ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Неожиданно Сьюзан увидела в зеркало заднего обзора множество мигающих огней – целую разноцветную ленту. Казалось, позади нее с шоссе взлетал космический корабль. Она перестроилась во внешний ряд и сбавила скорость.

Мимо нее промчалась колонна пожарных машин. За ними – две полицейские патрульные машины. Затем целый флот машин скорой помощи.

О господи, нет! Она видела, куда они направлялись: к красному зареву, слишком интенсивному для того, чтобы быть светом уличных фонарей.

Ее тревога усилилась. Она утопила в пол педаль газа, послав стрелку спидометра к отметке девяносто миль в час, а затем и сто. Через две мили она догнала колонну и, ориентируясь на задние огни последней машины, съехала за ней с автострады на четырехполосную дорогу, которая проходила через маленькую деревушку. Ее обогнали еще несколько пожарных машин и машин скорой помощи. Они, не останавливаясь, пролетели светофор. Сьюзан тоже не стала ждать зеленого – ей было все равно, в животе все туже затягивался узел страха. Дорога изменилась с тех пор, как она ездила по ней последний раз год назад. В зеркале опять появились мигающие огни. Проехав какое-то здание, которого раньше не было, она подумала – она понадеялась, – что случилось чудо и они едут не по той дороге.

И затем она не поверила своим глазам. Колонна начала поворачивать налево. Резко затормозив, она закричала им сквозь лобовое стекло:

– Не туда! Вы едете не…

И резко замолчала.

Потому что они ехали туда.

В клинике Кейси не было пожара.

Они направлялись в другую часть каньона. Сьюзан вспомнила: в миле впереди них был большой склад пиломатериалов. Вот куда они едут!

Снова тронувшись и быстро набирая скорость, она опустила окно и подставила лицо усиливающемуся ветру. Все хорошо. Клиника не горит. Кейси в безопасности. Над ней, на верхней дороге, словно бешеные звери выли сирены. Пот на коже Сьюзан высох.

– Я скоро буду, Кейси, – сказала она. – Уже подъезжаю.

Впереди уже виднелись впечатляющие дорические колонны – въезд на территорию клиники. На каждой из колонн было выбито: «Клиника „Кипарисовые сады“». Она включила правый сигнал поворота и притормозила, чтобы выпустить выезжающую машину, которая ослепила ее фарами. «Кто-нибудь из ночной смены, врач или технический работник», – подумала она. Резко нажав на акселератор, она понеслась по длинной, обрамленной деревьями аллее, спотыкаясь каждые пятьдесят ярдов, чтобы перевалить через «лежащего полицейского».

Клиника представляла собой красивое современное здание высотой в три этажа, протянувшееся по краю каньона. Из его окон открывался прекрасный вид в обе стороны: и на океан, и на пустыню. Это была дорогая частная больница средних размеров, имеющая прекрасную репутацию и в области пластической хирургии, и в области долгосрочного ухода за такими пациентами, как Кейси.

Большая часть здания была погружена в темноту – освещено было только фойе и несколько окон на втором и третьем этажах. Сьюзан приезжала сюда много раз, и стоянка перед больницей всегда была забита автомобилями; сейчас на ней стояло всего несколько машин.

Она заехала на парковочное место, вышла из машины и беспокойно посмотрела на окно палаты Кейси. Днем его легко было отличить от других окон на втором этаже по пышным цветам в длинном ящике, за которыми круглый год ухаживала мать Сьюзан. Сейчас цветов не было видно. В воздухе стоял слабый запах горящей древесины. Тишину ночи нарушало далекое завывание сирен.

Она быстро пошла к главному входу, но автоматические стеклянные двери не открылись, когда она приблизилась к ним. На них была табличка с надписью: «После 22:00 звоните».

Она нажала на кнопку. Ничего не произошло, и она позвонила еще раз. Прошла целая вечность, прежде чем к двери подплыл охранник в форме, который весил, должно быть, не меньше трехсот фунтов. Он бегло взглянул на Сьюзан, кивнул и снова уплыл. Спустя еще целую минуту двери наконец открылись.

Она вошла внутрь. Охранник сидел за своей конторкой, на которой лежал раскрытый журнал Национальной стрелковой ассоциации.

– Чем могу помочь?

– Можно повидать мою сестру?

Он вскинул брови, будто говоря: «В такой час?», и сказал:

– Вы знаете, где ее палата?

