ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Двухстворчатые деревянные двери распахнулись, и на Кристин пахнуло сложной смесью удивительных запахов: неведомых пряностей, выпечки, сухих трав и еще чего-то странного и волнующего. Этот запах встречал потом Кристин в каждый ее приезд на ранчо Ромеро.

– Проходи, дорогая. Изабель, Антонио, встречайте нашу гостью! – позвала Августина, и из боковой двери тут же появились два подростка: девочка и мальчик.

Девочка была высокая, гораздо выше Кристин, смуглая и темноволосая, с резкими чертами лица и очень темными глазами. Мальчик был почти ее точной копией, за исключением того, что волосы у него были более светлые, а глаза – неправдоподобно зеленые, как весенняя трава.

– Это мои дети, Изабель и Антонио, они близнецы и твои ровесники. Мой старший сын Риккардо, ему двадцать один год, приедет только через несколько дней. Изабель, Антонио, это сеньорита Кристин.

– Добрый вечер, – тихо пробормотала девочка.

Рядом с этими красивыми, смуглыми и высокими детьми она чувствовала себя совсем маленькой и бледной.

– Добрый вечер, Кристин. Как здорово, что ты приехала! Папа нам так много рассказывал о тебе. Антонио, перестань так пристально смотреть на Кристин, ты ее смущаешь, – тут же затараторила Изабель, общаясь с Кристин так непринужденно, словно они не просто сто лет знакомы, а самые лучшие подруги.

– Я бы рад не смотреть, но Кристин такая хорошенькая, – тут же весело заявил Антонио, и, не успела девочка смутиться, как они увлекли ее за собой.

Кристин потом долго думала о том, что, приехав в чужой дом, она сразу же почувствовала себя так, словно после долгого отсутствия вернулась домой и все домочадцы ужасно этому рады.

– Специально к твоему приезду мама испекла свой фирменный пирог. Еще мама приготовила говядину по-андалузски. Надеюсь, ты не вегетарианка и не сидишь на диете?

– Нет, – растерянно отозвалась Кристин.

– Прости, что я так подумала, просто ты очень худенькая! Моя подруга Джули вечно сидит на всяких диетах и даже голодает по целой неделе. В прошлую пятницу она упала в голодный обморок, представляешь? Мама говорит, что это настоящее самоистязание. Столько мучений всего из-за пары фунтов! Я бы никогда на такое не решилась...

В этот момент ноздрей Кристин достиг непередаваемый аромат мяса и острого соуса, и рот девочки наполнился слюной. Кристин поняла, что голодна как волк... как целая стая волков, хотя еще несколько минут назад из-за волнения она совершенно не чувствовала голода.

– Ох, мне кажется, ты ужасно голодная, – тут же сказала Изабель. И не успела Кристин из вежливости слабо запротестовать, как Изабель рассмеялась и добавила: – Прости, что я так прямолинейна, я всегда такая. Мама говорит, что мне не мешает проявлять побольше деликатности, но это порой так трудно...

Изабель говорила и одновременно увлекала Кристин за собой. Через минуту дети оказались в огромной столовой, где уже был накрыт стол.

За ужином собралась вся семья: Габриель, Августина, Изабель и Антонио. Кроме того, за столом присутствовали еще несколько мужчин. Как немного позже пояснила Изабель, это были управляющий ранчо Мартин Хэпберн и хозяин соседнего ранчо Христиан Мендес со своим управляющим.

Мужчины вели неспешную беседу, дети по мере сил старались вести себя спокойно, а сеньора Августина следила за всем происходящим за столом. Ужин был великолепен, и поначалу Кристин, увлеченная вкусными блюдами, не слышала ни слова. Но по мере утоления голода она невольно начала прислушиваться к ведущемуся за столом разговору. Она успела ухватить часть рассуждений о будущем урожае, о достоинствах лошадей, разводимых на ранчо, а потом мужчины стали обсуждать грядущее пополнение. Насколько Кристин поняла, Алехандро, сын Христиана Мендеса, и Риккардо Ромеро в этом году заканчивают колледж, после чего они должны применить полученные знания на практике: Габриель надеялся, что через некоторое время сможет передать управление всем своим огромным поместьем в руки Риккардо.

