ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Механизм Вселенной: как законы науки управляют миром и как мы об этом узнали
Тайна брачного соглашения
Лузер
Психология лидерства
Источник
Самый страшный след
Всего лишь тень
Сбежавшая игрушка
Непарадная Америка
Содержание  
A
A

После этих слов все развеселились, а Антонио мягко посоветовал матери не перестараться, потому что откормленная, как индюшка на Рождество, Кристин просто не залезет на лошадь. Слова Антонио вызвали еще больший смех. Только Алекс, присутствующий на семейном обеде, не рассмеялся, а тонко улыбнулся. Кристин почувствовала его пристальный взгляд, но, когда она посмотрела на Алекса, он смотрел в другую сторону. За неделю, проведенную на ранчо, Кристин получила слишком много знаков внимания от Алекса, которые она, помня наставления Изабель, старательно игнорировала. И чем больше она старалась его избегать, тем настойчивее становился Алекс.

Накануне он застал ее одну возле конюшен и пригласил покататься, а когда Кристин отказалась, попытался взять ее за руку.

– Ты что, боишься меня, малышка?

– У меня нет причин бояться вас, сеньор Мендес.

– Алекс, – поправил он ее, но Кристин отрицательно покачала головой.

– Мы не так хорошо знакомы.

– Так что же нам мешает?

– Мое нежелание углублять это знакомство, – дерзко ответила она, и Алекс захохотал.

К счастью, в это время появился Антонио, и Кристин смогла избавиться от общества Алекса, не показав себя трусихой. Она решила быть осторожнее и избегать подобных ситуаций. Она инстинктивно чувствовала какую-то смутную опасность, исходившую от Алекса. И кроме того, разве он мог сравниться с Риком?! Каждое утро она просыпалась с надеждой, что сегодня наконец-то увидит его. И все же Рик, несмотря на ее ожидание, застал Кристин врасплох.

Она оцепенела, услышав его голос за своей спиной. Рик звал ее. Кристин медленно повернулась, страшась и жаждая его увидеть. Широко раскрытыми глазами она разглядывала своего принца, едва понимая, что он ей говорит. Рик был в костюме для верховой езды и выглядел похудевшим, посуровевшим и от этого еще более красивым. Его плечи и грудь стали еще шире, и при росте в шесть футов четыре дюйма он показался Кристин просто огромным. Черты лица стали резче, носогубные складки углубились, появились едва заметные морщинки в уголках глаз, а глаза приобрели новое выражение. Он казался более опасным, более циничным, но на его твердых губах была неожиданно мягкая улыбка, и он снова назвал ее Рыжиком.

Сердце Кристин ухнуло вниз, а голову заволокло золотистым туманом. И только одна мысль пробивалась через это затмение: держать себя в руках, кругом люди! Это казалось почти невозможным, и Кристин попыталась сосредоточиться на чем-то еще, кроме совершенного тела и лица Рика с налетом мрачной тяжеловесности.

Ее взгляд зацепился за фигуру мужчины, направляющегося к ним, и Кристин почувствовала себя так, словно на нее вылили ведро холодной воды – это был Алекс, и его глаза горели мрачным и насмешливым огнем, а губы исказила неприятная ухмылка. Взгляд Кристин беспомощно метнулся дальше и наткнулся на еще более ужасное зрелище – разодетую в пух и прах Ирену. Теперь у Кристин появилось чувство, что ее макнули в прорубь. Остатки золотистого тумана канули в небытие, и Кристин сказала, что пора ехать. Или это сказал Антонио, к тому времени потерявший терпение, – Кристин была не уверена. Она не помнила, как села в седло и как они выехали со двора. Кристин пришла в себя от недовольного бурчания Антонио, который недоумевал, по какому поводу Кристин изображала щенячий восторг. Уж не потому ли, что Рик показал нос на ранчо?

– Конечно нет! – горячо заверила его Кристин. – Просто у меня хорошее настроение с утра, денек сегодня будет просто отменный!

Кажется, ей удалось усыпить бдительность своего милого опекуна: Антонио осмотрелся и с улыбкой признал, что денек сегодня и впрямь отменный. После чего они продолжили прогулку.

Они вернулись через час, и Кристин даже не удивилась, увидев в кухне Изабель, хотя подруга редко просыпалась раньше девяти, а стрелки часов показывали всего семь. Изабель узнала, что приехал Рик, и не могла больше спать.

