ЛитМир - Электронная Библиотека

Вуд продолжил:

— Если Арднех так силен, что мы не можем защитить себя здесь, в самом центре своего мира… — Слегка пожав плечами, он оставил фразу незавершенной.

Несколько мгновений никто в летнем домике не решался нарушить молчание. Издали донесся вопль несчастного, который тяжко мучился, умирая на колу. Затем Оминор отвел свой тяжелый взгляд от Вуда и метнул его к основанию стола.

— Вы занимаетесь необычными делами — что вы можете сказать мне сегодня такого, чего я еще не слышал?

Младший из двух присутствующих техников в ответ только склонил голову, в то время как старший встал и заикаясь заговорил:

— О-очень мало, верховный владыка. Электронные станции определения направления продолжают работать, а после последней нашей встречи были заложены дополнительные станции. Но где может быть спрятана жизнь Арднеха, этого мы по-прежнему не можем сказать. — Откровенность, даже в отношении ошибок, была наиболее безопасной политикой при общении с Оминором. Все, кто смог стать его ближайшими помощниками, должны были хорошенько это запомнить.

Большинство остальных присутствующих за столом выражениями лиц показывали, какое презрение они питали к тем эзотерическим методам, какие пытались внедрить оба техника. Техника была достаточно хороша на своем месте, производя колеса для фургонов или карет и выковывая мечи при помощи молота, мехов и наковальни. Но никто не понимал электроники, даже те из техников, что долго работали с механизмами Старого Мира.

Оминор не испытывал к технике такого презрения. Западный противник не единожды достаточно успешно использовал технику.

— Я хочу послушать, что скажут остальные, — приказал император, обводя взглядом собравшихся. — Может кто-нибудь назвать мне причину, по которой мы должны изменить свой план встречи Арднеха или отложить ее? — Никто не смог; они один за другим принимались бормотать, кланяться и качать головами. Верховный владыка прикоснулся к предмету, висевшему у него на шее, к темной сфере на цепочке кристаллов. — И это лучшее из того, что я могу предложить Арднеху в качестве платы?

И снова советники забормотали, выражая единодушное согласие. Никто точно не знал, что представляла собой эта сфера, хотя она безусловно была сделана во времена Старого Мира. Ее внутренняя структура, видимая только колдунам и нематериальным силам — и, следует полагать, еще ее создателям, — была сложной и невероятно совершенной. Демоны, джинны и силы природы, которым показывали сферу, похоже, считали ее эквивалентом гигантского рубина или алмаза в человеческом представлении.

Снова повернувшись к своему главному колдуну, Оминор вернулся к предыдущей теме:

— И какую же опасность он будет представлять для нас здесь, Вуд, если он придет?

— Вообще никакой опасности, верховный владыка. Мои демоны и подчиненные маги всех уровней начеку. Некоторые из внешне нейтральных сил, которые действовали в качестве посредников при организации этой встречи, состоят — вам это известно, верховный владыка, но некоторые из ваших советников могут не знать этого — у нас на службе. Арднех слишком не доверял им, чтобы позволить узнать о себе чересчур много, но они не заметили никаких признаков того, что он планирует напасть на нас сегодня. Разве он решится ударить по нам! Чтобы сделать это, ему пришлось бы собрать здесь все свое существо, послать сюда не только, так сказать, свои глаза, уши, голос, но и кое-что еще. Чем более мощным будет его проявление, тем более уязвимым он себя сделает. Мои демоны готовы, их челюсти сомкнутся на нем. — Позади Вуда над мирным с виду озером воздух на мгновение всколыхнулся, и в нем стали различимы три области тени, сгустившейся, несмотря на солнце. Затем воздух успокоился и снова стал по-летнему прозрачным. Вуд продолжил: — Я горячо желал бы, чтобы он попытался атаковать нас сегодня, но боюсь, что он слишком умен.

Но Оминор, казалось, не был удовлетворен. Его тон напоминал тон судьи, ведущего расследование.

— Наш могучий гость, на которого, как ты говоришь, готовы наброситься твои силы, уничтожил великого демона Запраноса в Черных горах так же легко, как человек мог бы раздавить жабу. Так ты сам доложил мне.

