ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пепел книжных страниц
Black Sabbath. Добро пожаловать в преисподнюю!
Дети Сети
Облачный атлас
Тайна по имени Лагерфельд
Молоко! Самый спорный продукт
Исчезновения
Вверх! По лестнице успеха. Книга-мотиватор
Будни учителя

Через пять минут снайпер выехал из дома и отправился, по всей видимости, на рыбалку. На одной из маленьких улиц поселка он притормозил у ларька, купил две шоколадки, положил их в большой карман на правой ноге, и уж дальше нигде не останавливался.

Граница Новопетровского заканчивалась за железнодорожным полотном нерегулируемого переезда. Дальше асфальта не было. Дальше шел только песок, и некоторое подобие проселочной дороги. По этой дороге рыбаки добирались до небольшого озерка, где уже и сейчас чудно ловились караси, потому рабочие, оказавшиеся в этот час на путях, не обратили на Сашу никакого внимания: поехал человек за карасями — ну и что?

За переездом снайпер смог проехать метров сто, не больше. Ехать на велосипеде по песку оказалось мучительно, и он пошел пешком. Конечно, это увеличивало время прибытия в контрольную точку, но в таком песке и велосипед не давал особого преимущества в скорости, а сил забирал немеренно. Но не это волновало снайпера.

«Так, рано они не уедут. Переговоры за один день, я думаю, не заканчиваются, значит, они останутся ночевать где-то тут… Не поедут же они на ночь в Москву? У нас в поселке ночевать им будет гребно, и, скорее всего, поедут они в гостиницу в город… А если все-таки нет? Ладно, тогда надо занять позицию недалеко от выезда с фабрики, так я их не упущу точно… Но если они поедут в Москву, то стрелять уже будет неудобно, и стрелять я не буду… Но они не должны поехать в Москву. Неужели же решат все за один день? Да не может такого быть! Или решат? Ну и что? Вернусь спокойно домой, а потом видно будет».

За обсасыванием этой основной мысли — куда они поедут и когда, он как-то незаметно достиг лесополосы. Озеро осталось по правую руку, и отсюда его не было видно, как не было видно и Сашу с озера. А вдруг там есть кто-нибудь из рыбаков? Саше не хотелось это проверять — все предусмотреть, так или иначе, никогда не удастся. Положимся на судьбу — пусть она сыграет на нашей стороне.

Двигаясь уже внутри посадки вечнозеленых сосен, снайпер осторожно подобрался к заранее намеченному по памяти месту: недалеко от въезда на фабрику, где дорога была как на ладони, а он незаметен. Саша задумался: собрать винтовку сейчас, или дождаться появления кортежа? Он ведь совершенно не предполагал, когда они смогут выбраться, и после пятиминутных колебаний кейс открывать не стал. Снайпер достал бинокль, вытащил плитку шоколада, лег поудобнее, и принялся за наблюдение.

Саша несколько раз засыпал. Потом чувствовал мучительный стыд: не пропустил ли он отъезда джипов. Смотрел на часы, и успокаивался — засыпал он не надолго, шансов упустить врага было не много. И все-таки он съел и вторую плитку шоколада, а обертку аккуратно положил в карманы, и вообще, старался особо не наследить.

Час шел за часом, а цели не появлялись. Но Саша был терпелив. «Что же ты за снайпер, если не можешь терпеливо ждать. Хорошо стрелять — это еще не все. Хорошо ждать — вот главное достоинство снайпера!» — рассуждал он сам с собой. От безделья Саша принялся повторять наизусть материал к сессии, которая наступала у него через три дня. Изредка он пользовался биноклем, но, впрочем, все было хорошо видно и без него. Машины неслись туда — сюда, не обращая никакого внимания на знак ограничения скорости, стоявший на этом участке трассы. Саша усмехался. Солнце стало клониться к закату, и снайпер занервничал: неужели он пропустил их, когда заснул!? Просидеть здесь весь день без толку — это был бы верх невезения. Саша решил подождать еще полчаса и уезжать домой. Он замерз, хотел есть, и хотел спать; дежурил же всю ночь, все-таки. Для последнего ожидания, или просто от скуки, снайпер собрал винтовку, полюбовался на нее, и не стал собирать обратно.

Через десять минут после начала получасового отсчета, на федеральную трассу со стороны птицефабрики вывернул первый джип. Сашино сердце ухнуло вниз, прыгнуло вверх; он посмотрел в бинокль на номер. Сомнения отпали — цель выходила на убойную дистанцию. И поворачивала в сторону города.

