ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Несемейное счастье
Все приключения Элли и Тотошки. Волшебник Изумрудного города. Урфин Джюс и его деревянные солдаты. Семь подземных королей
Благие знамения
Любовь к несовершенству
Стихотворения
Сулажин
Наполеонов обоз. Книга 2. Белые лошади
Забава для босса

Яна в раздумье опустила голову и вдруг подскочила - ее взгляд случайно упал на часы.

- Черт! Мы уже пять минут сверх нормы пересидели. Не хватало еще, чтобы твои гвардейцы что-нибудь заподозрили! Господи, неужели нельзя от них как-нибудь избавиться? И как ты только существуешь в таких условиях?

Марина печально улыбнулась.

- Обычно я существую в еще худших условиях. Сейчас, пока мать в больнице, у меня, можно сказать, каникулы. Благодаря тебе довольно интересные. Ладно, беги. Надеюсь, завтра увидимся. Если нет, я позвоню массажистке, отменю сеанс. Она вас предупредит.

* * *

На этот раз возвращение в Ковыли было куда более приятным. "Жучков" на смену старым, подсевшим, Яна "оживила" заранее, на вопрос Виталия, о чем они с Мариной беседовали, почти не лукавя, ответила, что Марина рассказывала ей семейные предания. Когда он потребовал подробностей, не утруждая себя выдумками, рассказала историю несчастного брата губернатора, погибшего на заре юности. Наверное, Крысеныш хотел продолжить допрос, но Яна совершенно непритворно начала клевать носом и вскоре заснула.

Предлог для задержки Виталия в Ковылях не потребовался. Сегодня он отвез Яну прямо к гостинице, где ее ждал отдохнувший, умытый и повеселевший Шурик. Она быстро сняла грим, накрасила губы, нацепила очки и парик, и они побежали к Буцефалу. По большому счету, в особой спешке не было нужды - вчера они опытным путем установили, что Буцефал без труда обставит "шестерку" на скаковой дорожке, - но Яна не хотела рисковать.

И правильно. Едва они въехали в зону излучения "жучков" (предусмотрительно пристроившись за уазиком), как из наушников полилось "Прощание славянки" в бодром исполнении мобильника Виталия. Телефонный разговор - по крайней мере, слышимая его часть - никакой ценной информации не содержал:

- Да?.. Да... Да... Хорошо... Я понял. В три часа у последнего пруда.

Но если слова сообщили немногое, то голос выдал Крысеныша с потрохами. Он говорил как человек, назначавший встречу дьяволу. Как смертельно перепуганный ребенок, оказавшийся в темной комнате и вдруг услышавший шорох.

Яна сняла наушники, положила их на колени и уставилась в пространство. "В три часа... Похоже, встреча должна состояться в ближайшее время, иначе он назвал бы день. Сейчас уже пятый час. Значит, ночью или завтра днем... Но предполагается, что завтра днем он отвезет меня к Марине. Хотя... если эта встреча для него очень важна, он просто позвонит в гостиницу, отменит поездку".

Тут Яна испытала прилив гордости за свою предусмотрительность. Она не только выяснила у администратора номер гостиничного телефона, но и записала его в книжку.

- Шурик, можешь ехать в свободном режиме. Сегодня уже ничего интересного не будет.

Он невозмутимо прибавил скорость и обогнал "шестерку", а Яна, порывшись в сумочке, достала трубку мобильника, ручку, записную книжку и позвонила в гостиницу:

- Алло, добрый день. Я ваша постоялица из двести третьего. Простите, могу я узнать, с кем говорю?.. Ольга Афанасьевна, у меня к вам огромная просьба. Если мне в ближайшее время позвонит молодой человек, не могли бы вы сказать ему, что я вышла, и перезвонить по этому номеру? - Яна продиктовала номер. - Спасибо. Я, разумеется, отблагодарю вас за беспокойство. Шурик, - спросила она, убирая в сумочку телефон и записную книжку, - где у вас в городе есть пруды? Именно пруды - во множественном числе.

Он запустил пятерню в свою клоунскую шевелюру и помассировал затылок.

- Есть Головинские пруды. Это на южной окраине, там раньше была зона отдыха. В центре - парк Победы, там целый каскад прудов. Еще два пруда в лесопарке. Вроде бы все. У клуба железнодорожников - только один. А в парке Кирова только бассейны с фонтанами.

- Сколько времени занимает дорога от дома, где мы сегодня ночевали, до самых дальних прудов?

