ЛитМир - Электронная Библиотека

Я ему не поверил. Не тому, конечно, что люди не все сделают и наука тоже, а тому, что можно будет избежать этого действия. Почему мы с Ингой должны быть исключением?

Поезд слегка дернулся.

Я выглянул в окно. Над нами действительно висело несколько вертолетов. Наука, наверное, еще не добралась до этих мест, потому что десант из академиков не сбрасывался.

Поезд снова дернулся и начал медленно набирать ход.

41

Теперь нужно было сходить к Инге…

С одного взгляда мне стало ясно, что здесь все знают. Инга держала на руках дочь, сын перелистывал какую-то иллюстрированную книжку. Светка, Зинаида Павловна и Инга разговаривали, но сразу же замолчали, как только увидели меня. Седина Зинаиды Павловны производила впечатление. Но, в общем, она снова была опытным детским врачом, женщиной энергичной и готовой помогать людям. Только разве что чуть больше озабочена, чем прежде.

Светка посмотрела на меня вызывающе, словно я был в чем-то виноват и не хотел признавать своих ошибок. А Инга даже не взглянула на меня. Я сел на край полки и тронул ее за руку. Лишь тогда она подняла на меня глаза, полные тоски и страха.

— Вы только на словах все можете! — сердито сказала мне Светка.

Ох и злюка же она была!

— Видно будет… — Хотя, честно говоря, впереди я ничего не видел, по крайней мере, хорошего.

— Мальцев, — обратилась ко мне Зинаида Павловна. — Вы теперь основательнее займитесь воспитанием сына.

Ясно. Она имела в виду, чтобы я все время находился рядом со своими детьми, чтобы они все время были у меня на глазах.

— Ну что там ваш комитет? — спросила Инга устало.

— Комитет наполовину вышел из строя, — ответил я.

— А что так?

— Степан Матвеевич начал проводить эксперимент…

— Неужели это действительно так?

— Не знаю, в полной ли уж мере это так. Во всяком случае, мы начинаем куда-то приезжать. И вообще, нас сейчас сопровождают вертолеты, чтобы мы не потерялись. А скоро и комиссии из академиков прибудут на поезд. Пищей и водой мы обеспечены нормально.

— Это все потому, что Степан Матвеевич…

— Не надо, Инга. Ты не волнуйся. Не может быть такой жестокости в мире… Да и не одни мы. Помогут люди, если понадобится.

— Да-а, помогут, — резко сказала Светка. — Тут уж приходили с требованием…

— С каким требованием? — ужаснулся я.

— Да чтобы Сашеньку и Валюшеньку… ну, словом, понимаешь?

— Неужели нашлись и такие?

— Нашлись вот… Ребята наши, конечно, вытолкали посетителей в три шеи. А я бы им и вовсе шеи сломала.

— И много их было?

— Двое.

— Откуда они могли узнать?

— В поезде все известно. Тут никаких секретов нет.

В дверях появилась Тося. Ах, Тося… Я и позабыл о ней. Не вспомнил даже, когда ее не оказалось в купе. Вид у нее был вполне нормальный, спокойный. Но все же не замечалось в ней теперь той веселости и ожидания чуда, как в первый вечер, да еще и вчера. Сломалась Тося или затаила в себе свои чувства? Протест, что ли, в ней какой назревал?

— Можно идти, — сообщила она.

— Пошли, милочка, — приподнялась Зинаида Павловна.

— Мы кормить маленькую, — сообщила Инга.

— Все, что ли? — удивился я.

— Да, — ответила она.

— Мы теперь вчетвером ходить будем, — заявила Светка. — Да и ребята наши в тамбурах дежурят.

— Это хорошо, что дежурят…

— А ты оставайся здесь с Сашенькой… И никуда не выходите. Я прошу тебя, Артем.

— Конечно, конечно… Все будет в лучшем виде. Мы сейчас игру какую-нибудь затеем, — сказал я, хотя в детских играх ничего не понимал, да и в голову, как назло, ничего не приходило.

Девочку унесли в другой вагон под надежной охраной внушительного женского эскорта.

— Давай играть, — потребовал сын.

Конечно, уж раз я вызвался сам, надо было начинать игру.

— А во что мы будем играть? — спросил я, все же больше надеясь на детскую фантазию, чем на свою.

— В «сыщики-разбойники»!

— Ох, да разве здесь куда разбежишься? — Не хотелось мне сейчас такой игры. Никаких там прятушек и прочего. Что-нибудь тихое, мирное, сидячее. — В загадки давай играть, — предложил я.

