ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Энн сжала кулаки, с трудом сдерживая слезы. Она спокойно отнеслась к вести о предательстве Боба, но предательство сестры пережить была не в силах.

Наверное, то же самое чувствовал Кристофер Ланкастер, когда узнал, что его отец собирается вновь жениться, неожиданно подумала Энн.

Кулаки разжались, и слезы высохли на глазах.

– Как бы то ни было, нам придется все сказать Бобу, – уже совершенно спокойным голосом сказала Энн. – Все же он отец этого ребенка.

– Я не хочу его видеть. Если бы не он, всего этого не случилось бы! – сердито сказала Кэтрин. – Между нами не пробежала бы кошка, и мы спокойно продолжали бы общаться.

– Между нами и так не пробегала никакая кошка, а уж тем более кот! – ласково сказала Энн, обнимая сестру. – Знаешь, сейчас я поняла, что чувствовал Кристофер Ланкастер, когда поссорился с нашим дедом... Только что у меня был выбор: наслаждаться своей болью, до конца жизни лелеять ее или простить и постараться забыть, чтобы провести остаток дней с родными людьми. Мы не должны ссориться, Кэтрин, тем более из-за мужчины. Это глупо и недостойно, тем более сейчас, когда в семье Ланкастеров наконец-то появится пополнение.

Энн тепло улыбнулась сестре. Кэтрин несмело улыбнулась в ответ и прижалась к Энн, совсем как в первые месяцы после смерти родителей.

– А Бобу мы все-таки скажем, – твердо заявила Энн.

Счастливая тем, как хорошо окончилось неприятное объяснение, и тем, что сестра рядом, Кэтрин не стала спорить, оставив этот вопрос на будущее.

Энн показалось, будто Боб догадывался, что она хочет ему сказать: теперь уже бывший жених приехал к ней через двадцать минут после звонка. Первым же вопросом Боба было сакраментальное:

– Что случилось?

Энн тяжело вздохнула, подумав, что она в последнее время слишком часто сталкивается с этим вопросом.

– Кэтрин в больнице.

– Как же так? – растерянно спросил Боб.

– Вчера она приехала ко мне и сообщила, что ждет от тебя ребенка. В тот же день мы поехали в клинику. – Энн спокойно рассказывала обо всех событиях вчерашнего дня, совершенно не обращая внимания на шокированного Боба. Сейчас здоровье сестры и ее ребенка волновало Энн гораздо сильнее переживаний и душевных терзаний бывшего жениха. Впрочем, еще вечером Энн сказала себе, что Боб даже женихом-то для нее не был. – Врачи настаивают, что Кэтрин нужно немедленно ложиться на сохранение: у вас с ней разные резус-факторы. Если бы я не знала об этом, Кэтрин могла бы потерять ребенка. Но теперь все будет в порядке: она пройдет курс лечения и вскоре вернется домой.

– Откуда ты узнала? – спросил Боб.

– О резус-факторе? – не поняла Энн. – Ты же сам как-то говорил, что у тебя отрицательный резус-фактор. А все данные Кэтрин я помню наизусть.

– Нет. Кэтрин тебе рассказала о том, что мы с ней...

Энн взвела глаза к потолку. Ей нужно обсудить с Бобом столько по-настоящему важных вопросов, а он начинает вновь говорить о том, что ей и так уже понятно!

– Боб, я простила Кэтрин, а ее предательство мне пережить было гораздо сложнее, чем твое. Наверное, сейчас уже можно честно признаться в том, что я просто не любила тебя так, как могла бы любить.

– Мне очень жаль, – пробормотал покрасневший до корней волос Боб.

Энн махнула рукой.

– Пустое все это! У нас сейчас гораздо более серьезные проблемы на повестке дня. Ты признаешь ребенка Кэтрин?

– Конечно. Если бы я мог на ней жениться...

– Я бы тоже предпочла такой вариант развития событий. К сожалению, Кэтрин и слышать о тебе не хочет. Должна признаться, я понимаю почему.

– Я сейчас скажу ужасную для тебя вещь, Энн, но, надеюсь, у тебя хватит сил простить меня еще раз.

Энн лишь пожала плечами. Что бы ни сказал Боб, у нее и так хватало сейчас проблем, чтобы еще задумываться и над его признаниями!

– Когда мы с Кэтрин встретились в первый раз, я почти не заметил ее, она ведь тогда была совсем подростком... Но когда я увидел ее в Оксфорде, мне показалось, что мир перевернулся. Прости, Энн, но ты никогда не была такой страстной, такой трепетной, такой желанной. Ты права, мы недостаточно сильно любили друг друга... Ты прекрасная женщина, Энн, ты сделаешь счастливым любого мужчину, но...

