ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

4 марта отряд по борьбе с бандитизмом МУРа при содействии нескольких сотрудников отдела розыска автомашин управления ГАИ провели операцию по задержанию вымогателей из люберецкой группировки. События в этой операции развивались следующим образом.

11 марта боевые действия вновь переместились в Москву. У кафе «Ладога» во время бурного выяснения отношений была взорвана граната, осколками которой были ранены три человека.

Надо отметить, что взрывы в те дни на улицах столицы и других городов России были далеко не редкостью. К примеру, 8 марта в Москве был взорван автомобиль директора малого предприятия Сергея Сошняка, а 10 марта – автомобиль майора Российской армии Бориса Иванова.

11 марта сотрудники отдела по борьбе с бандитизмом МУРа задержали еще одну группу рэкетиров, контролировавших вещевой рынок ЦСКА. Возглавлял эту группу авторитет по кличке Мансур, год назад освободившийся из Бутырки. Его люди еженедельно вымогали у местных торговцев и администрации рынка от 3 до 5 миллионов рублей.

Арест Мансура, март 1993 года

Так совпало, что одиннадцатое марта – четверг – день обмена абонементов, поэтому с утра до трех часов в администраторскую стояла огромная очередь. Обмен мы проводили по секторам, чтобы не было хаоса и беспорядка – начинали по алфавиту.

Поэтому каждый раз администратор, сидящий в офисе, объявлял, что приглашаются владельцы торговых мест, например Б, для обмена абонементов. Все уже знали, что на эту процедуру отводилось тридцать-сорок минут. Потом шел следующий сектор, потом – подвальные помещения, владельцы буфетов, частных складов и небольших магазинчиков, которые стали появляться на территории вещевого рынка.

В три часа дня, когда сбор денег был полностью закончен, я обратил внимание, что Костя стал куда-то собираться.

– Ты куда? – спросил я.

– Хочу в банк поехать, деньги положить, – сказал Костя. Тут же встал из-за стола и стал собираться по каким-то срочным делам и Олег. Теперь я понял, что сейчас приедет Мансур, и никто из моих компаньонов не хочет лишний раз встречаться с ним.

– Что это вы так быстро убегаете? – спросил я.

– У меня дела – нужно деньги положить.

– А мне нужно деда навестить – давно у него не был, – сказал Олег. – Что-то он приболел...

Я промолчал. Я понял, что свидетелем буйства Мансура или какой-нибудь жуткой сцены придется быть мне одному.

Я взглянул на часы. Было уже около четырех. Сейчас должен подъехать Мансур. Тут я вспомнил, что именно сегодня последний день срока, отведенного Мансуром Эдику для сбора денег, и стал лихорадочно вспоминать, видел ли сегодня Эдика на рынке, но так и не припомнил. Я спросил у Шурика, младшего администратора, не видел ли он сегодня Эдика.

– Нет, что-то вроде не было его сегодня, – сказал Шурик. И тут я услышал, как внизу раздался громкий смех и кто-то стал подниматься по лестнице. Я осторожно приоткрыл дверь и увидел, что Мансур в сопровождении пяти боевиков направляется к офису. Я быстро сказал секретарше, чтобы она немедленно покинула помещение.

Сергей Маратович вошел уверенной походкой хозяина. Он на ходу снял куртку и бросил ее на диван. Я сразу увидел, что настроение у него веселое. «Это уже хорошо, что не злой», – подумал я. Мансур тут же подошел к креслу, сел в него и взял график, который мы составляли еженедельно по четвергам, стал смотреть заполнение рынка.

– Ну что, все о’кей? – спросил он, обращаясь ко мне. – Продажа прошла нормально?

– Да, все нормально.

– Сколько людей не выкупили абонементы?

– Да человек десять, не больше...

Мансур взял листок, лежащий на календаре, подвинул его к себе и написал на нем цифру «10», умножил ее на определенную сумму. Это была сумма, которой не хватало в общей кассе. Перед этим числом он поставил знак минус.

– Ну что, деньги есть? Давай, – улыбнулся он.

Я протянул ему заранее отсчитанные пачки денег. Мансур взял их, не считая, и положил в боковой карман.

– А эта крыса не появлялся, не спрашивал?

Я понял, что разговор идет об Эдике.

– Нет, Сергей Маратович, не появлялся...

– Он что, совсем уже охренел? – сказал зло Мансур.

