ЛитМир - Электронная Библиотека

Роберт Говард

Викинги в боксерских перчатках

* * *

Не успела наша "Морячка" ошвартоваться в порту Йокогама, как Муши Хансен сбежал на берег, чтобы узнать: не найдется ли для меня подходящего противника в каком-нибудь местном боксерском клубе. Вскоре он вернулся и сообщил:

– Ничего не выйдет, Стив. Сейчас здесь устраивают бок только для скандинавов.

– Это как же тебя пони мать? – недоверчиво спросил я.

– Понимаешь, сейчас в Йокогаме стоит китобойная флотилия и охотники на котиков тоже, и вообще, порт набит скандинавами.

– Ну и при чем тут?..

– А при том, что в порту всего один боксерский клуб, – перебил Мути, – и принадлежит он голландцу по фамилии Нейман. Он организовал серию боев на выбывание и, как поговаривают, гребет на этом неплохие деньги. Он выставляет шведов против датчан, понимаешь? А в порту скопились сотни скандинавов, и каждая нация естественно поддерживает своего земляка. Пока впереди датчане. Ты когда-нибудь слышал о Хаконе Торкилсене?

– Еще бы. Правда, в деле я его не видел, но говорят, он – классный боец. Ходит на "Викинге" из Копенгагена, верно?

– Да. "Викинг" стоит в порту. Позапрошлым вечером Хакон нокаутировал в трех раундах Свена Тортвигссена, а сегодня он встречается с Дирком Якобсеном, Готландским Гигантом. Шведы и датчане молотят друг друга на чем свет стоит и делают ставки на последние деньги. Я и сам поставил несколько баксов на Хакона. Так вот, Стив, заявки на участие в поединках принимаются только от скандинавов.

– Вот черт, выходит, я стал жертвой расовых предрассудков? Я на мели, мне нужны деньги. Может, этот Нейман даст мне поучаствовать в отборочном бою? За десять долларов я готов подраться с любыми тремя скандинавами одновременно.

– Не-а, – сказал Муши. – Никаких отборочных не будет. Нейман говорит, что зрители слишком горячие, им столько не высидеть. Да-а, это будет зрелище! Кто бы ни выиграл, драка будет крутая.

– Интересный расклад получается, – с горечью сказал я. – Назови мне хоть одно судно, способное сравниться с "Морячкой" по дракам, а она даже не представлена в поединках. У меня есть большое желание пойти туда и разнести весь этот балаган...

В этот момент показался Билл О'Брайен.

– Вот здорово! – заорал он. – Есть шанс срубить немного деньжат!

– Да не тарахти ты, – посоветовал я, – расскажи все по порядку.

– Значит, так, – начал Билл. – Иду я по причалу и слушаю, как спорят и ссорятся скандинавы, а деньги у них так и переходят из рук в руки. Я успел посмотреть шесть разборок, как вдруг заговорили, что Дирк Якобсен сломал руку, – целил в спарринг-партнера, а попал в стенку. Ну я побежал в клуб Неймана выяснить, так это или нет, а голландец мечется из угла в угол и волосы на себе рвет. Он сказал, что, независимо от исхода поединка, заплатит лишних сто баксов любому, кто способен составить конкуренцию Торкилсену. Еще он сказал; если отменить бой – скандинавы его повесят. И тут я сообразил, как нам протащить своего бойца с "Морячки" и сорвать куш!

– И кого, по твоему мнению, мы можем выставить? – скептически поинтересовался я.

– Ну, у нас есть Муши, – начал Билл. – Правда, он вырос в Америке, но...

– Ага, у вас есть Муши, – недовольно перебил его Муши Хансен. – Ты прекрасно знаешь, что я никакой не швед! Я датчанин и вовсе не хочу драться с Хаконом. Мало того, я надеюсь, что он снесет башку любому тупоголовому шведу, которого выставят против него.

– Вот она, благодарность, – укоризненно сказал Билл. – Ну как тут башковитому парню, вроде меня, придумать что-то дельное, когда постоянно натыкаешься на сплошное непонимание? Я ночей не сплю, думаю, как сделать жизнь своих друзей лучше, и что получаю в благодарность? Споры! Шутки! Противодействие! Вот что я вам скажу...

– Ладно, не заводись, – сказал я. – У нас еще есть Свен Ларсон – он швед!

– Этот здоровый бык продержится против Хакона не больше пятнадцати секунд, – с мрачным удовлетворением сказал Муши. – Кроме того, Свен в тюрьме. Он погулял по порту полчаса, не больше, и его уже успели арестовать за драку с полицейским.

Какое-то время Билл угрюмо таращился на меня, но вдруг глаза его загорелись.

– Черт! – воскликнул он. – Я придумал! Стив, ты будешь шведом!

