ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Неужели ему больше некому оставить свои деньги? – удивилась Энн.

– Кристофер всю жизнь боялся, что его детей поразит болезнь, убившая Сьюзен. Он никогда не женился, и внебрачных детей у него нет. Так что, мисс Ланкастер, вы и ваша сестра его единственные родственники. Правда, есть родственники со стороны матери. Тем племянникам также кое-что досталось. А сейчас давайте займемся бумагами.

Мистер Бернер сел за стол и принялся рыться в какой-то папке.

– Если честно, мне не очень хочется получать эти деньги... – призналась Энн. – Я бы с радостью приняла помощь Кристофера Ланкастера пять лет назад, но сейчас... Знаете, иногда ночами, когда от усталости я уже просто не могла уснуть, я мечтала о том, как появится какой-нибудь потерявшийся родственник, возьмет меня за руку и скажет: «Тебе больше не нужно работать, Энн. Ты можешь получить образование и заняться собой. За Кэтрин я присмотрю».

– Я понимаю вашу обиду, мисс Ланкастер, но, прошу вас, не уподобляйтесь вашему дяде, – мягко сказал Бернер. – Ему понадобилась вся жизнь, чтобы понять, как глупа была его обида.

Энн покраснела до корней волос.

– Да, вы правы, это ужасно глупо, – пробормотала она. – Что я должна подписать?

Мистер Бернер протянул ей документы.

– Дядя оставил оставил вам дом в центра Лондона, коллекцию произведений искусства и счет в банке. Используя эти деньги, вы можете не думать о содержании дома в ближайшие десять лет. Я так понимаю, именно на это Кристофер и рассчитывал.

– И что же мне со всем этим делать? – растерялась Энн.

– Владеть. – Мистер Бернер чуть заметно улыбнулся. – Да, дядя еще оставил вам письмо. Просил отдать лично в руки.

– А почему вы все это говорите одной мне? Ведь есть еще и Кэтрин.

– Как я уже говорил, ваш дядя пристально следил за вами. Из увиденного он сделал простой вывод: свое состояние на данный момент он смело может доверить только вам, мисс Ланкастер. Не обижайтесь, но ваша сестра может просто потратить выделенные ей деньги. Вы же можете их приумножить. Во всяком случае, Кристофер Ланкастер рассчитывал на то, что вы не продадите его дом и его картины и не растратите все деньги. Он верил, что вы сможете употребить их с пользой для себя и для сестры.

– Понятно, – кивнула Энн, хотя ей было совершенно неясно, что же делать с неожиданным богатством.

– Можете не беспокоиться. У вашего дяди есть управляющий, несмотря на солидный возраст, он в здравом уме и твердой памяти. Думаю, мистер Флескраб не откажется продолжить управлять, в том числе и бывшим домом вашего дяди. Он занимался домом почти двадцать лет, так что отлично сможет справиться со своими обязанностями.

– Это просто замечательно! Если честно, я с трудом справляюсь с двухкомнатной квартиркой, – призналась Энн.

– Тогда вам стоит познакомиться с мистером Флескрабом.

– Да, конечно, в самое ближайшее время, – согласилась она. – А скажите, в какую сумму оценивается дом?

– Я позволил себе вызвать оценщиков, дом сейчас стоит около миллиона фунтов стерлингов.

– Ох боже мой! – пробормотала ошеломленная Энн.

– Кроме того, это не просто большой особняк в престижном районе, а и памятник архитектуры восемнадцатого века. Отсюда и такая высокая стоимость. Но мы еще не учли стоимости коллекции произведений искусства...

– Насколько я понимаю, это нужно сделать обязательно? – уточнила Энн.

– Да, я также вызвал искусствоведа. Этому человеку я полностью доверяю. Уже через несколько дней вы узнаете стоимость коллекции.

– Отлично! – Энн облегченно улыбнулась. Как хорошо, что есть человек, который может справиться со всеми вопросами без ее участия. Энн научилась разбираться в людях, и она видела, что адвокату Адаму Бернеру можно доверить не только свое имущество, но и жизнь.

– Только учтите, мисс Ланкастер, вы должны будете выделить половину имущества вашей сестре, как только она достигнет совершеннолетия или выйдет замуж.

