ЛитМир - Электронная Библиотека

Сергей окунулся и ожил на глазах. Начал дурачиться, брызгаться, потащил Яну на глубину. Она отбивалась, визжа и смеясь, потом нырнула и поплыла под водой.

Когда она вынырнула, а Сергей нагнал ее и снова утянул под воду, Яна здорово рассердилась. Что за дурацкие шутки! Она даже вдохнуть толком не успела! Так и утопить недолго. И как вцепился крепко, паразит!

Яна извернулась, от души лягнула его, вырвалась и, лихорадочно работая конечностями, вынырнула на поверхность. Через секунду неподалеку появилась голова Сергея.

- Ты что, дурак?!! - закричала она.

И осеклась.

В его глазах не было смеха, в них был холодный расчет. Он смотрел на нее, как смотрит на птичку кот, примериваясь к прыжку. Яна, сильно загребая руками, рванулась к берегу. Но не проплыла и трех метров, когда на ее щиколотке сомкнулись его пальцы. В следующее мгновение она снова оказалась под водой.

"Боже, мне не выкарабкаться! Он гораздо сильнее меня! И плавает куда лучше! Но почему? Почему?!"

Часть третья

Сергей Владимирович испытывал настоятельную потребность надавать себе пощечин. Только третьего дня Виталий Желнин сидел в этом кабинете - темнил, изворачивался, бледнел, краснел, трясся, как овечий хвост, и вообще выказывал все признаки слабости и нервозности. Любой щенок с минимальным следовательским стажем расколол бы такого "клиента" в считанные минуты. А он, Гуляев, матерый волк, оттрубивший в прокуратуре четверть века, дал маху. Проявил, называется, гуманность! В результате господин "личный помощник" Турусовой отправился следом за своей шефиней и любовницей туда, откуда его ни повесткой не вызовешь, ни под конвоем не доставишь. А с его смертью погибла и надежда Гуляева раскрыть убийство губернаторши быстро и безболезненно.

Да, именно безболезненно. Сергей Владимирович вполне отдавал себе отчет в том, что эта формулировка - не фигура речи. Его подозрения в отношении Оксаны Вольской, не скрывающей неприязни к покойной Турусовой и имевшей самые широкие возможности организовать ее убийство, материализовались в неприятную ноющую боль в левой части груди. И только с появлением фигуранта, который на допросе едва не наложил от страха в штаны, явно знал больше, чем говорил и у которого на момент убийства Альбины не было алиби, зато был пропуск в клинику, болезненное ощущение исчезло.

Гуляев почти не сомневался, что нашел убийцу. Отточенное годами практики следовательское чутье подсказывало: Желнин виновен. Весь следующий день после его допроса Сергей Владимирович посвятил выявлению мотивов. И пожалуй что выявил. Прислуга Турусовых и люди, работавшие на Альбину, - телохранители, шофер, референты - сходились в том, что губернаторша обращалась со своим "личным помощником" отвратительно. Публично орала на него, унижала, насмехалась, язвила, только что ноги об него не вытирала. Все, кто видел эти безобразные сцены, недоумевали: и как парень терпит? Люди, конечно, разные бывают. Кто-то за хорошее вознаграждение добровольно в дерьмо окунется. Иной настолько толстокож, что попросту не замечает издевательств. Такому плюнь в глаза, все будет божья роса. Но Виталий производил впечатление человека честолюбивого, амбициозного и не лишенного душевной тонкости. Что могло заставить его безропотно сносить оскорбления немолодой вздорной любовницы и брезгливо-жалостливые взгляды окружающих?

Ответ на этот вопрос Гуляев получил, когда узнал, что официально Желнин числился юристом принадлежащей губернатору компании "Химиконт". Номинальный начальник Виталия на допросе показал, что Турусов распорядился ознакомить молодого человека с тонкостями работы юридического отдела. Значит, Желнин не солгал, Турусов действительно обещал парню обеспечить его профессиональную карьеру, когда супруга откажется от услуг "личного помощника".

