ЛитМир - Электронная Библиотека

Игорь подхватил гранатомет и с грохотом опустил на первоначальное место.

– Давай, Цыба, отсекай придурков!

– Смотри, «кусок», а Грибок-то наш какой молодчага! – Цыбульский перекричал собственный пулемет.

Со стены дувала по афганцам мощно и умело работал трофейный «ПКМ». За ним, не сгибаясь, стоял стрелок, белый из-за покрывавших его бинтов. Словно мумия прибыла из Египта, чтобы повоевать. Эту мумию поддерживало около десятка злобных автоматов.

– Пригнись, придурок! – проорал Медведь, хотя на таком расстоянии да сквозь грохот боя это было бесполезно – он и себя-то еле слышал.

– Не может он – «скворечник» в спине не дает…

Удивительно, но этой горстке удалось сделать невозможное – они зажали атакующих под перекрестным огнем в такие клещи, что по склону уже вообще никто не то чтобы не бегал, а даже не ползал – «духи» вжали головы в землю. И по этим распластавшимся «мишеням» с другого, дальнего склона «редко, но метко» пухкала «СВД»…

– Бах! Бах! Живой, чертяка! – заорал радостно Медведь.

Цыбуля вопросительно глянул на Игоря, словно искал подтверждение своей догадке:

– Он?!

– Наверняка он – других здесь быть не может! Выжил, узкоглазый!

– Ну, мать его! Расскажу кому дома – не пове…

И прилег щекой на приклад «РПК».

– Да и мне не поверят! Из такой передряги выскочить! На это только Рашид и способен! Как думаешь, Цыба? – И тишина в ответ. – Че молчишь, «младшой», спать рановато…

И дернул его на себя за рукав куртки.

В самом центре лба младшего сержанта чернела небольшая дырочка, а из нее сбегал скупой алый ручеек, спускаясь к кончику носа. Наверное, глупая, шальная пуля нашла свою жертву уже на самом излете…

А потом прилетели «крокодилы» и перепахали НУРСами ближайшие склоны. А еще через десять минут появились транспортные «мишки», только сесть им оказалось негде – большой уклон…

Пилоты связались с Грибом, сказали, что в паре километров от кишлака есть подходящая площадка. И Гриб повел взвод к «вертушкам».

Они тогда на себе выносили всех, кто еще дышал. А на склонах «духи» – все горы НУРСами не обработаешь.

Медведь молотил то из «РПК», то из «АГСа», прикрывая отходивший взод. А когда он их уже перестал доставать, взвод встретили «каскадеры»…

Они тогда успели. Спасибо им. Если бы не они – до «летунов» никто не добрался бы. Гриб тогда еще двоих «потерял» «грузом 300», да двое уже в «вертушках» «дошли». Такие дела…

А вот сам прапорщик Барзов…

Жгучая, животная ярость охватила Игоря после гибели Цыбы. Ему нравился этот независимый, надежный как скала «щирий українець», толковый и рассудительный. И не появись в бригаде Бах, «замком» Медведь назначил бы именно его, Василия Цыбульского.

– С-суки! Суки-и! – орал Игорь во все горло. – Гады-ы!

И в каком-то исступлении все стрелял и стрелял, прикрывая огнем свой израненный взвод.

А потом раздался взрыв, и все провалилось в пустоту…

…Он очнулся оттого, что кто-то волок его тело. Нестерпимо болело где-то внизу живота, а в сапогах было до безобразия мокро.

Солнце уже давно перевалило за зенит и медленно спускалось к Гиндукушским скалам, высокое, но такое близкое небо, а в нем опять жаворонок. И тишина. Словно и не было вовсе этой войны…

Хотя абсолютной тишины все же не было. Кто-то натужно сопел, перетаскивая тело Медведя, и, скорее всего, ругался, судя по интонации, полушепотом на каком-то незнакомом языке, очень напоминающем фарси.

– Ты кто? – прохрипел Игорь.

– Тихо! – приказал знакомый голос, но Медведь не узнал его хозяина.

– Кто ты? – прошептал он еще раз.

– Своих не узнаешь? Обидно! – В его поле зрения вплыло лицо Баха.

– Рашид…

– Я, командир. А кто еще твою тушу вынести смог бы? Отожрался ты на казенных харчах, дорогой…

– Взвод?

– Их сняла наша «кавалерия».

– Хорошо. Время?

– 16.50. Нас ищут «духи»… Им теперь хоть кого взять хочется, чтобы отыграться.

– Далеко они?

– Рядом, Игорь, совсем рядом… Если не помолчишь – найдут.

– Сильно меня? – совсем уж тихо прошептал Игорь.

– Честно? – Рашид заглянул в глаза своего командира.

