ЛитМир - Электронная Библиотека

Было просто замечательно, что Томас не решился прыгнуть. С его тяжелыми мышцами и костями он наверняка упал бы и разбился о скалы… но теперь смысла в подобных рассуждениях не было. Рольф заставил себя расслабиться. Страйджиф вернулся даже раньше, чем Рольф ожидал, и торопливо выронил к его ногам пакет, перевязанный веревкой.

— Рольф, от Замка по земле движется большой патруль. Томас постарается удрать, чтобы, если его схватят, это случилось бы не здесь. Мы, молчуны, должны помочь ему. Вернемся, когда сможем. Солдаты не могут взобраться сюда. Томас говорит, узнай, что сможешь.

— Хорошо, — Рольф на мгновение запнулся. — Хорошо. Скажи ему, чтобы не беспокоился. Я разузнаю. — Больше, похоже, сказать было нечего.

Птица подождала еще мгновение, поглядывая на Рольфа большими мудрыми глазами, проступающими капельками призрачного света в темной пещере.

— Удачи тебе, — сказала она и коснулась его концом крыла.

— И вам.

Когда Страйджиф исчез, Рольф замер в тишине, прислушиваясь. После продолжительного, как ему показалось, ожидания он услышал где-то внизу цокот копыт, глухо ступающих по песку и очень слабо позвякивающих на обломках скал. Через некоторое время движение, казалось, замедлилось и прекратилось совсем; затем те, кто был внизу, поскакали быстрее и вскоре стали не слышны.

Силясь расслышать еще что-нибудь, Рольф убеждал себя, что Томаса, конечно же, не могли захватить без борьбы и шума. Птицы должны были служить Томасу глазами. Он определенно должен был удрать.

Время шло, никакие звуки больше не доносились в пещеру. Рольф развязал обвивавшую тюк веревку и достал еду, воду, еще одну веревку, кремень и огниво, небольшие восковые факелы и маленький молоток, привязанный к зубилу. При помощи этих последних инструментов он собирался вытесать в скале что-нибудь, за что можно было бы зацепить веревку для подъема. Чтобы не пришлось повторять безумный прыжок с помощью птиц.

Он задумался. Солдаты, проехавшие внизу, должно быть, были уже далеко — они или вернулись в Замок, или преследовали Томаса, или просто продолжали патрулировать. Вряд ли они оставили здесь одного или двух человек — по крайней мере, ночью вряд ли, а если бы они оставили больше, он слышал бы производимый ими шум. Но они вполне могли послать сюда людей утром. К тому же, утром вылетят рептилии. По всему выходило, что сейчас самое подходящее время для каменотесных работ.

Чтобы приглушить звуки ударов, Рольф опустошил мешок и завернул в него долото. Затем он выбрал место на скале и приступил к работе, делая паузу после каждого удара, чтобы прислушаться. Веревка, которую он собирался закрепить, уже была привязана к середине короткого прочного стержня, и ему нужно было только придать нужную форму одной из расщелин в полу, чтобы надежно закрепить вбитый в нее стопор.

Вскоре производимый Рольфом шум прекратился. Он упаковал снаряжение и еще некоторое время посидел, прислушиваясь. Один раз ему показалось, что ветер донес до него какой-то далекий крик, то ли человеческий, то ли звериный — он не мог сказать с уверенностью. Рольф слегка вздрогнул. Он ощущал сильное возбуждение. Что теперь? Начинать исследование пещеры?

Он решил, что следует осторожно приступить к делу. Он пополз от устья пещеры в непроглядный мрак, нащупывая дорогу руками. Он продвинулся всего на несколько метров, когда его рука провалилась в пустоту. Он свесился через край вертикального колодца и как можно дальше вытянул вперед руку, но не смог коснуться противоположного края.

Он вернулся к своему узлу и достал один из факелов. Он представлял собой тугой стебель болотного тростника, высушенный и пропитанный животным жиром, а затем заговоренный Лофордом при помощи какого-то огненного заклинания, которое должно было заставить его гореть без дыма и ярко. Но в конце концов Рольф решил не зажигать факел и отложить дальнейшие исследования до утра. Дневной свет, несомненно, должен был проникать даже в нижнюю пещеру, и, таким образом, он смог бы спуститься вниз, не занимая рук факелом. Кроме того, он все еще надеялся, что одна из птиц с минуты на минуту вернется и расскажет ему, что случилось с Томасом. И еще — он не решался спуститься вниз и встретиться лицом к лицу со Слоном в одиночку среди ночи.

