ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Потом статую находили, ставили на место. Являлся эпарх. Задрав голову, тяжело дыша, смотрел на бронзовое лицо, спрашивал: «Ну, будешь еще бегать, порождение Гомера?», подходил поближе и тихо говорил: «Чушка бронзовая. На что тебя переплавить?» Напугав так произведение античного искусства, он уходил.

В эту ночь с ипподрома унесли Елену Прекрасную из зеленого эфесского мрамора. «Все течет, как говорил Гераклит, земляк этой статуи», – проворчал эпарх. Согласно его приказу о таких случаях ему сразу же докладывали. «Почему они никогда не унесут Гермеса – покровителя воров?» Но в голосе эпарха не было ни ехидства, ни философической усмешки. Он был осунувшийся и скучный. «Запереть вход в гавань! – заорал он свистящим со сна голосом. – Запереть до тех пор, пока не найдется эта мраморная языческая девка!» Теперь он повеселел, на лице выступил румянец.

И печатью скреплено. Путешествие в 907 год - i_004.jpg

Это была шальная выходка: Золотой Рог запирался только в случае военной опасности. Зачем нагонять страху на Город? Вряд ли, если принять меры, статуя могла бы незаметно уплыть на корабле. Дикая шутка – запереть залив. Купцы будут протестовать. Конечно, быстрее донесут на воров, если что узнают. И никто не решится купить краденую. Но все-таки… никого не выпускать! И не впускать…

Эпарх уже хотел крикнуть слугам, чтобы вернули стражника, который помчался с приказом эпарха. Но… крякнул, потер раскрасневшуюся шею и широкими шагами отправился в свою роскошную постель. До завтра.

Пусть пока поволнуются, запертые.

Он спал сладко, с удовольствием.

Из Галаты потянулись вслед за лодками цепи – к башне морской стены Константинополя. Говорят, нельзя видеть след корабля в воде – здесь он был виден, железный. Цепи протянулись, хрустнули замки в каменной утробе башни. Золотой Рог был отрезан от Босфора.

Кто бы мог подумать, что уже завтра в Городе заговорят о поступке эпарха как о чудесном предвидении…

О предположениях

1. То, что случилось сегодня, не может повториться завтра.

2. Когда сегодня станет вчера, ты поймешь его иначе.

3. То, что случится завтра, начинается сегодня.

4. Не спрашивай у завтра, где оно было вчера.

Ночные бдения

Абу Халиба оставили во дворце до утра. Его отвели спать в служебное помещение, которое находилось девятью ступенями ниже первого этажа и под хорошим присмотром. Утром этериарх должен был пойти с Абу Халибом к Мраморной Руке. Та назначит цену за кинжал, Абу Халибу выдадут деньги и отпустят на все четыре стороны. Так можно было предполагать. Абу Халиб погасил свечу, он лежал на скамье и не спал.

Абу Халиб не мог думать ни о чем, кроме событий этой ночи. Только что он пережил ряд превращений.

Из путешественника стал арестованным. Затем из одной опасности – быть заключенным по подозрению в темницу, перешел во власть другой опасности – быть зарезанным. Но, не сходя с места, а только повалившись на пол, попал с допроса у этериарха на аудиенцию к василевсу. И тут превратился из шпиона в поэта. Что сделалось с ним дальше? Он уже как будто не арестованный. Но еще не свободный. Из поэта он превратился… в торговца! Да, он теперь торговец редким оружием. Наверное, если бы кто-то явился с такой именно целью ко дворцу, то его поместили бы – если бы впустили вообще – в эту же комнату. И он пребывал бы под присмотром до окончания торга.

Несколько превращений претерпел и кинжал. Из любимого оружия Абу Халиба стал угрозой его жизни. А затем – спасителем. Это чудесный кинжал. Не потому, что с секретом. Между ним и Абу Халибом существует, видимо, тесная связь. Может быть, сходство. Как и Абу Халиб, кинжал в эту ночь путешествует, почти не меняя места, но постоянно превращаясь. Был собственностью, стал предметом спора, теперь – товар. Два превращения подряд. А сколько раз менял кожу за это же время Абу Халиб? Арестованный, заложник собственного кинжала, неизвестный гость василевса, поэт, торговец. 5 превращений на человека и 2 – на кинжал. Но миром, Абу Халиб в это верил, правят числа 7 и 4. Значит, прежде чем приключение завершится, Абу Халибу и кинжалу предстоит еще по два превращения?

