ЛитМир - Электронная Библиотека

Сомневался Гуляев и насчет третьего варианта. Чутье не могло его обмануть. Желнин вел себя на допросе именно так, как ведут себя неопытные преступники, до обморока боящиеся разоблачения. Значит, смерть Альбины, скорее всего, на его совести. По крайней мере, руку он приложил. То есть невинной жертвой душегуба, убравшего Турусову, не был. Выходит, самая перспективная из версий - вторая, с сообщником.

Кто он, этот сообщник? Что его связывало с Виталием? Как они распределили роли? Кто, собственно, убил Турусову? Виталий? Тогда какова роль сообщника? Или убил сообщник? Тогда зачем ему понадобился Желнин? И в любом случае как им удалось вывести из строя охранника и угадать, когда сиделка Турусовой выйдет в туалет? Сиделка... Вот кого давно надо было допросить. Почему-то Гуляев упорно забывал выписать ей повестку. Понятно, он не верил, что она причастна к убийству. Зачем ей убивать, если она легко могла организовать "естественную" смерть пациентки? И оперативникам, которые с ней беседовали, не показалось, будто она что-то скрывает. Но эта ее отлучка... Кого бы Гуляев ни прочил в убийцы, перед ним неизбежно вставал вопрос: откуда убийца знал, что в палате никого не будет? Возможно, сиделка даст ответ.

Елена Игоревна Иванова преподнесла Сергею Владимировичу сразу несколько сюрпризов. Во-первых, она первая из свидетелей не пожалела добрых слов в адрес покойной. Во-вторых, оказалось, что она исполняла при Альбине обязанности не только сиделки, но и телохранителя. В-третьих, благодаря ей Гуляев впервые услышал о системе разовых пропусков, данные о которых не заносились в компьютер. В-четвертых... Но, пожалуй, их беседа стоит того, чтобы привести ее хотя бы частично.

- Какие отношения связывали вас с покойной Турусовой?

- С ее стороны отношение было скорее безразличным. Да оно и понятно - кто я ей? Наемная работница, чьи услуги щедро оплачиваются. А я к Альбине Николаевне относилась хорошо. Да, характер у нее был не сахар, могла и накричать, и обидеть, но где вы видели тяжелобольных с легким характером? Может, и попадаются такие среди бедных - не знаю, им сиделка не по средствам. А богатые да высокопоставленные в болезни все как один сущее наказание. Мы привыкли.

- Что, ко всем без исключения хорошо относитесь?

- Стараемся. Но Альбина Николаевна для меня - случай особый. Я ей очень признательна. Если бы не она, не знаю, как бы мы с сыном и родителями выжили. Знаете, сколько в сумме составляют их пенсии, алименты на ребенка и зарплата медсестры в обычной государственной больнице? Сто долларов! Можно на такие деньги прокормить семью из четырех человек? Я буквально загибалась, работала в две смены, а после еще бегала по частным пациентам уколы делать. Спала по три часа в сутки. И все равно денег не было даже на самое необходимое. Не знаю, на сколько меня хватило бы, если бы добрые люди не присоветовали пойти на собеседование в бизнес-колледж. Я сначала слышать ничего не хотела: какой там бизнес-колледж, я и бесплатного-то обучения не могла себе позволить, кто за меня будет семью кормить? Но потом дала себя уговорить. В конце концов, думаю, от меня не убудет, а жить так, как я живу, все равно невозможно. Ну и пошла. И что бы вы думали? Случилось чудо. Со мной поговорили - очень вежливо и доброжелательно. Даже когда я объяснила свои обстоятельства и прямо сказала, что платить не смогу ни копейки, никто не погнал меня оттуда поганой метлой. Женщина, которая со мной беседовала, записала мой телефон и пообещала выяснить, что они могут для меня сделать. Через два дня мне позвонили и пригласили на встречу с Альбиной Николаевной. Разговор был долгим, подробностей я уже не помню. Главное - результат. Альбина Николаевна убедила меня учиться не на секретаря-референта, а на телохранителя. Сказала, что женщины-телохранители лучше зарабатывают, и спрос на них очень высок. А учитывая мою первую профессию, у меня от клиентов отбоя не будет. Бизнесмены-подранки будут просто в очередь выстраиваться. Я, правда, сомневалась, получится ли у меня, но тренер, которого тоже пригласили на встречу, заверил, что сложение у меня подходящее, физическая форма неплохая, да и годы позволяют. Альбина Николаевна сказала, что договорится с банком о кредите для меня - на пять лет, с минимальным процентом. И договорилась. На десять тысяч долларов. Восемь на оплату обучения и две на жизнь. Обучение длилось два года, так что двух тысяч, пусть и со скрипом, но должно было хватить. Помню, как я боялась: а ну как у меня ничего не выйдет - где я возьму такие деньжищи, как расплачиваться буду? Кошмарами по ночам мучилась, глупая. А расплатилась уже через год после окончания колледжа, на два года раньше срока. И с тех пор ни разу о деньгах не беспокоилась. Сейчас даже представить трудно, что когда-то все мысли были только о них. Ну разве это жизнь, скажите? Спасибо Альбине Николаевне, земля ей пухом, что из ямы вытащила.