– Говори!

– Я когда тебя нашел, поклялся, что вынесу любого, даже «грузом 200»…

– Куда?

– Бок, бедро. Разворотило. Осколок, должно быть…

– Это наши «крокодилы» по склонам «чесали»…

– Т-ш-ш! – приложил Рашид палец к губам и посмотрел куда-то в сторону.

Там, метрах в пятидесяти, шли афганцы. Шли очень медленно, но целенаправленно и как-то неотвратимо. Шли по следу. И Рашид это понял, бросив случайный взгляд на камни, по которым он совсем недавно проволок Медведя. Редкие, но большие и ярко-красные капли горели семафором на серых камнях…

– Нашли, – прошептал Бах.

Времени на раздумья уже не оставалось, и он, рванув зубами за кольца «эфок», метнул одновременно двумя руками эти «подарки» в погоню. Сдвоенный взрыв в самом центре преследователей разметал группу по камням. Но откуда-то, ниже по склону на пару сот метров, мощно ударили очереди «калашей», видимо именно там и шел основной отряд «духов», потерявший в одночасье свою разведку.

Теперь начиналось главное представление.

– Пулемет… – прохрипел Игорь.

– Что?

– Пулемет мне дай, сержант! И вали отсюда…

– И чего ж ты, «кусок», так плохо обо мне подумал, а?.. Ты меня обидел, командир, но пулемет я тебе дам!

– А я уж подумал, что скажешь, как тот таможенник усатый, ну, Верещагин из «Белого солнца…».

– Дам, дам – «таможня дает добро»… – осклабился Рашид и подтолкнул к Медведю «РПК», а сам улегся рядышком с «СВД». – Тебе сейчас спать давать нельзя – не ровен час, не проснешься… Да и мне подмога, какая-никакая.

И завертелось…

И пришел момент, когда у друзей уже не оставалось ни одного патрона. Медведь с трудом расстегнул кобуру и достал свой «стечкин»:

– Две обоймы. Сорок выстрелов…

– Тридцать восемь, братишка… – Бах смотрел в глаза своего друга. – Или в плену помучаться захотел?

– Тридцать восемь… Только я – первый!

Вот тогда-то и ударил мощный автоматный залп у них за спиной. Прошипели, оставляя дымные хвосты, гранаты, выпущенные из «РПГ», и рванули в гуще «духов». Да и очереди те летели поверх голов разведчиков, настигая бросившихся бежать моджахедов.

Судьба… Она улыбнулась этим двоим в очередной раз. Да и не могло быть иначе. Не должно было быть!..

Лето 1990 года, расположение РДГ Филина

– Вот так, пацаны! – подытожил свой рассказ Медведь.

– А кто это был, Медведь? Кто помог?

– «Каскадеры». Они засекли меня, еще когда Гриб взвод выводил. Пока догнали, пока нашли… Поспели в самый раз.

– Ну, а потом?

– Потом… Потом почти полгода госпиталей. Медкомиссии всякие-разные… Орден… И предложение от Бати служить в Отряде. Не знаю уж, как он меня нашел… Так я и попал весной 84-го в «замки» к Шаху.

– История… – протянул задумчиво Филин.

– Тот рейд прогремел на всю бригаду. И командование отнеслось к его результатам очень по-разному. Кто-то считал, что я допустил преступную халатность и потому потерял половину взвода. Дзюба, напротив, считал, что я во всем был прав и поступал соответственно сложившейся ситуации. Комбриг же слушал своих замов и не говорил ничего. Потом прокурорские провели расследование… Я-то всей этой бодяги не знал – по госпиталям таскался: Ташкент, Москва, Одесса… Это мне потом Бах рассказал, когда в «Бурденко» нашел. А подробности – от Дзюбы, когда орден привез, туда же… До Масуда мы так и не добрались, да и никто никогда не добрался, и «летунов» тех не мы вытащили. Но, как потом оказалось при расследовании, стянули на себя большую часть «духов», тем самым помогли «Каскаду», и они в долгу не остались.

– А со взводом как же?

– Ну, что… Взвод пополнили из других. Ищенко, тот «салажонок», после госпиталя уже «младшим» вернулся, его «замком»… Гриб получил «Ленина», Бах – «Красное Знамя», хотя Дзюба ходатайствовал перед комбригом о Звезде Героя, но тот ему отказал… Я считаю, что зря – те, кто выжил, обязаны именно Рашиду. Но посчитали, что второй орден – да какой! – для сержанта срочной службы достаточно, тем более что он ни разу не был ранен… Присвоили «старшину» на дембель. И этот орден… Все «старики» получили по посмертной «Красной Звезде», «салажата» – по МЗО…

9
{"b":"106561","o":1}