– Может быть, по радио объявить? – предложил я.

– Зачем? Не нужно никакого радио! Сам придет. Подождем еще пятнадцать минут, а дальше... Дальше мы устроим ему карнавал по полной программе, – сказал Мансур, усмехаясь.

От его слов мне стало не по себе. Я представлял, что означает слово «карнавал» в понятии Мансура и какой мордобой он может устроить Эдику.

Тут дверь медленно открылась, и появился... Эдик! Он был совершенно спокоен. Он поздоровался с присутствующими, подошел к Мансуру практически вплотную и сел на свободный стул, не получив на это приглашения с его стороны.

Мансур посмотрел на него внимательно. Я тоже перевел на него взгляд. Что-то необычное чувствовалось в его поведении. Стоп! Прежде всего, на нем не было никакой верхней одежды, а ведь на рынке обычно все ходили, надев что-то сверху, – все же ранняя весна, и погода еще достаточно холодная, а рынок внутри не отапливался. А тут вдруг Эдик в пиджаке и в рубашке...

– Что ты скажешь? – нарушил молчание Мансур, пристально глядя на Эдика.

– Сергей Маратович, – четко, словно заученный текст, начал Эдик, – я хочу еще раз уточнить. С ваших слов, получается, что я должен сумму, – и он назвал цифру, – людям, которые поручили вам потребовать с меня эту сумму. Так я понимаю?

Мансур усмехнулся:

– И что дальше, сучонок? Что это ты мне речь толкаешь? Ты мне лучше скажи, ты бабки принес или не принес?

– Сергей Маратович, давайте сначала с вами уточним. Я бы хотел выяснить. Положим, если я вам эту сумму не отдам...

– Что?! – Мансур привстал.

– Нет, я только сказал – положим. Что все же тогда меня ожидает? Я хочу это знать.

– Что тебя ожидает? – Мансур откровенно засмеялся. – Ты что это клоунаду тут разыгрываешь? Ты что, клоун из цирка? Что тебя ждет? Конец жизни тебя ждет, вот что! – Мансур добавил к этому еще большое количество матерных слов.

– Я так понимаю, что, если я не заплачу деньги, вы будете меня сильно бить, а может, даже и убьете, так?

– Да что ты мне загадки загадываешь? – сказал Мансур. – Ты давай конкретно по теме – деньги принес или не принес?

– Принес я деньги, – сказал Эдик, – только они внизу. Нужно туда за ними спуститься.

Мансур нехотя встал и направился к лестнице.

– Чего сидишь? Пошли! – сказал он мне.

Я наблюдал за этой сценой. Мне казалось странным поведение Эдика. «Что-то тут не то», – думал я. Эдик скорее всего привез своих бандитов и пытается сейчас вытянуть Мансура на переговоры с ними. Но Мансур, видимо, тоже так подумал. Он приказал Дане и другим мордоворотам, чтобы они сопровождали его. Теперь я видел, как вся команда медленно спускалась по лестнице.

Рынок уже опустел, продавцов почти не было. Вовсю работали уборщики, собирая мусор.

– Куда идти-то? – услышал я голос Мансура.

– Сейчас, одну минуточку, – сказал Эдик.

Я стал сверху наблюдать за происходящим. Мне стало любопытно, что будет дальше, что же, в конце концов, придумал Эдик и что ждет дальше Мансура.

Но дальше события развивались совершенно непредсказуемо. Неожиданно из двух выходов, которые находились слева от торгового зала, в помещение рынка вошли десять или двенадцать человек в штатском. Я посмотрел внимательно и увидел, что в руках у них оружие – пистолеты «макаров». Тут же послышался громкий голос:

– Всем стоять! Шестой отдел МУРа!

Господи, да это же отдел по борьбе с организованной преступностью!

Я посмотрел на Мансура. Он занес свой массивный кулак над лицом Эдика. Он понял, что Эдик просто заманил его в западню, что скорее всего он просто сдал его ментам. Но руку Мансура уже выворачивали двое оперативников. Мансур был крепким и сумел вырваться.

Началась драка. Мансура окружили четверо оперативников, и через несколько мгновений он лежал на полу. Один оперативник держал его голову двумя руками за волосы, двое – руки, двое – ноги. Таким образом, пятеро окружили его. Остальные занялись сопровождением Мансура. На земле лежал Даня и еще два боевика.

38
{"b":"106537","o":1}