- Полагаю, она сделала это не совсем бескорыстно? Не приходилось ли вам, Елена Игоревна, выполнять для Турусовой поручения деликатного, скажем так, характера? Я имею в виду, не просила ли она вас поставлять ей конфиденциальные сведения о ваших работодателях?

- Знаете, нет. До меня доходили слухи, что Альбина Николаевна использует многих выпускников нашего колледжа как шпионов, но меня она ни о чем таком не просила. Видимо, мои клиенты-пациенты не представляли для нее интереса. А может, ей не хотелось испытывать мою преданность, ведь я нужна была ей в качестве сиделки и телохранителя.

- Она часто прибегала к вашим услугам?

- Всякий раз, когда ложилась в клинику. У нее было четыре постоянных телохранителя, но мужчина в больничной палате - это большое неудобство, поэтому Альбина Николаевна нанимала меня. Двое ее телохранителей получали отпуск, а двое других посменно дежурили у входа в бокс. Казалось бы, с такой охраной ей нечего опасаться, а вот поди же ты... убийцу проворонили.

- Вы вините себя в ее смерти?

- Нет. Я же дежурила круглосуточно, без смены. При таком режиме мои кратковременные отлучки были неизбежны. Я старалась управляться со своими гигиеническими надобностями, когда Альбина Николаевна спала и не ждала посетителей - ночью или после обеда. Если кто-то все же входил в бокс, охранник давал предупредительный сигнал, чтобы я была наготове.

- Что за сигнал?

- По радио. У меня был специальный приемничек.

- А когда посетитель приходил, вы оставались в палате?

- Как правило, да. Альбина Николаевна велела мне выйти только... три раза. Когда приходил ее помощник Виталий.

- Вот как? И с чем, по-вашему, это было связано? Их свидания носили деловой характер или... гм... романтический?

- Скорее, деловой. Она вела себя вовсе не как влюбленная женщина. А он вообще входил к ней, как приговоренный. А уходил пришибленный. Один раз я слышала ее крики, даже к двери подбежала, но так и не вошла. Сообразила, что это она его пропесочивает.

- А за что, не поняли?

- Вроде бы он что-то должен был сделать, да не успел. Я не дослушала. Как только поняла, что он ей не угрожает, сразу ушла.

- Но хотя бы предположительно - о каком деле шла речь?

- Честно, не знаю. Я разобрала-то всего пару фраз. "Мне на твои оправдания наплевать. Я дала тебе конкретное задание и конкретный срок. Не выполнишь - пеняй на себя". А он ей: "Но, Альбина, я все сделал, как ты велела. Я же не виноват, что мне до сих пор не перезвонили". Тут я и отошла.

- А как она обращалась с другими посетителями?

- Да тоже не очень любезно. На мужа вечно ворчала, к дочери придиралась. Но они ничего, терпели. Видно, понимали, что ее болезнь крутит, и жалели. Только та девушка, что за два дня до смерти Альбины Николаевны приходила, в склоку с ней ввязалась. Точно не больную пришла навестить, а на рынок пособачиться.

- Минутку! О какой девушке идет речь? Насколько мне известно, единственная женщина, у которой был пропуск к Альбине Николаевне, - ее дочь Марина.

- Это вы о постоянных пропусках говорите, а бывают еще разовые. Например, вы пришли к больному по срочному делу и больше навещать его не собираетесь. Тогда вам не имеет смысла затевать всю эту мороку с постоянным пропуском - фотографироваться, ждать, пока ваши данные внесут в компьютер, изготовят пропуск, подпишут у начальника охраны, у пациента. Вы просто идете к окошечку перед входом, подаете паспорт и говорите, что хотели бы навестить такого-то и такого. Дежурный регистратор звонит пациенту, выясняет, не возражает ли тот, заносит ваши данные в журнал и выписывает вам бумажку. На выходе из клиники возвращаете ее охраннику, тот проставляет время ухода, а потом передает регистратору.

48
{"b":"106570","o":1}