— В загадки? А в какие загадки?

— Ну… в разные. Ты будешь загадывать, а я отгадывать. Хорошо?

— Давай. А ты умеешь отгадывать?

— Я буду стараться.

— Семеро застежек… Семеро одежек и все без застежек!

Я наморщил лоб. Я думал так, что любому бы стало ясно, что в моей голове мысли ходят ходуном. И уж если я не могу отгадать эту загадку, то ее и никто не отгадает.

— Человек!

— Не-е-ет! — засмеялся сын. — У человека с застежками!

— А если пуговицы оторвались?

— Мама пришьет!.. Не-е-ет! Ты отгадай!

Я сделал еще несколько предположений, но все не то у меня получалось. Минуты через три я вынужден был сдаться.

— Лук! — крикнул сын. — Лук! Кто его раздевает, тот слезы проливает!

— Лук? — удивился я. — Лук! А ведь и вправду лук! Да как же это я не сумел отгадать такую простую загадку?

— А не простую! Не простую!

— Ну даже и не простую… Все равно.

Сын засмеялся и захлопал в ладоши.

— Давай еще!

— Давай!

— Теперь ты загадывай.

— Хорошо. — Но в голову, хоть убей, не приходило ни одной загадки, кроме той, которую загадал сын.

— Давай! Давай! — торопил Сашенька.

— М-м… Семеро одного не ждут.

— Это не загадка! — обиделся сын.

— Ах да… Ну вот тогда эту. Два кольца…

Договорить я не успел, потому что в тамбуре раздался какой-то шум, в вагон влетел Валерка, бросился вперед по коридору, мельком взглянул на меня, остановился, крикнул:

— Исчезли! Вертолеты исчезли!

Валерка сообщил все и тотчас же помчался в купе к Ивану, которого он теперь считал за старшего. Раз исчезли вертолеты, то это могло означать только одно: наш поезд снова дернулся на какую-то другую линию железной дороги. Теперь нас снова будут искать.

— Подожди, Сашенька, — даже не взглянув на сына, сказал я и выглянул в окно. Я ничего не увидел. Солнце ослепило меня. И тут я почувствовал что-то неладное. Пустоту какую-то. Не в небе, конечно. Небо было огромное и чуть белесое от жары… Тут, рядом со мной. Я тотчас же осмотрелся. Сашеньки, Сашеньки не было рядом со мной!

— Саша! — крикнул я.

В купе уж точно никого не было. Но я все равно заглянул под полки, потом на верхние и багажные, куда уж он совершенно не смог бы влезть, и выскочил в коридорчик.

— Саша! Мальчика не видели? Мальчик Саша здесь не пробегал?

Нет! Его никто не видел!

Ну вот! Помимо моей воли! Ведь человек! Четыре года уже прожил на свете!

И все-таки я, кажется, еще не понимал всего происшедшего. А Иван уже соображал, что же делать.

В любой другой ситуации я бы непременно начал бегать по вагонам, спрашивать, искать. Да и не мог в любой другой ситуации просто так исчезнуть человек, если он и был лишь мальчиком. Но тут-то дело было в другом. Я отлично понимал, что он исчез просто. Исчез, и все. Он ведь и появился не совсем так, как обычно появляются люди. Тут все дело было в том, что кто-то очень захотел, чтобы этого мальчика не было. Кто-то очень хотел привести все к исходному виду и вернуть поезд в нормальную реальность, где нет никаких фокусов, чудес и всего прочего. Кто-то очень хотел сделать поезд нормальным. Да только разве и я этого не хотел? Но разве можно было для того, чтобы вернуться к обычной жизни, уничтожить человека? Я не понимал этого. Конечно, я отец. Мне вроде бы и положено до конца драться за своего сына. И все равно…

— Ну, Иван! — сказал я. И, наверное, слишком много злости было в моем голосе, потому что он даже отшатнулся.

— Артем, неужели ты думаешь…

— Я найду! Найду! — И я начал дубасить стену тамбура кулаком и пробил бы ее насквозь или в крайнем случае разбил в кровь кулаки, но тут в тамбур вошла Светка.

И нельзя было оттянуть миг встречи. А за ней показалась и Инга с дочерью на руках. Нервы у нее определенно были натянуты до предела, потому что, увидев меня здесь, она даже не спросила, а лишь внезапно побледнела. Только бы не упала, подумал я и попытался взять у нее из рук девочку.

43
{"b":"106520","o":1}