Он уселся у входа в пещеру и, несмотря на опасность своего положения, без труда заснул. Дважды Рольф просыпался, когда ему снилось, что он падает, и обнаруживал, что судорожно хватается за скалу. И с каждым пробуждением он беспокойство его росло, поскольку птицы еще не вернулись. Безусловно, к этому времени Томас уже должен был скрыться, или его все же настигли? И неужели птиц тоже сбили?

Рольф коротал время, задремывая и просыпаясь, до тех пор, пока после периода более глубокого сна не вздрогнул, осознав, что приближается рассвет. Теперь он уже был уверен, что птицы не прилетят — по крайней мере до вечера.

Он выбил паз в скале таким образом, что тот должен был крепко держать стопор при натяжении веревки в любом направлении. Теперь он вставил стержень на место и спустил привязанную к нему более длинную веревку во внутреннюю шахту. Когда солнце полностью взошло, он начал спуск, хорошенько привязав к спине узел со снаряжением.

Расщелина у вершины в ширину была, наверное, метра три; по мере того, как Рольф спускался, она неравномерно сужалась. Она походила на естественный раскол, трещину в горном склоне, которая образовалась одновременно с обвалом и разрушением скалы снаружи.

По мере того, как Рольф продвигался вниз, дневной свет мерк, но тем не менее на протяжении первых двадцати метров факел ему был не нужен. Затем на уровне земли снаружи, как ему казалось, расщелина заканчивалась отверстием; веревка, проходившая сквозь него, исчезала в темноте. Упираясь ногами в стенки сузившейся шахты, чтобы не упасть, Рольф освободил руки и высек огонь на тростник. Он ярко загорелся. Рольф отметил, что пламя и легкий дымок показывают наличие слабого восходящего потока воздуха.

Рольф соскользнул по веревке, обхватив ее ногами и освободив одну руку, чтобы держать факел. Он оказался в огромной полости. Спустившись всего на несколько метров, он смог поставить ноги на гладкий и плоский камень.

Факела осветил пещеру, отразившись в огромных закрытых двустворчатых дверях. Перед Рольфом стояло огромное неподвижное тело плавных очертаний, вдвое выше человеческого роста и, наверное, в тысячу раз более тяжелое.

Рольф понял, что он нашел Слона.

Гроза в пустыне

Томас не видел, как Рольф прыгнул через расщелину, он услышал только слабый скребущий звук, когда Рольф добрался до пещеры. Но этого пока было достаточно. Томас позволил себе облегченно вздохнуть.

Птицы дали ему расслабиться только на несколько минут, спустившись вниз с известием, что конный патруль, движущийся от Замка в их сторону, уже пересекает дорогу у основания ущелья.

Это означало, что патруль отделяло от них не более двухсот метров, и Томас снялся с места раньше, чем произнес хоть слово.

— Если они схватят меня здесь, то обыщут всю округу. Я отправлюсь к западному склону. Передайте Рольфу — пусть разузнает в пещере все, что сможет. И пусть убедится, что ни одна веревка не болтается на виду.

Он только начал пробираться среди скал на западном склоне, намереваясь добраться до болот, если получится, и связаться с Рольфом через день или два при помощи птиц, когда Страйджиф закружился у него над головой с известием, что еще одна группа людей приближается с запада, поднимаясь в гору от берега реки.

— Ты должен идти на восток, Томас. Мы поможем.

Ему не хотелось оставлять Рольфа одного, но юноше, находящемуся в пещере, теперь придется рассчитывать на собственную смекалку и нервы. Томас наконец выбрался из скал на восточную сторону и начал таясь пробираться вниз по открытому склону, предвестнику обширной пустыни. У него была с собой бутылка воды, и он мог залечь на день среди бесплодных земель. Когда снова опустится ночь, он сможет пройти к северу и где-нибудь перебраться через горы обратно; Расколотые горы нигде не были достаточно высокими или широкими, чтобы ловкий человек не смог перебраться через них.

15
{"b":"106550","o":1}