ЛитМир - Электронная Библиотека

– А что, майор, ты так и живешь здесь, в общежитии? Неужели ничего лучшего не заработал? – Андрей проигнорировал заданный в лоб вопрос.

– Ну почему? Заработал... – Плющ потянулся всем телом. – Здесь, на Корсике, – домишко с бассейном, в Марселе – большая квартира в самом центре...

– А почему тогда сержантская общага?

– А не хрена мне там делать! Пусто там. И одиноко... А здесь – как в былые времена... Да и случись что – я всегда на месте...

– «Как в былые времена...» – процитировал майора Андрей. – М-да... Давно здесь, майор?

– Давай-ка попроще – меня Игорем нарекли.

– Андрей.

– Вот и познакомились... А в Легион я после ГКЧП «залетел»... Я тогда, болван, взял да и поверил всем этим Крючковым, Пуго и Язовым... Выполнил во главе своей роты приказ министра обороны «по поддержанию конституционного порядка», а потом оказалось, что я поддерживал преступников, «военную хунту»... Язова-то потом простили, чай, Маршал СССР, а не фуй собачий... А вот сколько после той заварухи погон с плеч послетало даже с полковничьими звездами, про то история умалчивает, не говоря уж про капитанские. Прокуроры не учитывали ничего, ни выслугу, ни награды, – «суд офицерской чести» и «привет, гражданка!» без пенсии, льгот и «выходного пособия». Обидно стало, что вот так все и вся обосрали, Андрюха, я же не самый плохой ротный был! Вот и подался за «лучшей жизнью»...

– Где служил-то?

– В Свирской ВДВ... С 83-го... Замкомбата... «Майора» на погоны со дня на день ждал, уже и приказ был... Дождался, бля!..

– И за Речкой небось побывал... – полуспросил, полуконстатировал Андрей.

– Небось... – усмехнулся грустно майор. – У нас тогда все было небось, сам знаешь... Приказали как-то, с бодуна, и вот ты четыре года небось выполняешь «интернациональный долг», хоть никому и не должен ничего, потом небось помогаешь два года черномазым ангольским друзьям, хоть и не помнишь, когда вы подружились, потом так же скачешь по Кавказу, как молодой сайгак по степи... А потом тебя небось выбрасывают на помойку за то, что выполнил приказ министра обороны...

– Знакомая история...

– Ну, а ты?

Через десять минут майор знал всю (за исключением того, что касалось личных переживаний, и того, что знали только самые близкие друзья его, Монах и Медведь) историю Филина.

– М-да... Помотало и тебя по жизни, капитан, как я погляжу... – произнес глухо майор после пятиминутного задумчивого молчания.

– Я сейчас сержант, Игорь.

– Это при подчиненных и на службе, а сейчас мы с тобой оба «четырехзвездочные».

– Да... До марочного пятизвездочного недотянули...

– Но зато и не трехзвездочное дешевое пойло! – поддержал его шутку майор.

Они посмотрели друг на друга и прыснули от смеха, а потом еще долго смеялись, смакуя на все лады родившийся так спонтанно каламбур.

– Ну, дернем по маленькой, кэп? – Игорь наполнил до краев два больших стакана.

– По маленькой... – Андрей посмотрел на запотевшие в один миг стаканы. – Ну да. Я же не лошадь – мне и ведра хватит...

– Эт точно! За четыре звездочки!

– Согласен!

Родная кристалловская «Столичная» мягко обожгла небо и язык и согрела мягким теплом эти луженые желудки.

– Уф-ф-ф, хорошо! – фыркнул довольно майор.

– Откуда такая роскошь, Игорь?

– Вот дорастешь здесь до майора, тогда и ты себе сумеешь позволить, – пошутил тот в ответ.

– А че, придется! За ради такого дела... – бросил Андрей в ответ, уминая за обе щеки маринованные грибочки.

Сказано это было, наверное, с какой-то особой интонацией, которая заставила майора Плюща положить вилку на стол и на долгие две минуты пристально уставиться взглядом на жующего сержанта.

– А ведь и дослужишься, Кондор.

– Да ну тебя! – отмахнулся Андрей.

– Уж поверь – я таких, как ты, уже видал пару-тройку раз...

– Ладно, Игорь! Верю! Вот приду и сменю тебя на должности!

– Приходи, сержант, я тебя подожду... – ответил майор едва слышно...

* * *

Дни, которые понеслись чередой, для взвода Кондора были обычными буднями. Обычными для учебного подразделения в составе элитного и прославленного парашютно-десантного полка специального назначения... Самый простой и ненавязчивый армейский распорядок, который и был напечатан на самом простом белом листке бумаги и прикреплен к входной двери их временного дома:

5.00 – Подъем.

5.02 – Утренняя поверка.

5.05 – Утренняя зарядка. (Которая в обязательном порядке и для разминки начиналась с 10-километрового кросса, а дальше в зависимости от графика либо спецполоса препятствий, либо гимнастика на спортивных снарядах, либо разминочные упражнения по рукопашному бою.)