Габриель не скрывал гордости, рассказывая об успехах своего сына, но близнецы, слушая отца, загадочно улыбались, низко склоняясь над тарелками. Кристин решила обязательно спросить, что означают эти улыбки. Но выяснять не пришлось, потому что после того, как дети съели пирог, сеньора Августина попросила Изабель показать Кристин ее комнату, а едва дети покинули столовую, как Изабель сказала:

– Боюсь, папа будет сильно разочарован, когда узнает, что у Рика совсем другие планы. Он вовсе не хочет управлять ранчо, я сама слышала, как он говорил об этом с Алехандро. Алехандро Мендес его приятель, они вместе учатся в колледже.

– Значит, ты и в самом деле шпионила? – спросил Антонио.

– Вот еще! – от возмущения Изабель фыркнула и даже передернула плечами. – Они говорили так громко, что было слышно во всем доме.

– Вряд ли Рик и Алекс обсуждали свои планы так громко, – позволил себе усомниться Антонио и получил в ответ на свою реплику уничтожающий взгляд сестры. – Тем более что они идут вразрез с планами папы...

– Но он именно так и говорил. Они с Алехандро хотят создать собственную фирму и заниматься бизнесом, а не сидеть на благополучном ранчо, где все отлажено, как механизм швейцарских часов, и подсчитывать прибыль. Рик сказал, что хочет добиться всего сам.

– Тогда ему больше времени нужно было посвящать учебе, а не многочисленным развлечениям.

– Даже если он и развлекался больше, чем нужно, это не отразилось на его учебе. Мама говорит, что из всех студентов курса у Рика самые высокие баллы.

– Мама многого не знает, – со знанием дела заметил Антонио, и близнецы обменялись понимающими улыбками.

– Да уж, – согласилась Изабель, вздохнув немного устало и снисходительно, как вздыхают взрослые при виде проделок более молодого поколения, и подмигнула Кристин.

– Мама и папа слишком идеализируют нашего брата. Рик не столько учится, сколько кутит напропалую.

– Почему бы и нет, раз это ему совершенно не мешает получать лучшие оценки!

Несмотря на то что Кристин не сказала ни слова, у нее возникло ощущение, что она тоже поучаствовала в этом разговоре, высказав собственное мнение. Близнецы вели беседу так, что Кристин не чувствовала себя ни третьей лишней, ни уязвленной. Она шла в серединке – по правую руку Изабель, по левую Антонио – и жадно впитывала информацию. Она еще не видела Рика, но перед ее мысленным взором уже формировался некий смутный образ, который по ходу разговора приобретал все более определенные очертания.

– Мама вообще считает, что Рик – это «ангел во плоти»...

– А папа говорит, что у Рика деловая хватка, как у...

– ...Матерого бизнесмена.

– И мы его просто обожаем!

– Ты обожаешь!

– Скажи еще, что ты не любишь Рика. Ты же таскаешься за ним как хвостик!

– Это я – хвостик?!

– Брэк! – удалось вставить Кристин, и близнецы сначала недоуменно уставились на нее, а потом все трое расхохотались.

– Ты классная, Кристин, – сказали они в один голос.

Они были забавные, смешливые, они даже говорили вместе: один начинал фразу, а другой заканчивал. Энергия била из них ключом, так что Кристин, проводившей последние недели почти исключительно в своей комнате и вздрагивающей от слишком громких звуков, было даже слегка не по себе. Она отвыкла смеяться, она почти отвыкла быть ребенком, и сейчас Изабель и Антонио незаметно помогали ей вернуться в это полузабытое, но очень желанное состояние.

– Вот твоя комната. Моя – напротив, а Антонио и Рик делят комнату в конце коридора.

– Уже не делим. Это моя комната, – вставил Антонио.

– Вот Рик приедет, и ты ему об этом скажешь, – насмешливо заметила Изабель. – Завтра, Кристин, мы покажем тебе дом и ранчо.

– Здесь есть на что посмотреть!

– То же самое мне говорил и сеньор Габриель, – сказала Кристин.

– Вот завтра в этом сама и убедишься. – Изабель распахнула дверь комнаты Кристин, и девочка невольно ахнула от восхищения. – Нравится?

– Очень... очень нравится. – Голос Кристин невольно пресекся.

7
{"b":"106577","o":1}