– Послушай ты, рыбина тупоголовая, – начал я в бешенстве, – мы с тобой столько лет не дрались, но, ей-богу, я...

– Да ты только вникни, – сказал Билл. – Идея вот в чем: ты в Йокогаме никогда не дрался. Ни Нейман, ни кто-нибудь другой тебя не знают. Мы выдадим тебя за шведа...

– Его? За шведа? – Лицо Муши вытянулось от удивления.

– Ну-у, – неуверенно начал Билл, – я, конечно, допускаю, что он не очень похож на шведа.

– Не очень похож на шведа! – возмутился я. – Ах ты сукин сын...

– Ну хорошо. Совсем не похож на шведа! – с отвращением воскликнул Билл. – Но мы выдадим тебя как шведа. Я думаю, они не смогут доказать, что это не так. А начнут спорить, мы им мозги вышибем.

Я обдумал это предложение.

– Ну что же, неплохо, – сказал я наконец. – Получим лишнюю сотню баксов, а за возможность подраться я готов прикинуться хоть эскимосом. Так и поступим.

– Отлично! – воскликнул Билл. – Ты говоришь по-шведски?

– Конечно. Вот послушай: Тшимми Тшекссон спрыкнул с ферефочной лестницы, запыф снять сфой пушлат. Какой прышок, Тшимми!

– Очень хорошо! – сказал Билл. – Собирайтесь! Пойдем к Нейману и подпишемся на это дело. Эй, Муши, ты что, не идешь с нами?

– Нет, не иду, – кисло подтвердил Муши. – Я заранее знаю, что этот бой не доставит мне удовольствия. Стив мой приятель, а Хакон – мой земляк. Кто бы ни проиграл, мне от этого мало радости. Надеюсь, будет ничья. Даже смотреть на это зрелище не собираюсь!

* * *

И он ушел, а я сказал Биллу:

– Раз Муши так относится к этой затее, мне она что-то разонравилась.

– Ничего, он отойдет, – успокоил Билл. – Боже мой, Стив, это же деловой вопрос. По-моему, мы не в том положении, чтобы капризничать. Муши переменит свое мнение, как только мы разделим выигрыш на три части и хлебнем чего-нибудь крепенького.

– Ну ладно, – согласился я. – Пошли к Нейману.

Итак, Билл, я и мой белый бульдог Майк отправились к Нейману. Уже в дверях Билл шепнул мне:

– Не забудь говорить по-шведски.

Низенький толстяк – как я понял, это и был Нейман – сидел на стуле и просматривал какой-то список. Время от времени он прикладывался к бутылке, после чего дергал себя за волосы и выдавал такое ругательство, что уши сворачивались в трубочку.

– Ну, Нейман, – весело выпалил Билл, – чем занимаешься?

– Тут у меня список шведов, которым кажется, что они умеют драться, – посетовал Нейман. – Но ни один и пяти секунд не выдержит против Торкилсена. Придется отменять бой.

– Не придется, – обнадежил его Билл. – Тут со мной самый крутой швед Южных морей!

Нейман быстро обернулся и посмотрел на меня. Его глаза зло вспыхнули, и он подскочил как ужаленный.

– Убирайтесь отсюда! – заорал он. – Приперлись и насмехаются надо мной в такую минуту! Подходящее время для дурацких шуток...

– Остынь, – примирительно сказал Билл. – Говорю тебе, этот швед может уложить Хакона Торкилсена одной левой.

– Швед! – фыркнул Нейман. – Ты, наверное, считаешь меня полным идиотом, если приводишь сюда этого черноголового ирландского верзилу и болтаешь, будто...

– Ерунда! Никакой он не ирландец, – возмутился Билл. – Ты только посмотри на его голубые глаза!

– Вот я смотрю на них, а на память приходят озера Килларни[1], – огрызнулся Нейман. – Швед? Ха-ха! В таком случае Тшон Л. Салливан[2] тоже был шведом. Так, значит, ты швед, да?

– Ну та, – ответил я. – Я есть швет, мистер!

вернуться

1

Килларни – город и одноименная группа из трех озер на юго-западе Ирландии.

вернуться

2

Джон Л. Салливан (1858 – 1918) – американский боксер, ирландец по происхождению, чемпион мира в тяжелом весе в 1882 – 1892 годах.

1
{"b":"10657","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Осмысление. Сила гуманитарного мышления в эпоху алгоритмов
Сломленный принц
Кофеман. Как найти, приготовить и пить свой кофе
Невеста на удачу, или Попаданка против!
GET FEEDBACK. Как негативные отзывы сделают ваш продукт лидером рынка
Атомный ангел
Большой роман о математике. История мира через призму математики
Тёмные птицы
Спасти лето