ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Энджела повернулась к нему и наградила своей обычной кукольной улыбкой.

– Ты чудо, дорогой.

– Как твой бизнес, Дэниел? – спросил Натан. – Все так же занимаешься автомобилями?

– Пока да. Ну а ты? Все так же пытаешься стать престижным адвокатом?

– Я и есть престижный адвокат, – капризно-обиженным тоном ответил Натан. – Ко мне выстраиваются очереди.

– Да, как жаль тех людей, у которых привычка преобладает над разумом. Нужно всего лишь известное имя и репутация, заработанная твоим отцом, – и вот ты на коне!

– Это ты о себе? – поинтересовался Натан с язвительной усмешкой.

– Нет, я просто философствую, – сказал Дэниел. – А что касается меня, то хочу напомнить, что я не пошел проторенной дорогой по стопам своего батюшки.

– Пора приступать к десерту! – объявила хозяйка дома.

Она не могла не приглашать Дэниела Карлетона, но всегда с ужасом думала о том, что придется отбиваться самой и отбивать других от его злых замечаний. Там, где появлялся Дэниел Карлетон, тут же возникал скандал. Впрочем, нет. Не скандал. А только намек на него. Дэниел никогда ни с кем не поссорился по-крупному, но настроение портил всей честной компании. А это гораздо хуже, чем открытая ссора.

– И зачем только ты притащила меня сюда, Энджи? – спросил Дэниел. – Набить брюхо? Я мог сделать это и дома.

– Перестань капризничать, милый, – сказала Энджела, доедая листик салата. – Так надо.

Так надо. Кому? Мне? – размышлял Дэниел. Определенно – нет. Энджеле? Спроси ее зачем, она не ответит. Тогда почему же – так надо?

– Гулять по городу?! Просто так?! – воскликнула Энджела.

– Что значит – просто так? – спросил Дэниел, высматривая в толпе Филиппа.

– Обычно мы ходим в этот день в ресторан... забыла, как он называется... Ну в тот, что расположен на двадцатом этаже и вместо стен в нем стекла! Оттуда открывается отличный вид. Мы сможем посмотреть фейерверк. Да обрати же на меня внимание, Дэниел! Кого ты ищешь?

– Фил должен был подойти пятнадцать минут назад, но, как всегда, опаздывает. На этой площади столько народу, что, боюсь, мы никогда не встретимся с ним.

– Филипп Леннокс? – недовольно спросила Энджела.

– Да, а что?

– Он мне не нравится.

– Почему?

– Он оказывает на тебя дурное влияние.

Дэниел нечасто смотрел на Энджелу с таким интересом, как сейчас.

– Дурное влияние? – переспросил он и рассмеялся. – Объясни: что ты имеешь в виду?

– После общения с ним становишься таким... таким... замкнутым.

– Да, а без него я прямо-таки душа общества.

– Нет, но ты становишься чужим. Слишком бесшабашным.

– Ты только что говорила, что замкнутым.

– Я... – Энджела никак не могла объяснить, что имеет в виду. Это бывало с ней частенько.

– А вот и Фил! – воскликнул Дэниел и потянул Энджелу за руку в толпу. – Мой лучший друг, который оказывает на меня столь дурное влияние, что непонятно, весел я или замкнут.

– Вот видишь, ты уже начал надо мной издеваться! Ты становишься другим в его обществе!

– Боюсь, детка, я становлюсь собой. Привет, Фил!

– А, вот вы где! – обрадовался Филипп. – А я уж думал, что не найду вас.

– Мы тоже так думали. Здесь всегда такое столпотворение на День независимости?

– Всегда, – ответил Филипп. – И ты каждый год задаешь мне этот вопрос. Кстати, здравствуй, Энджела.

Энджела посмотрела поверх его головы, словно считала, что Филипп не достоин ее взгляда.

– Привет, Филипп.

– Она чем-то недовольна? – спросил Филипп у Дэниела.

– Энджела хочет в ресторан. Несмотря на то что два часа назад мы обедали у Тейлеров.

– Это скучно! – воскликнул Филипп. – Не будь банальной, Энджи. Мы отлично проведем время, болтаясь в толпе. Смотри, как там весело!

– Я сломаю каблуки, – захныкала Энджела. – И меня уже несколько раз толкнули. Я не хочу, Дэниел! Или уходим отсюда, или...

– Или что?

– Или я ухожу одна!

– О, какая страшная угроза! – рассмеялся Филипп и получил от Энджелы взгляд, полный ярости.