- На машине? Полчаса, не больше.

- Значит так: сейчас доедем до города, и ты свободен. Но к двум часам ночи ты как штык должен стоять у подъезда того самого дома. Договорились?

- А ты куда? К Катюхе?

- Да нет. Поброжу по городу. Посижу где-нибудь в кафе. Может, в кино схожу.

- Брось! Ты же прошлую ночь почти не спала. И эту не будешь. Поедем к нам, отдохнешь по-человечески.

- Спасибо, Шурик, я тронута. Но у тебя жена, ребенок...

- Думаешь, будут к тебе приставать? Не бойся, поехали.

Марьяна искренне не желала Шурику неприятностей. Что бы ни говорила его Ирина, вряд ли она обрадуется, если муж приведет домой молодую девицу и выяснится, что именно ее он "возит по городу" сутки напролет. Но искушение принять душ и поспать в нормальной постели было слишком велико, и Марьяна позволила себя уговорить.

Ее опасения оказались напрасными. То ли Ирина отличалась отменной выдержкой, то ли безоглядно доверяла мужу, но она даже глазом не моргнула, когда Шурик представил ей Яну и сказал, что девушке срочно нужны ванна, ужин и постель. Выдала гостье чистый халат с банным полотенцем и пошла на кухню хлопотать насчет ужина. Только хлопотала она напрасно. Когда Яна, вымывшись, устроилась на кухонном диванчике, глаза у нее тут же начали слипаться, и, не дождавшись ужина, она уснула. А проснулась оттого, что Шурик включил свет.

- Нам пора, - сказал он. - Начало второго. Скорее умывайся-одевайся, а то кофе выпить не успеем.

Без пяти два они въехали во двор знакомого дома. Шурик аккуратно пристроил Буцефала между старой заслуженной "Волгой" и новенькой "Таврией", заглушил мотор и погасил фары. Яна надела наушники. "Жучки", которые Шурик вчера с такими издержками подкинул в комнату и на кухню Виталия, уже сдохли, а новые, прицепленные к ветровке и мокасинам, как и вчера, остались в шкафу прихожей, поэтому ничего, кроме тихого потрескивания, Яна не услышала. В первую минуту она испугалась, но потом сообразила, что, отправляясь на встречу, Крысеныш наверняка наденет верхнюю одежду, а значит, попадет в зону слышимости.

- По-моему, мы зря суетились, - неожиданно сказал Шурик. - Не похоже, что он куда-то собирается. Видишь, с его стороны все окна на шестом темные?

- Но он должен! - выпалила Яна. - Встреча назначена на три. Из гостиницы мне не звонили, то есть завтрашнюю поездку он не отменил. Значит, день исключается. Остается ночь.

- Хороший образец женской логики, - улыбнулся Шурик. - Чтобы получить устраивающий вас вывод, вы с легкостью исключаете из рассмотрения дюжину-другую вполне вероятных событий. Из гостиницы тебе могли не позвонить, потому что забыли или не было связи. Или твой "объект" решил отменить поездку, не предупредив тебя. Или собирается позвонить тебе утром. А может быть...

- Смотри! - торжествующе воскликнула Яна, показывая на осветившееся окно шестого этажа. - Вот тебе и "женская логика"!

Шурику оставалось только состроить комичную гримасу и развести руками.

Яна снова нацепила наушники. Первые несколько минут она по-прежнему слышала только тихое потрескивание, потом что-то стукнуло, раздался скрип, сменившийся шелестением. А потом свет в окне погас, громко хлопнула дверь, и все стихло. Несколько драгоценных секунд ушло у Яны на то, чтобы осознать, какая произошла катастрофа.

- Шурик! Он надел другую куртку и ботинки! - Она трясущимися руками полезла в сумочку за новым "жучком". - Надо как-то подобраться к нему поближе. Может, подойдешь, попросишь у него закурить? Ах, нет, нельзя! Он тебя узнает и все поймет. Господи, какая я дура! Зачем заставила тебя устраивать этот идиотский спектакль? Теперь придется самой выкручиваться. Ладно, авось пронесет. Если парик и очки не подведут...

- Что ты несешь? Человек отправляется среди ночи на тайную встречу, и тут к нему подваливает дамочка в темных очках, норовя притиснуться поближе. Нужно быть полным кретином, чтобы не заподозрить неладное!

37
{"b":"106570","o":1}