– Хватит с меня покаяний! – взмолилась Энн. – Если честно, мне не очень приятно все это слушать. К тому же я в курсе, что я замечательная женщина. Знаешь, я даже рада, что все вот так окончилось. Мы ведь даже не были помолвлены. Вряд ли мне было бы так же просто пережить все это после нашей с тобой свадьбы. Я рада, что мы не торопились.

– Я тоже рад, – признался Боб.

– Но сейчас следует поспешить. Насколько я помню мечты Кэтрин о ее свадьбе, выпирающий живот нигде не фигурировал. Если ты действительно хочешь на ней жениться, тебе стоит приложить усилия. У нее характер Ланкастеров.

– А это значит, мне придется столкнуться с ослиным упрямством. – Боб чуть заметно улыбнулся. – Ты поможешь мне, Энн?

– Иногда я себя чувствую матерью Терезой! – Энн тяжело вздохнула. – Мне следовало бы прогнать вас обоих, а я собираюсь выступить свахой.

– Ты просто чудо, Энн! – От избытка чувств Боб поцеловал ее в щеку, но сразу же смутился и спросил:

– В каком госпитале Кэтрин?

Энн продиктовала адрес и закрыла за торопящимся к Кэтрин Бобом дверь.

И правда мать Тереза! – сердито подумала она. Убедить сестру и Боба, будто ей так легко удалось пережить это разочарование, оказалось гораздо проще, чем убедить себя.

Энн отправилась на кухню, собираясь приготовить себе хоть что-то на ужин.

Все же они поступили подло! – вдруг прокралась предательская мысль. Энн усилием воли поспешила отогнать ее, но мысль упрямо вертелась на самом крае сознания, портя настроение и аппетит.

Да, подло, но сделанного не воротишь. И даже хорошо, что все так вышло, теперь я спокойно могу целоваться с кем хочу! – подумала Энн и усмехнулась. Да и чем я лучше Кэтрин и Боба? Пусть я не спала с Фредериком, но ведь хотела этого?

Фредерик не брат Боба! – самой себе ответила Энн и в раздражении бросила вилку.

От неприятных мыслей ее оторвал телефонный звонок.

Хорошо бы это была Клер, подумала Энн. Мне сейчас нужно с кем-нибудь поговорить. По крайней мере, Клер всегда называет вещи своими именами. Если бы кто-то назвал Боба и Кэтрин предателями, мне стало бы легче. Я смогла бы защищать и оправдывать их...

Но в трубке раздался мужской баритон. Еще не понимая смысла сказанного, Энн почувствовала, как у нее подгибаются ноги, а все тело словно обдает жаром из раскаленной печи.

– Мисс Ланкастер, это Фредерик Стрейт.

– Я узнала вас, – пролепетала Энн, но тут же постаралась взять себя в руки. – Что вы хотите?

– Встретиться с вами. То, что вы меня узнали, крайне обнадеживает!

– Я же просила передать все документы мистеру Бернеру.

– Я хочу встретиться с вами не как с клиенткой, а как с очаровательной женщиной. Давайте сегодня сходим в зоопарк!

Если бы Энн не сидела, она бы точно упала.

– Куда?

– В зоопарк! Когда вы в последний раз навещали зебр и пингвинов?

– Когда Кэтрин была совсем маленькой. Много лет назад.

– Кэтрин это сестра? – уточнил Фредерик.

– Да.

– Вот и отлично! Зебры по вас соскучились.

– Думаете? – Энн сильно сомневалась в том, что зебрам есть до нее хоть какое-то дело.

– Конечно! А если бы вы знали, как страдают пингвины...

Энн рассмеялась.

А что, почему бы мне и не сходить развеяться? – вдруг подумала она, удивленная тем, что вообще способна смеяться. Зоопарк не то место, где стоит опасаться природного магнетизма Фредерика. Погода исправилась, прогуляюсь, полакомлюсь мороженым...

– Я согласна!

– Отлично! Значит, вы можете спускаться. Я уже стою перед вашим подъездом.

– Как же так? – растерялась Энн.

– Я ведь знаю о своем даре убеждения. Как быстро вы соберетесь?

Энн бросила взгляд в зеркало и поняла, что переживания последних двух суток не лучшим образом отразились на ней.

10
{"b":"106578","o":1}