– Где Рик? – спросила она сразу у обоих, на что Кристин, чтобы не выдать себя, благоразумно промолчала, а Антонио пожал плечами с великолепно разыгранным равнодушием.

Пока готовился завтрак, Августина привычно ворчала что-то о подзабытых молодежью правилах приличия, когда девица без сопровождающих и даже компаньонки в обществе мужчины чувствует себя вполне комфортно. На что Изабель, известная смелостью высказываний, заявила матери, что та отстала от жизни как минимум на целый век и подобное уже давным-давно не считается зазорным. Кроме того, Ирена вовсе не молодая неопытная девушка, ей вот-вот стукнет тридцать. Она, можно сказать, уже дама преклонных лет.

– Бальзаковского возраста, – подсказал Антонио и отщипнул кусочек сырого теста от стоящего на противне и готового отправиться в духовой шкаф пирога.

К сожалению, сделал он это настолько неаккуратно, что на пироге сбоку образовалась внушительная дырка, через которую проглядывала начинка. За такой проступок Антонио был с позором изгнан из кухни.

Августина велела дочери прекратить обсуждение вопросов, которые ее не касаются, и заняться ремонтом пирога.

Через час праздничный – в честь приезда Рика и Ирены – завтрак был готов, Изабель и Кристин накрывали стол, а Кристин еще и мучилась самыми ужасными предположениями, почему сладкая парочка задерживается.

Но, когда Рик приехал, стало только хуже. Он любезничал с Иреной, которая по сравнению с позапрошлым летом стала еще более «блондинистой» и утонченно-красивой, и не замечал Кристин.

– Да что с тобой? – Изабель толкнула подругу в бок. – Ты же обожаешь мамин пирог, а сейчас только раскрошила его по тарелке.

– Извини, у меня зуб болит, – сказала Кристин первое, что пришло в голову.

Августина заверила, даст ей выпить замечательный отвар, и тут Кристин поймала насмешливый взгляд Рика.

– Извините меня, – пробормотала она, выскакивая из-за стола и боясь разразиться слезами.

И в последующие несколько дней, когда Рик смотрел на Кристин, в его взгляде была лишь легкая насмешка. Он даже разговаривал с ней так, словно Кристин по-прежнему была ребенком, а не девятнадцатилетней девушкой, и относился с долей снисходительности, как старший брат – к младшей сестре. Кристин поняла, что проиграла. Ее боль была так сильна, что она стала избегать Рика. Кристин полюбила одинокие прогулки верхом, когда не перед кем было изображать спокойствие и улыбаться. Антонио уступил просьбе Кристин отпускать ее одну с огромной неохотой, но все же уступил.

Все было прекрасно, пока в один из дней на нее не наткнулся Алекс. Впрочем, Кристин не до конца была уверена, что эта встреча случайна.

– Почему ты одна, Кристин? – придерживая лошадь, осведомился он. – Одинокие прогулки – не слишком удачная идея.

– Разве я спрашивала ваше мнение по поводу моих прогулок, сеньор Мендес? – холодно поинтересовалась Кристин.

– Ты по-прежнему слишком дерзка, – как бы даже удивился Алекс.

Он показался Кристин более неприятным, чем обычно – возможно, дело было не только в личной антипатии, но и в плохом настроении девушки, – и Кристин желала оказаться на максимально большем расстоянии от него за возможно короткое время. Не дожидаясь следующей реплики Алекса, она выпалила:

– Извините, мне пора. Ласточка уже волнуется.

Кобыла и в самом деле затанцевала на месте, почувствовав нервозность наездницы. Кристин понукнула лошадь, и Ласточка сразу пустилась галопом.

Но на этом испытания не закончились: когда Кристин въехала во двор, то сразу увидела Рика. Он выглядел мрачнее тучи и нервно ударял коротким кнутом по голенищу сапога.

Кристин спешилась, настороженно наблюдая, как он широкими шагами направляется к ней. Мрачное выражение лица не предвещало ничего хорошего.

– Где ты была? – злобно спросил он.

– А в чем дело?

– Дело в том, что моя семья в ответе за тебя, и поэтому ты больше шагу со двора не сделаешь без сопровождения! Если не хочешь брать с собой Антонио, я сам найду тебе сопровождающего!

– Спасибо за предложение, я привыкла самостоятельно решать свои проблемы! – сказала Кристин, вздернув подбородок и сжав губы, чтобы не дрожали.

24
{"b":"106577","o":1}