Снайпер взял в руки оружие. Теперь его тело ему не принадлежало: знакомая волна возбуждения пробежала снизу вверх. Все окружающее стало резче, ярче, объемнее. Красная точка прицела поползла по джипу.

Трудность состояла в том, что снайпер не знал, где точно находиться в этой машине бензобак. Он мог только догадываться. Но на случай неудачи Саша приготовился к стрельбе очередями. Он был готов просто изрешетить машины — вряд ли тогда кто-нибудь сможет оттуда выйти живым.

Позиция была очень удобной: джипы еще не набрали скорость, только начинали разгоняться, и подставили свои борта для работы специалиста.

«С Богом!» — прошептал снайпер, и отпустил свою душу в свободное плавание.

Первая машина взорвалась. Вторая влетела в обломки первой и тоже загорелась. Третий джип резко затормозил, но на его горе, летевшая сзади на всех парусах иностранная фура не смогла остановиться; она наехала на машину и превратила ее в груду металлолома. Сдвинула несчастный джип вперед, и теперь все три машины превратились в один гигантский костер.

Движущийся по встречной полосе транспорт дружно, как по команде, начал уходить в кювет. Что там с ними происходило дальше, Саше не мог определить, да ему это было и не нужно. Он осматривал полосу дороги перед собой: не побежит ли какой-нибудь олух в его сторону. Никто не побежал. А Сашу распирала гордость: одним патроном он достиг практически всех поставленных им целей. Всего одним! Какой восторг, братцы! Вот это виктория, малыми силами одержанная!

Снайпер подобрал гильзу, добродушно усмехнулся еще раз, и спокойно принялся выбираться из укрытия. Он шел домой той же дорогой, что и приехал, и пламя позади него было видно еще далеко — далеко.

«Что там такое?» — спросила женщина, дежурившая на переезде.

«Авария большая на трассе», — спокойно ответил Саша, — «я на озере рыбу ловил. Слышал удар, потом пожар. Наверняка авария».

«Много наловил»?

«Да нет, плохо клевало сегодня. Зря поехал».

«Бывает».

На том и разошлись.

Родители были дома, и, естественно, поинтересовались: где же ты был, сынок? Саша улыбнулся, сказал, что открывал рыболовный сезон. И на заинтересованный взгляд отца засмеялся: «Как всегда, папа, первый блин обязательно комом». Отец тоже засмеялся. Он обожал посидеть с удочкой на реке или озере. Правда, старея, выезжал на рыбалку все реже и реже. Поужинали вместе, как обычно. И Саша лег спать. Спокойный, умиротворенный, счастливый.

Он и представить себе не мог, катаклизм какого масштаба вызвала его образцово-показательная стрельба.

Глава 21

Владимир Иванович только что закончил свой долгий и подробный рассказ о бедах и горестях последнего времени.

В огромном губернаторском кабинете от человеческих слов шло даже как бы эхо, и генеральный директор не раз во время рассказа ловил себя на мысли, что выступает с кафедры в студенческой аудитории. Это делало его проблемы чуть отстраненнее от действительности, чуть в стороне, как будто и вправду лекцию читал о ком-то.

Губернатор и начальник областного УВД курили, внимательно слушали. Телефоны губернатор отключил, приказал секретарше по пустякам не беспокоить. Такое внимание Владимир Иванович ценил, и оно давало ему слабую надежду на благополучное разрешение этого кошмара.

— Что же вы сразу ко мне не обратились, Владимир Иванович? — с хрипотцой в голосе спросил губернатор.

— Понимаете, Александр Павлович, хотел узнать сначала, чего хотят эти, эти… индивидуумы. Вдруг просто мелкий шантаж? Зачем из-за пустяков беспокоить.

— Логично…

Главный милиционер загасил в хрустальной пепельнице окурок, кашлянул и возобновил беседу:

— Ответ на запрос из Москвы уже пришел. Новости для вас, Владимир Иванович, не самые приятные.

От этих слов у генерального холодок побежал по жилам сверху донизу. Он затравленно смотрел в лицо говорившему и ждал приговора.

— Разворотили вы осиное гнездо. Фирма, как это сейчас сплошь и рядом встречается, полукоммерческая, полубандитская, но денег очень много, собственности предостаточно, сейчас они активно легализуются. А этот толстяк, которого у вас пристрелили, был у них далеко не последним человеком. Он, между прочим, без криминального прошлого, бывший третий секретарь в одном из обкомов партии.

25
{"b":"106555","o":1}