ЛитМир - Электронная Библиотека
10.20 утра

– Ну-ка, «младшой», резко! – прошептал Сашка Клопу, хотя до Султаная было больше трехсот метров. – Буди командира!

– Отставить будить командира, – раздался рядом голос Лиса. – Командир не спит… Что случилось, «замок»?

– Не спится «бородатым»… Зашевелились что-то они там. Опять, что ли, собрались куда?

Между дувалами довольно небольшого Султаная как-то очень активно сновали люди с небольшими мешками-тюками на спинах и довольно серьезно вооруженные. В окуляры бинокля можно было увидеть не только автоматы, но и несколько «ПКМов», а у некоторых за спинами болтались даже гранатометы «РПГ-7».

– Та-а-ак… Засуетились чего-то. – Лис размышлял вслух. – Что думаешь, Бандера? Ты же эти их «движения» наблюдаешь с самого начала…

– Думаю, что не на Ургун они собрались.

– Поясни.

– Смотри, командир. – Сашка указал Лису на главную площадь кишлака. – Они все свои торбы сносят в одно место. А когда кладут на землю, то эти мешки меняют форму…

– Дальше?

– Сыпучей взрывчатки у них быть не может, ее даже у нас нет. Тем более в таком количестве. Я вон уже больше двадцати мешков насчитал. Значит…

– Готовят караван, ты хочешь сказать?

– Может, и так. Только это…

– Сержант, не тяни кота за яйца и выражайся внятно. Что надумал?

– Не караван это, командир. Не запустят они днем караван с наркотой, а это, скорее всего, именно она. Ну, если б хотя бы вечер был. А так… В любой момент может появиться «вертушка» с досмотровой группой или патруль. Нет, не караван это!

– А что тогда?

– А может такое быть, что вчера «большие баи» о чем-то не договорились, и теперь этот, «наш», решил что-то перепрятать, а? Убрать, типа, из кишлака подальше от «конкурентов»… – Бандера в упор посмотрел на Витушкина. – Может? Они смотри как вооружились серьезно. Но если это не караван, то тогда зачем им столько оружия с собой таскать?

– Опасаются нападения, думаешь? – Лис все внимательнее присматривался к происходящему. – И наверняка очень скорого… И двух часов не поспали, а сами уже опять куда-то собираются.

Прапорщик оторвался от бинокля и посмотрел на Сашку:

– Слушай, Саня, а ты, кажется, прав. Весь этот балаган очень смахивает на срочную эвакуацию. Наш-то, может быть, и «хозяин» этой долины, но против него могут объединиться четверо баев и поставить «под ружье» не меньше полутысячи «джигитов». А это очень серьезно. Если в мешках переработанный опий, то тут на пару миллионов доллариков потянет. А это даже для других стран большие деньги, не говоря уже про нищий Афган.

– Я вот еще что думаю, Лис, – проговорил Бандера. – Далеко они это свое добро не повезут. Близость таких деньжищ душу согревает. Да и опять же «вертушки» с досмотровыми группами. Думаю, всего-то на пару-тройку километров, не больше.

– И это тоже похоже на правду. – Лис достал топографическую карту местности и стал внимательно ее изучать. – Значит, должно быть поблизости такое место, где все это «добро» можно на время заскладировать, а потом без особого труда забрать обратно…

Они вместе склонились над картой и ровно через минуту поняли, что такое место единственное в округе.

– Точно сюда повезут. У них вариантов нет, – «загорелся» Бандера в предвкушении настоящего дела. – Сто процентов!

– Да уж… Вариантов и правда нет. – Витушкину ничего не оставалось, как согласиться. – Поднимай группу, Саня. Пробежимся туда, пока они здесь собираются. А там, на месте, мы их и встретим…

Всего через несколько минут разведчики чуть ли не галопом неслись к месту предполагаемого схрона, где Лис решил устроить засаду.

Километрах в семи восточнее, в отрогах гор Джангальгар, было одно место. Пещеры… Опять эти пещеры! Но деваться было некуда – не станут «духи» прятать такое добро на открытом месте. А эти пещеры были идеальным «потайным складом». Если верить карте, то это была огромная, очень разветвленная система горных пещерных лабиринтов, которая протянулась на добрых четыре километра внутри скал. Да там не то что пару сотен килограммов переработанного опия можно спрятать, а пару сотен тонн при желании, да еще и не меньше полка охраны! И все будет шито-крыто от посторонних глаз. А заканчивались эти «норы» несколькими небольшими выходами на поверхность в районе кишлака Дехминдех, который отстоял от Ургуна на каких-то три-четыре километра.