– Мой дядя, – Энн с трудом дались эти слова, – четко оговорил, что именно должно входить в эту половину?

– Нет, он понадеялся, что вы с сестрой не поссоритесь из-за наследства.

Энн понимающе кивнула. Этот вопрос они обговорят с Кэтрин. Скорее всего, Кэтрин просто махнет рукой на неожиданно свалившееся богатство и предоставит сестре право заниматься всем этим добром.

– Прочитайте внимательно все, что я вам дам, и распишитесь на каждой странице вот здесь. – Мистер Бернер специальной указкой показал Энн, где она должна поставить свою подпись.

Энн старательно изучила каждую букву документов и особенно внимательно отнеслась к сноскам, набранным мелким шрифтом. Нет, она полностью доверяла Адаму Бернеру – ему невозможно было не доверять! – но, как говорится, береженого бог бережет.

Как только Энн подписала документы, мистер Бернер достал запечатанный конверт и протянул ей.

– Ваш дядя просил передать еще это.

– Что это? – удивилась Энн.

– То самое письмо. Ему было очень жаль, что это письмо станет первым и последним его письмом вам. Если вы не против, я пока выйду, у меня есть несколько важных дел, а вы спокойно прочитаете.

– Что вы, не стоит! – поблагодарила его Энн. – Я прочитаю письмо дома.

– Хорошо. Нам с вами еще нужно будет встретиться, чтобы я представил вас мистеру Флескрабу.

– Конечно.

– Когда вы сможете с ним встретиться?

Энн задумалась. Следующая неделя у нее расписана буквально по минутам...

– Что, если в среду, в семь вечера? – предложила она.

– Замечательно. Я сам его оповещу. До свидания, мисс Ланкастер. Если что-то будет нужно, звоните.

– До свидания, мистер Бернер, спасибо вам.

– Это моя работа. – Адвокат и поверенный Кристофера Ланкастера улыбнулся ей.

Придя домой, Энн не спешила распечатать конверт. Она не знала, чего ждать в этом письме: просьб о прощении, исповеди или еще чего-то. Письмо с одинаковой силой отталкивало и притягивало ее.

Глупо бояться какой-то бумажки! – твердо решила Энн и вскрыла конверт.

От удивления Энн чуть слышно вскрикнула: почерк Кристофера был как две капли воды похож на почерк ее отца.

Дрожащими руками Энн взяла листок и принялась читать.

«Дорогая моя Энн (если только я имею право называть вас дорогой). Я много лет не мог решиться написать это письмо. Множество вариантов придумывал я, а вот сейчас и не знаю, что писать. Наверное, мне следует попросить у вас прощения, ведь из-за моего малодушия вам пришлось столько пережить. Если бы я только смог вовремя решиться и сделать шаг вам навстречу! Я ведь понимаю, сколько возможностей вы, Энн, упустили из-за того, что вам пришлось растить сестру. Понимаю и знаю, что мог бы помочь вам обеим. Простите меня, если сможете. Мне очень важно получить прощение от людей одной со мной крови и одной фамилии.

Я отдаю вам свой дом и свои деньги не потому, что хочу выкупить у вас это прощение. Я знаю, что вы сможете потратить их с умом, и тем самым я хотя бы частично искуплю вину за все то, что вам пришлось пережить и по моей вине.

Теперь вы знаете полную историю нашей семьи. Не судите меня строго. Жизнь сделала это лучше любого судьи: у меня нет жены, нет детей и из-за моей собственной глупости нет родных племянниц. Как жаль, что я решился на это письмо так поздно! Ведь когда вы его будете читать, меня уже не будет...

Но я не был бы Ланкастером, если бы продолжал ныть и стенать. Сделанного не воротишь. Я лишь хочу просить вас, Энн, помнить мою историю, помнить о человеке, который сам себя лишил радости жить рядом с любимыми и близкими людьми. Берегите себя, берегите Кэтрин. Мой отец родил двух сыновей, а фамилию Ланкастер носят теперь только две девушки. Надеюсь, вы выйдете замуж и родите много детей, фамилия исчезнет, но останется семья, берегите семью, Энн. За шестьдесят пять лет одиночества я понял, как это важно.

Ваш любящий дядя Кристофер Ланкастер».

4
{"b":"106578","o":1}