Вуд заморгал, а затем едва не рассмеялся.

— Запранос из Черных гор, мой повелитель? Да, но не придавайте этому слишком большого значения. Для самой малой из трех сил, что находятся в воздухе у меня за спиной, Запранос был всего лишь вассалом. Кроме этих трех демонов над озером существует только один более великий. — Голос Вуда прервался на последнем слове, но, похоже, в этом крылось особое значение.

План прямого контакта с Арднехом был собственной идеей Оминора. Месяц тому назад он вынес ее на обсуждение своих советников: сила, назвавшаяся Арднехом, определенно явилась досадным открытием для Востока, хотя (на тот момент, по крайней мере) он не считался смертельной опасностью. Арднех, похоже, очень редко, возможно, даже никогда не появлялся в своем подлинном облике, если он и обладал им. Вместо этого он действовал под личиной одного человека за другим, незаметно подталкивая их в нужную ему сторону, что в целом, похоже, согласовалось с целями Запада, хотя западные колдуны и не обладали никакой определенной властью над Арднехом. Обычно Арднех действовал так мягко и осторожно, что его временному хозяину или партнеру казалось, будто он действовал по собственной воле. Только самые великие колдуны с обеих сторон и высшие руководители, у которых они были советниками, знали, до какой степени своими недавними успехами Запад обязан Арднеху.

Горя нетерпением нанести прямой удар по этому неуловимому врагу, Оминор устроил ловушку, замешанную на предательстве, что было логическим продолжением всей его политики.

Крик насаженного на кол человека в саду быстро слабел. Палачей предусмотрительно отослали подальше, чтобы они не могли подслушать совещание в летнем павильоне, и, как следствие этого, жертва с радостью приняла сравнительно более быструю смерть.

Когда палачи удалились, Оминор перестал обращать на жертву внимание. Закончив размышлять, глянув на своих слуг почти обвиняюще, он поднялся и сказал:

— Тогда давайте призовем его. Приступим.

Совещание закончилось. Адъютанты влиятельных советников поспешили к ним, чтобы получить приказания. Вскоре весь сад за увитой плющом стеной дворца был очищен от простых солдат, рабов и всех, кто не был прямо связан с приближающейся конфронтацией. Палачам перед тем, как они ушли, Вуд, который, говоря, кивал сам себе и думал, что видит в этом дополнительную возможность, приказал оставить их жертву на месте.

Поясняя свою мысль повелителю господ, колдун сказал:

— В прошлом Арднех несколько раз вселялся в подобную жертву и действовал через нее. Мы заполучим его, если он отважится на подобный же трюк сегодня.

Оминор на мгновение задумался, затем кивком выразил согласие. Сопровождаемый почтительной свитой, он покинул летний павильон и прошел к тому месту, где помощники Вуда начинали устраивать место для встречи. Это была плоская мощеная площадка площадью около десяти квадратных метров, огороженная с одной стороны низкой балюстрадой, окаймлявшей внешний край волнореза, о который внизу, метрах в четырех, плескало озеро. Император узнал нескольких наиболее способных помощников; они стояли на коленях на покрытии площадки, рисуя мелом и углем затейливые диаграммы.

Теперь при помощи посреднических сил Арднеху было передано сообщение, что, временно заключив с ним перемирие, его ожидают так скоро, как только он сможет объявиться.

Прошло некоторое время.

— Интересно, что на уме у нашего гостя? — спросил император, прерывая недолгое молчание, воцарившееся среди присутствующих. — Не может ли у него возникнуть мысль о том, что было бы разумно откликнуться на наш вызов?

Вуд поднял жилистые руки и вытянул их перед собой, словно пытаясь просушить на ветерке. Оба его мизинца слегка шевелились, подрагивая, словно усики насекомого.

— Верховный владыка, он рядом. — Выпуклые глаза Вуда, которые сейчас казались слепыми, но видели больше, чем глаза любого из присутствующих, уставились на поверхность озера. — Мой император, он приближается. Когда вы увидите что-то над водой, примерно на высоте вытянутой руки, говорите, и он услышит.

2
{"b":"106549","o":1}