– Двести четырнадцать, крыло «Лагуна».

Он нажал клавишу на компьютерной клавиатуре.

– Имя?

– Ее или мое?

Он устало посмотрел на нее:

– Ее.

– Кейси Корриган.

– А ваше?

– Сьюзан Картер.

Он посмотрел на экран, нажал еще несколько клавиш. Стоящий рядом с ним большой принтер зажужжал и напечатал пропуск. Охранник положил его в пластиковый конверт с булавкой и отдал Сьюзан.

– Знаете, как идти?

– Да. – Она прикрепила пропуск к отвороту пальто. – Спасибо.

– Нет проблем. Хорошего свидания. – Он вернулся к своему журналу.

Эта клиника напоминала Сьюзан клинику Ферн-банка в Лондоне. Дизайнеры сделали все возможное, чтобы ее фойе скорее было похоже на холл отеля, нежели на больницу. Стены обшиты панелями светлого кедрового дерева, на них висели тяжелые гобелены. По периметру мраморного пола были расставлены удобные кресла, отделенные друг от друга горшками с растениями и вазами со свежими цветами. Но также, как и в клинике банка в Лондоне, больницу выдавал запах.

Рывок, с каким тронулся лифт, вызвал у Сьюзан очередной приступ тошноты и головокружения. Выйдя из лифта в коридор, где на полу лежал голубой ковер, она прислонилась к стене и прикрыла глаза. «Не теряй сознания, – подумала она. – Не сейчас, пожалуйста, не сейчас».

Двери лифта с шипением закрылись. Единственными звуками в коридоре был стук ее сердца, тихое жужжание кондиционера и непрерывный электронный писк: бип… бип… бип… бип…

Она открыла глаза и посмотрела вдоль длинного коридора. На каждой двери здесь белела табличка с фамилией пациента в небольшом металлическом держателе. Таблички менялись очень редко. Все пациенты, лежащие на этом этаже, находились в состоянии вегетативной жизни, комы, и большинство имен на двери были знакомы Сьюзан. Она двинулась вдоль коридора. Д. Перлмуттер. Салли Шульман. Боб Таннер. Кейси Корриган.

Над дверью Кейси вспыхивала красная лампа.

У Сьюзан сердце ушло в пятки. Она рванулась к двери и распахнула ее. В комнате было темно, слабое зеленое и оранжевое свечение исходило лишь от дисплеев и индикаторов аппаратов, поддерживающих в Кейси жизнь, следящих за ее дыханием, сердечной и мозговой деятельностью. Сьюзан увидела три мигающих красных огонька и услышала предупредительный звуковой сигнал, пронзительный и частый пип-пип-пип-пип.

Она нащупала выключатель и включила яркий верхний свет, на мгновение ослепивший ее. Затем она увидела Кейси, как и всегда лежащую на кровати. Но только она не дышала. Насос работал, подавая воздух, но грудь Кейси не поднималась и не опускалась, как должна была, как было всегда.

Она вообще не двигалась.

И цвет лица Кейси был не такой, как обычно. Ее щеки раньше были розовыми, будто долгий отдых здесь приносит ей пользу. А сейчас они имели цвет старой жевательной резинки.

Взгляд Сьюзан метнулся к монитору электрокардиограммы. Обычно там возникали равномерные пики, но сейчас через монитор тянулась горизонтальная зеленая линия, а рядом на экране вспыхивали и гасли слова: «Подача воздуха прекращена!»

Взгляд Сьюзан перепрыгнул на вентилятор, и она сразу поняла, что не так: блок, соединяющий дыхательный аппарат Кейси с резиновой выводной трубой насоса, был разобран. Кислород без всякой пользы уходил в пространство комнаты.

Она закричала, призывая помощь, и попыталась соединить трубки. Она ощутила на руке тугую струю воздуха, но трубки рассоединились, как только она отпустила их. Здесь нужен был хомут, защелка, что-нибудь.

– Помогите! – закричала она. – Кто-нибудь, помогите! Пожалуйста! Помогите!

Она выбежала в коридор.

– Помогите! Пожалуйста, помогите!

Никого. Она лихорадочно пыталась понять, что ей теперь делать. Кто-нибудь должен прийти. Кто-то же здесь дежурит. Важнее поддерживать подачу воздуха. Господи, сколько времени Кейси провела вот так?

84
{"b":"106573","o":1}