Что же получается? Наживкой, соблазнившей Желнина стать альфонсом первостатейной стервы, была высокая должность в крупной компании, и поймал его на крючок не кто иной, как супруг этой стервы, достопочтенный господин губернатор? Интересный расклад. Скорее всего, награда была обещана Виталию при условии, что губернаторша останется им довольна, поэтому он не мог ни бунтовать против дурного обращения, ни уйти, хлопнув дверью. С другой стороны, ни один человек, обладающий хотя бы зачаточным чувством собственного достоинства, не станет вечно мириться с тем, что это достоинство ежедневно попирают и топчут. Рано или поздно терпение иссякнет. По всему выходит, что иссякло оно и у Желнина. Не снес он фортелей Альбины. Но и порвать с ней, оставшись ни с чем, не пожелал. Смерть Турусовой была для него идеальным выходом: с каторгой покончено, впереди - блестящая карьера. Вот вам и мотив убийства.

Для подтверждения версии оставалось еще раз опросить персонал клиники (кто-нибудь наверняка видел там Виталия в день убийства), получить показания Турусова, ну и, конечно, самого Желнина. Сергей Владимирович выписал поручения оперативникам и с чувством выполненного долга отправился домой.

Вечером того же дня дежурную бригаду в составе криминалиста, танатолога и следователя прокуратуры вызвали "на труп". Виталий Григорьевич Желнин встретил смерть в прихожей собственной квартиры, точнее - задохнулся в большом полиэтиленовом мешке для мусора. Учитывая экзотичность способа, вероятность самоубийства была ничтожно мала. А следы поспешного обыска в квартире (выпотрошенные ящики письменного стола и комода, перевернутая постель, разбросанная по полу одежда) и вовсе сводили ее к нулю.

Не нужно было иметь семь пядей во лбу, чтобы усмотреть логическую связь между убийством Турусовой и насильственной смертью ее личного помощника, посему расследование по делу Желнина тоже поручили Гуляеву.

Ох, как клял себя Сергей Владимирович за мягкотелость, услышав новость! Парень практически был у него в руках. Стоило лишь немного надавить, и убийство губернаторши уже было бы раскрыто, а сам Желнин, живой и здоровый, сидел бы сейчас в камере и ждал передачи своего дела в суд. Так нет, надо было ему, Гуляеву, проявить неуместную жалость! Синюшного лица испугался, решил не доводить беднягу до инфаркта. Идиот! Парню тридцати еще не было, армию прошел, на здоровье не жаловался, какой инфаркт? На всякий случай можно было подстраховаться, вызвать врача, но не отпускать вероятного убийцу, даже не установив за ним наблюдения!

Смерть Виталия все усложняла. Без признания Желнина доказать его вину в убийстве Турусовой будет очень непросто. Да и виновен ли он на самом деле? Если виновен, то кто с ним расправился? Какой-нибудь мститель, решивший взять правосудие в свои руки? Ерунда! За ту неделю, что Сергей Владимирович занимался убийством Турусовой, он не допросил ни одного человека, который отозвался бы о покойной с искренней теплотой. А ведь он не пропустил никого из близкого окружения Альбины! Так откуда взяться мстителю, готовому рискнуть собственной свободой ради сведения счетов с убийцей никем не любимой женщины? Тем более что Желнин не принадлежал к сливкам общества, то есть у мифического поборника справедливости не было оснований считать, что власти станут выгораживать убийцу. Нет, версию с мстителем можно даже не рассматривать.

Остаются три возможности. Либо Виталия убили по причине, не связанной с убийством госпожи Турусовой, либо с ним расправился сообщник, опасавшийся, что у Желнина развяжется язык, либо личный помощник губернаторши погиб от той же руки, что и его любовница. Первый вариант выглядел маловероятным. Конечно, совпадения иной раз случаются... Но очень редко. За свою многолетнюю практику Гуляев помнил только два таких казуса, причем один раз брат убитого погиб в результате несчастного случая. Ох, и измучил тогда Сергей Владимирович экспертов, требуя хотя бы дохленького свидетельства в пользу инсценировки! Но нет, не вышло. Ни подозрительных гематом непонятного происхождения, ни отметин от веревок на запястьях и щиколотках, ни следов инъекции, ни наркотических веществ в крови жертвы специалисты не обнаружили. Чистый несчастный случай.

47
{"b":"106570","o":1}