Подсчет удивил Абу Халиба. Чтобы круг приключения замкнулся, достаточно было еще по одному превращению на человека и на вещь. Завтра кинжал будет куплен василевсом. Из товара он станет собственностью, то есть вернется в начальное состояние. Абу Халиб же, сразу после этого превращения кинжала, хотел вернуться в свое первое состояние – стать путешественником (выполнив как можно быстрее две важные заповеди хождения по миру: купить новое оружие взамен утерянного и не задерживаться в чужом городе).

Но тогда будет только 6 и 3 превращения. Абу Халиб проверил свой счет и убедился, что он точен. Значит, прежде чем кинжал станет собственностью василевса, а Абу Халиб – путешественником, случится еще что-то? Что же еще такое может произойти?

Кем станет завтра торговец Абу Халиб? Сможет ли он догадаться, ведь предыдущее было так неожиданно и удивительно. Не проще ли сообразить, чем станет кинжал? Чем он еще может быть? Собственность, предмет спора, товар…

Абу Халиб встал со скамьи, и вытканные на матерчатых обоях темные круги из лепестков, которые он давно уже различал в темноте, стали медленно вращаться в его глазах. Кинжал мог стать оружием! Чем же еще?.. А кем же тогда станет Абу Халиб… Свидетелем?..

Завтра он и этериарх пойдут к Мраморной Руке. Этериарх понесет кинжал с собой – Мраморная Рука должна видеть товар. Кого может заколоть начальник стражи?.. По дороге? На площади? По дороге назад? Во дворце, где Абу Халибу будут в это время отсчитывать деньги?

У бывалого странника закружилось в голове.

И здесь мы оставим его наедине с бессонницей. Только что Абу Халиб сбился с верного пути в расчетах и не сможет подойти к истине ближе, чем подошел. Он не знал: наутро случится такое, что этериарх не пойдет с ним к Мраморной Руке. А как мог подумать Абу Халиб, что этериарх не выполнит наказ василевса?

Но принцип рассуждений у Абу Халиба верный. Дело, конечно, не в числах 4 и 7, вы понимаете. История с путешественником и кинжалом в эту ночь закрутилась так лихо, что вряд ли могла окончиться просто и скоро. Это чувствовал и ученый перс. А для предсказаний будущего у мира всегда хватало разных формул.

Данные византийской разведки о князе Олеге на 907 год

«Через купцов, мореходов, а также через Херсонес известно:

Олег правит в городе Киеве около тридцати лет. Он никогда не платил дани хазарам и печенегам, но почти вся Русь – данница Олега. Он язычник, не женат по христианскому закону. Ни одна из женщин не имела и не имеет на него влияния, которое могло бы представлять интерес.

Олег воспитывает наследника киевского престола Игоря, по-видимому, своего дальнего родственника.

Самое большое внимание Олег уделяет строительству и торговле с иными землями. Авторитет Олега в глазах Руси силен и постоянен. Происхождение такого авторитета остается для нас не очень ясным.

Через варягов, служивших в Киеве, известно:

Три страсти Олега – ставить города и укреплять Киев; забота о новом и дорогом снаряжении дружины; упрощение обычаев правления. Ловко пресекает споры, многое решает сам.

Ближние воеводы Олега – Велмуд и Стемид. Они появились в Киеве вместе с князем. Оба нехристи. Велмуд, как говорят, похож на большую серую сову. Подозрителен. Настойчив в переговорах. В последние годы не раз сносился с печенегами. Стемид похож на медведя. В его заботах – княжеская охота, веселье князя и дружины, занимается книжниками, собирает сведения о иных странах.

Любит представляться незлобивым, прощает мелкие нарушения данникам Киева. Оба опытны в войне и походах; осторожны, бережливы, их действия неожиданны.

В войске совсем не развивается кавалерия. Предполагают, причина та, что князь Олег и его воеводы очень велики ростом и считают коней неподходящими для русских воинов».

4
{"b":"106521","o":1}