ЛитМир - Электронная Библиотека

– Такого веселого дельца нам еще никогда не предлагали… Твою мать!..

– Худа справа… Бардзо худа! (Плохое дело… Очень плохое!) – проговорил Вайпер.

– Мне все равно… – прогудел Гот. – Что прикажут, то и сделаем. Главное, что мы знаем, кто эта «цель», а такого и грохнуть не грех – меньше на земле пакости будет…

– А мне даже нравится это дельце! – улыбнулся Водяной.

– Ясно… Мнения высказаны, теперь давайте, мужики, выкладывайте, кто что знает или слышал о Боливии, – подвел итог Чиф.

Так он поступал всегда. И это не было панибратством, хотя все здесь присутствующие были его друзьями, просто Андрей соблюдал негласный закон разведки – «все имеют право голоса»! Тут уж воистину подтверждалась поговорка о том, что одна голова хорошо, а две – лучше. Каждый из них имел огромный опыт, и пренебрегать таким богатством иногда было не просто преступно, а даже смертельно опасно!..

– Ну, что… – начал Стар. – Начнем с того, что известно всем… С 1997 года в кресле президента Боливии сидит генерал Уго Бансер Суарес. Причем сидит на нем уже во второй раз – после военного переворота полковник Суарес правил страной как диктатор с 1971-го по 1978-й. Кровавое, надо сказать, было правление…

– Так, Паша! – Андрей хлопнул ладонью по столу. – Ну-ка вываливай все, что знаешь про все эти латиноамериканские хунты! Мы собираемся в очень непростую командировку, а у тебя, я знаю, хобби есть странное, но для нас очень полезное: ты читаешь «от корки до корки» все, что касается военных переворотов по всему миру! Так что, давай! Прочти нам лекцию – это будет сейчас полезно для всех, а для дела особенно!

Стар стушевался, но было видно, что ему и самому не терпелось сесть на своего конька:

– Ладно… Значит, так… В 1964-м президентом Боливии был избран Пас Эстенсоро. Военные, утерявшие политическое влияние после революции 1952 года, вновь стали вмешиваться в политику. В ноябре 1964-го они осуществили государственный переворот, свергли президента и подавили в 1965-м сопротивление новому режиму со стороны шахтеров. В 1966-м президентом был избран генерал Рене Барриентос Ортуньо. Генерал известен еще и тем, что в 1967-м его армия разгромила партизанское движение в Боливии во главе с Эрнесто Че Геварой… – Стар закурил и продолжил рассказывать: – После смерти Барриентоса к власти приходили, сменяя друг друга, многочисленные правительства правого и левого толка. Левые, занявшие руководящее положение во время правления генералов Альфредо Овандо Кандии и Хуана Хосе Торреса Гонсалеса, осуществили национализацию собственности американских нефтяных компаний и отменили ограничения деятельности профсоюзов. Однако такое положение никак не устраивало ультраправых военных. Произошедший в августе 1971-го новый военный переворот привел к власти полковника Уго Бансера Суареса… Нынешнего президента… Бансер пользовался поддержкой деловых кругов и оставался на посту президента в течение целых семи лет, а после попытки переворота в 1974-м Бансер Суарес запретил деятельность всех политических партий, профсоюзов и студенческих организаций… В июле 1980-го власть захватил генерал Луис Гарсия Меса и приостановил действие конституции. Многие политические деятели, руководители профсоюзов и военные были арестованы и убиты, другие бежали за границу, университеты были закрыты, а кокаин, который к тому времени составлял главную статью экспорта и дохода крестьян, сделался источником обогащения для президента и правительства… Через год произошел очередной военный переворот – в августе 1981-го Гарсия Меса был свергнут и президентом был избран генерал Сельсо Торрельо Вилья. Его правление было более приемлемым, и правительство обещало провести выборы в 1983-м. Но в течение всего 1982-го увеличивалось количество стачек и демонстраций с требованиями положить конец правлению военных. В июле Торрельо Вилья оставил пост президента, ему на смену пришел другой представитель «умеренных военных» – генерал Гидо Вильдосо Кальдерон…

Павел закурил еще одну сигарету и посмотрел на Андрея:

– Ну, что еще?.. В октябре 1982-го правление военных закончилось: на проведенных выборах перевес получил Эрнан Силес Суасо, и конгресс избрал его президентом. На выборах в июле 1985-го на пост президента Национальным конгрессом вновь был избран Пас Эстенсоро. В 1989-м Бансер Суарес решил поддержать Хайме Паса Самору, который благодаря этой поддержке сменил Паса Эстенсоро на посту президента. Правительство Паса Саморы оказалось крайне непоследовательным, его обвиняли в связях с наркомафией, хотя и недоказанных, что вызвало осложнения в отношениях со Штатами. Самому Пасу Саморе был запрещен въезд в США. На выборах 1993-го победил Гонсало Санчес де Лосада… Он многое наобещал, что-то вроде народного капитализма и народного участия во всех процессах, но… Экономический спад, поразивший в те годы все страны региона, особенно тяжело сказался на экономике Боливии. Правительство Лосады тоже не смогло выполнить свои предвыборные обещания… Поэтому на следующих выборах в 1997-м победил «наш друг» генерал Уго Бансер Суарес… Только и у него что-то не особенно хорошо выходит… Внешний долг боливийского государства достиг 3,7 млрд. долларов США. Международные финансовые институты выразили готовность списать часть долга и предоставить новые кредиты в обмен на дальнейшие рыночные реформы. Но против таких реформ выступили широкие слои населения, включая жителей крупных городов, шахтеров, преподавателей, а также крестьян. Ряды последних пополнились тысячами бывших шахтеров, которые остались без работы в результате закрытия оловянных шахт и рудников и вынуждены были перейти к выращиванию кустарника коки… А поскольку кока используется, как известно, для производства кокаина и боливийские власти проводят массированную кампанию по уничтожению ее посадок, то это вызывает еще большее недовольство крестьян… Там и сейчас идет такая бодяга в Кочабамбе, что мама не горюй!.. Массовые беспорядки, забастовки-демонстрации, комендантский час, кое-какие города на осадном положении… Да и народу уже погибло несколько десятков человек… Вот такие дела… Это все, что я знаю про политические дела Боливии…

– Этого, Паша, даже больше, чем нужно! – сказал Андрей. – Из всего тобой сказанного вывод напрашивается сам собой: с военными нам дело иметь нельзя ни в коем случае! Тем более что у власти сейчас у них бывший диктатор – это вообще ни в какие ворота не лезет!

– Дикий народ – дикие нравы! Дети гор! Мать их…

– Так! С этим ясно! Теперь будем думать, как нам выполнить наше задание, так чтобы не сталкиваться нос к носу ни с правительственными войсками, ни с командос Каймана…

– Да еще постараться, чтобы нас самих в джунглях не сожрали, – прогудел из угла Гот.

Андрей посмотрел на Водяного и Гота:

– Ну что, следопыты? Что мы должны знать о местности и ее живности?

Теперь заговорил Водяной, поглядывая изредка на «большого немца»:

– Местные условия нам достались не самые радостные… Сейчас там зима… Самое сложное – это горы. – Павел подсел поближе к карте и стал водить по ней пальцем. – Боливия делится на три горные части: Западная Кордильера, протягивающаяся вдоль чилийской границы, Кордильера-Реаль, вытянутая в том же направлении на востоке горной страны, и высокогорное плато Альтиплано, разделяющее эти хребты… Кордильера-Реаль и Альтиплано нам не нужны: они на востоке и юге, ближе к границам Бразилии, Парагвая и Аргентины… А вот Западная Кордильера «наша»…

Он оторвался от карты и посмотрел на Мартина, как бы приглашая и его внести свою лепту в разговор.

– Западная Кордильера – это продолжение высокогорного хребта, начинающегося к северу от города Арекипа в Перу, – загудел своим мощным голосом Гот. – Гребень хребта прерывается в нескольких местах перевалами, самый низкий из которых расположен на высоте 4000 метров над уровнем моря. В пределах Боливии над этим хребтом возвышаются пики многочисленных вулканов, в том числе и действующих, которые достигают высот до 5800 метров. Здесь находятся и высочайшие вершины Боливии: гора Сахама высотой в 6542 метра и гора Ильямпу, высота этой – 6550 метров…

7
{"b":"106559","o":1}