– Что на тебя нашло, Дэниел? – спрашивала тем временем Энджела. – С какой стати мы должны смотреть на фейерверк в этой толчее?

– Энджи, мы просто решили вспомнить молодость, – рассмеялся Филипп. – Неужели тебе не нравится эта атмосфера? Ты никогда не гуляла по городу в День независимости?

– Нет! – вскричала Энджела. – И не буду! Дэниел, как ты можешь поступать так со мной? Ведь я же твоя невеста!

В ее глазах появились крупные слезы. Кукла, которая плачет. Дэниел вспомнил, что такая была у его кузины в детстве. Наливаешь воду в специальный резервуар, нажимаешь кукле на животик, и из ее глаз брызгают слезы.

– Ладно, Энджела, я понял, что это была плохая идея, – со вздохом сдался он. – Едем в ресторан.

– Как же так?! – воскликнул Филипп. – Дэниел, мы же договаривались!

– Энджеле здесь не нравится.

Филипп смерил друга красноречивым взглядом. Понятно, о чем Филипп думал. О том, что Дэниел полностью подчинился воле капризной женщины. Перестал быть человеком, к которому Филипп привык. Человеком, способным на безрассудные поступки. Не такие девчонки, как Энджела, нравились Дэниелу, уж Филипп-то это знал. Дэниел всегда мечтал о женщине, которая будет не только хорошей любовницей, но еще и другом.

Так с какой стати Дэниел выбрал Энджелу?

– Идем, – сказал Дэниел, беря Энджелу за руку. – Нужно добраться до моей машины. Пошли, Фил.

– Нет уж, – сказал Филипп с обидой. – Вы как хотите, а я не собираюсь променять веселье на скучный ужин в ресторане.

Он исчез в толпе прежде, чем Дэниел успел ему возразить.

– Любимый, – позвала Энджела, – идем же!

Она снова сияла. Вода закончилась – слез больше не будет.

5

– У тебя такой вид, словно ты попала в сумасшедший дом, – усмехнулся Анри.

– А разве это не так? – спросила Эми. – Впрочем, мне здесь очень нравится, ты не думай. Просто я впервые вижу, как отмечают этот праздник.

– Ого! – воскликнул Анри. – То ли еще будет, госпожа англичанка!

– Город такой красивый... и все красивые... и такие радостные. У меня ощущение, что все сегодня влюблены друг в друга.

– Да, радуйся, пока можешь, – сказал циничный Анри. – Потому что завтра мы снова вернемся к криминальным репортажам, самоубийцам и трупам.

Эми поёжилась.

– Не порти мне настроение, Анри. Послушай, я уже отщелкала целую пленку, может быть, хватит?

– И то правда! – обрадовался он. – Меня уже ждут мои друзья. Присоединишься к нам?

– Нет, спасибо, – покачала головой Эми. – Я хочу погулять одна.

– Ну, одна ты точно не останешься, – подмигнул ей Анри. – Такую красавицу даже в толпе трудно не заметить.

– Спасибо за комплимент, – улыбнулась Эми. – Встретимся завтра.

Анри нырнул в толпу, и через несколько мгновений Эми потеряла его из виду. Людской поток стал таким бурным, что немудрено было утонуть в нем.

Секунду постояв на месте, вдохнув побольше воздуху, Эми тоже нырнула. И тут же кто-то схватил ее за руку.

– Девушка, вы одна?

Анри был прав: одной ей остаться будет чрезвычайно сложно.

Она отбивалась от комплиментов, на которые мужчины были сегодня невероятно щедры, и от откровенных приставаний. Наконец Эми оказалась в более или менее свободном от людей месте и вздохнула свободно.

Где это я? – подумала она.

Эми еще не слишком хорошо ориентировалась в городе. Она знала только те улицы и районы, по которым они с Анри ездили чаше всего. Впрочем, он ее предупреждал, чтобы она не питала иллюзий по поводу того, что когда-нибудь досконально изучит город.

– Я живу тут всю жизнь, но все еще могу заблудиться, – сказал Анри.

Эми остановилась и огляделась.

О, да я на главном городском мосту! – подумала она. Пожалуй, здесь и останусь. Скоро начнется фейерверк. Интересно, гуляют ли сегодня Стеф с Генри? Скорее всего, нет. Генри предпочитает смотреть на праздник по телевизору, а не быть его участником.

7
{"b":"106548","o":1}