6.30 – Утренний туалет.

7.00 – Завтрак.

7.30 – Личное время, подготовка к теоретическим занятиям.

8.00 – 13.00 – Теоретические занятия. Дисциплин, которые необходимо было познать, было много. Картография (теория) – это понятно. Только не просто! Они изучали маломасштабные карты, заучивали наизусть все мало-мальски надежные природные ориентиры, а потом инструктор мог устроить зачет-экзамен, предоставив тебе три-четыре карты. И что? Да ничего. По очертаниям местности на карте курсант должен был правильно назвать, в каком государстве и в какой именно его части эта местность находится. То ли Папуа – Новая Гвинея, то ли Парагвай, то ли Киргизия. Поди угадай, если площадь на пятикилометровой карте соответствует 25 квадратным километрам на местности! Не самая простая задача, доложу я вам!.. Химия (теория). В приложении к военному делу. Здесь изучались и заучивались возможности создания «пули из говна», вернее, взрывчатых веществ из подручных химических элементов, иногда и в самом деле из говна... Минно-взрывное дело (теория). Как из созданных из говна ВВ соорудить небольшую бомбочку или здоровенный фугас и из чего сварганить запал к этим сюрпризам... Радиосвязь (теория). Это понятно – изучение железных потрохов и способов работы на различнейших средствах связи разномастнейших армий мира... Стрелковое вооружение (теория). Все то же самое, что и с радиосвязью... Снаряжение: стрелковое, альпинистское, водолазное, парашютное (теория). Как и в двух предыдущих дисциплинах – изучение до последнего болтика или заклепочки и умение пользоваться... Выживание в сложных климатических условиях: горы, пустыня, заболоченный лес, джунгли (теория). Наука о том, что или кого можно съесть, чтобы не «завернуть ласты» и не подхватить какую-нибудь заразу типа малярии, дизентерии или желтой лихорадки. Как и где найти годную для питья воду, как устроиться на ночлег или дневку, чтобы не сожрали тебя самого, и т. д. и т. п. ...Маскировка (теория). Методы и способы... Иностранный язык. Здесь совершенствовались и оттачивались лингвистические обороты уже освоенных языков, а в дополнение заучивались наиболее расхожие фразы различнейших наречий таких народностей или племен, как, скажем, куури и тому подобные. От этих птичьих языков мозги заворачивались не просто в трубочку, а вообще в какие-то сюрреалистичные фигуры в стиле Сальвадора Дали. Ну и, конечно же, медицина (теория). Чтобы каждый в случае необходимости мог заменить если не врача, то по крайней мере фельдшера и оказать первую помощь и товарищу, и самому себе.

13.00 – Обед.

13.30 – Личное время, подготовка к практическим занятиям.

14.00—19.00 – Практические занятия. Здесь на практике изучали и совершенствовали свои знания во всех тех дисциплинах, которые изучались с утра, кроме разве что иностранных языков, но тут добавлялись еще занятия по рукопашному бою и небольшой список специальных дисциплин. (Очень интенсивные занятия, надо заметить!)

19.00 – Ужин.

19.30 – 23.30 – Личное время.

23.30 – Вечерняя поверка.

24.00 – Отбой.

Вот такой простой и ненавязчивый распорядок дня. И никакого намека на демократию! Жестко, по-армейски, и эффективно! И более того! Пусть знают те романтики, которые насмотрелись голливудских или каких других фильмов о том, как праздно проводят свое свободное время солдаты-контрактники в армиях мира. Бары, казино, проститутки и вся подобная анархия – большая красивая сказка для тех, кто до призывного возраста так и не избавился от розовых очков. Такая махровая «махновщина» отсутствует даже в армиях таких «демократически развитых» стран, как Конго, Зимбабве или, скажем, Колумбия. Парни, знающие, что такое армейская дисциплина, и пришедшие добровольно служить уже по контракту, понимают все последствия такого шага и знают, что они пришли служить по-настоящему. И никаких скидок или поблажек ни на возраст, ни на опыт здесь не будет!.. Бойцы выматывались так, что ни о каких развлекалках никто даже не заикался, а буде и появился бы такой, на него посмотрели бы, как на придурковатого Терминатора, у которого завис центральный процессор. Они выматывались, как кони на пашне. Пять часов практических занятий после пятичасового промывания мозгов теорией делились примерно пополам (включая небольшой, десятиминутный перерыв) и посвящались двум разным дисциплинам. Кстати, о том «небольшом списке» спецпредметов. Знания эти при всем своем желании не имели возможности получить ни пехотинцы, ни танкисты, ни летчики – табу, привилегия разведчиков-диверсантов и групп специального назначения. Так вот, «небольшой список дисциплин» (в дополнение к уже означенным):

10
{"b":"106557","o":1}