12.45 пополудни

Они только-только успели найти удобные для засады места и залечь в свои «лежки», как из-за недалекого гребня показался караван.

Видимо, местный бай был очень рачительным хозяином, потому что под вьюки были определены не дорогие скаковые лошади, а обычные безропотные и беспородные трудяги – ослы. И всего-то человек пятнадцать верховых. Наверняка та, проверенная, преданная охрана, которая сопровождала своего «хозяина» домой после ночной «смены караула»…

Говорят, что ослы очень выносливые и могут тащить на себе большое количество груза. Но даже у ослика есть свой предел «грузоподъемности», и он его очень точно знает. И никогда не сдвинется с места, хоть ты кол ему на голове теши, если этот предел будет превышен хотя бы на один килограмм. Так вот, средний осел может тащить на себе около сотни кило, ну, плюс-минус…

В этом караване было десять попарно связанных серых, ушастых «грузовиков», которых вели пятеро погонщиков. И по тому, как тяжело ступали ослики, как прогнулись их спины, разведчики поняли, что их нагрузили по максимуму.

– Ничего себе, – еле слышно прошептал Сашка. – Если это тонна героина, то тогда понятно, чего они засуетились…

– Ш-ш-ш, – прошипел потревоженной коброй Лис, лежавший в метре от Бандеры. – «Павлина» видишь?

В ответ Сашка только кивнул головой.

– Это «наш»…

«Хозяин», понятное дело, тоже был здесь – в богатом, расшитом золотыми позументами стеганом шелковом халате, с зеленой чалмой на голове, что, в общем-то, в Афгане было довольно большой редкостью, с двумя серебряными кинжалами, заткнутыми за шелковый же, зеленый пояс… Своей гордой осанкой он явно выделялся из всей этой толпы. Сразу было видно, что едет хозяин здешних мест. И охрана у него, которую удалось рассмотреть по-настоящему только сейчас, была соответствующая. Крепкие мужики среднего возраста, с заросшими бородами лицами и свирепыми взглядами по сторонам…

Самыми безобидными в этой гоп-компании были пешие погонщики ослов – пятеро довольно древнего вида «аксакалов», которые прожили уже столько, что напугать их, а особенно удивить чем-то было практически невозможно.

«Знает, что делает, падла, – подумал Сашка, разглядывая всю эту кавалькаду. – Охрана явно из «непримиримых», а эти дедушки в своей жизни отбоялись еще лет пятьдесят назад. Никто из них никогда и никому не скажет о схроне. «Хозяин» может быть уверен в том, что его добро будет в полной сохранности до назначенного срока!»

Караван приближался, и напряжение все нарастало.

Лис еще тогда, когда они только-только нашли эти пещеры, определил порядок действий группы. Сначала надо дать каравану разгрузиться, чтобы потом не искать весь этот груз по горам. А когда «духи» сделают свое дело и немного расслабятся, считая, что дело уже сделано, вот тогда разведчики по ним и ударят. О том, чтобы захватить «хозяина» без боя, речи не шло вообще – не та ситуация. Главное было в другом – ухитриться оставить его не просто живым, а целым и невредимым.

Разгрузка ослов длилась минут двадцать. Пятеро здоровенных «духов» стояли на страже, а остальные снимали с ослов по одному мешку и уходили в глубь пещер. И каждому пришлось сделать по четыре ходки – по количеству мешков на каждом осле… И все это время «большой бай» наблюдал за происходящим, нетерпеливо похлопывая по голенищу своего сапога богато украшенной камчой[11]. Было видно, что он сгорает от нетерпения и только и мечтает о том, чтобы побыстрее убраться отсюда восвояси.

вернуться

11

Камча – плеть для верховой езды (тюркск.). На востоке о богатстве человека говорят его лошадь и оружие. Если у него кинжал в серебряных ножнах, а приклад ружья отделан серебряной или даже золотой гравировкой – это знатный воин. Но если у него точно так же отделаны еще и седло, и рукоять камчи, то это уже без вопросов «большой хозяин», бай!

14
{"b":"106560","o":1}