно… Слушай, Леонид, хватит мне голову морочить! Мне нужно немедленно связаться с Берендеем Кузьмичом! Потом поболтаем!

- Поболтать - это мы завсегда. Только вот не получится у нас с Берендеем Кузьмичом связаться. Никак не получится.

- Да почему же?!!

- Потому что меня в Центральной сейчас слышно не будет. Посудите сами: кто меня услышит, если мой голос как писк самого маленького комарика на свете?

- Какой еще Центральной?

- А вы, Денис Алексеевич, похоже, не знаете как Всеархипелажская Емелефонная Сеть устроена? Ну гак я вам расскажу…

- Не надо! - взмолился Денис. - Потом! Давай попробуем все-таки с Берендеем Кузьмичом поговорить! Леонид, миленький, ну пожалуйста!!!

- Деня, ты потише, все-таки, - попросил Максим. - Всех крыс распугаешь. Ты попробуй связаться через свой емелефон, а мы с Лесей - через свои. Авось, у кого-нибудь да получится.

Но увы, ни Леонид, ни Славик, ни Папоротник (гак звали гвардейца Леси) докричаться до Центральной не смогли. Хотя надсаживались они честно, как и положено настоящим гвардейцам Емелефонной Компании - до хрипоты.

- Ты был прав, Леонид, - понурившись, признался Денис. - Иди отдыхай пока что.

- Слушаюсь, Денис Алексеевич, - с видимы облегчением прохрипел Леонид и исчез под крышкой сундучка.

- Кстати, Денис, а почему ты своего гвардейца назвал Леонидом? - спросил Максим. - Тоже в честь брата, как и я?

- Да, ты ведь у нас такой затейник, - подхватила Леся. - А тут - ну совершенно незатейливое имя какое-то!

- Еще какое затейливое, - обиделся Денис. - Внимательней надо было на уроках истории слушать. Леонид - так спартанского царя звали. Того самого, который с тремя сотнями воинов защищал от персов Фермопильское ущелье.

- А, точно, - кивнула Леся. - Был такой.

- И я вспомнил, - сказал Максим. - Он погиб вместе со всеми своими воинами, верно?

- Верно, - кивнул Денис. - Это один из моих любимых исторических персонажей.

- А мой любимый - рыцарь Айвенго, - признался Максим.

Денис снисходительно улыбнулся.

- Не очень-то он исторический, - сказал он. Потому что Айвенго, да будет тебе известно…

- Денис, не надо! - взмолилась Леся. - Я помню, что история - твой конек. Если ты сейчас начнешь нам травить байки, мы никогда не решим, же нам делать дальше!

- А что делать? - пожал плечами Денис. - Дураку ясно. Надо выбраться с крысиной базы туда, где потолки повыше. Откусить с зеленого бочка уменьшаблок. Увеличиться. Вместе с нами увеличатся наши емелефоны. Голоса гвардейцев станут нормальными. И тогда мы сможем по-человечески позвонить Берендею.

- Это слишком опасно, - сказала Леся. - У хрулей неважное зрение, но чуткий слух. Даже наш шепот будет для них достаточно громок. Если где-то по соседству случайно окажется хруль, он легко услышит наши голоса.

- Ну и пусть услышит! Мы снова куснем уменьшаблок и убежим в крысиный лаз!

78
{"b":"106495","o":1}