ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

"У работодателя, который вынужден снижать издержки, есть два основных варианта - уволить сотрудника или сократить ему заработную плату. Судя по тому, как поступают сегодня, к примеру, автомобильные компании, они склоняются ко второму варианту". Поэтому ситуация может оказаться социально опасной сама по себе, вне зависимости о того, в два раза вырастет безработица или ее рост будет менее существенным, считает Вишневская. Кроме того, она обратила внимание на то, что между увольнениями и безработицей нет прямой зависимости: многие после потери работы надеются найти работу достаточно быстро, о чем свидетельствует небольшой процент тех, кто обращается в службы занятости.

Декабрьский всплеск регистрируемой безработицы Нина Вишневская объяснила недавним повышением пособия по безработице. Это явление, по ее словам, закономерно: после увеличения пособия люди всегда более охотно идут регистрировать свою незанятость.

ТРАГЕДИЯ ПОД БОКОМ

Так получилось, что в разгар военного конфликта, разразившегося в секторе Газа, я оказался в Египте. На Синае, всего в нескольких часах езды от зоны боевых действий. Впрочем, тут я не оригинален - вокруг были тысячи других россиян, которые, как и я, использовали дешевые египетские курорты, чтобы в новогодние каникулы отдохнуть от зимы. Вопреки ожиданиям экономистов, праздничные расходы в этом году оказались лишь немногим меньше обычных, люди от планов, составленных еще до кризиса, не отказывались. Только после окончания каникул рынок как-то разом обвалился. Потратив последние деньги на Новый год, люди перешли к экономии.

Наши соотечественники если и говорили о политике, то обсуждали в основном газовый конфликт с Украиной, да и то вяло, к радости моей, не выказывая никаких шовинистических замечаний в адрес «хохлов». Правда, особой симпатии к ним тоже не выражали. Лежание на пляже не располагает к сильным эмоциям.

Трагедия почти полутора миллионов людей, которые застряли под бомбами, без отопления и электричества, совсем рядом, в секторе Газа, никого не интересовала. Кстати, об отоплении - это совсем не шутка. Это погожим зимним днем на Синае можно греться на пляже. А ночи здесь в январе холодные.

Наших людей, конечно, понять можно. Они отдыхать приехали, а Палестина хоть и рядом, но все равно вне их сферы интересов. Куда больше меня поразили местные арабы. Сидя в кафе и покуривая кальян, они заинтересованно смотрели футбол - не то Евролигу, не то чемпионат Англии. Во всяком случае, один раз я видел, как играет «Манчестер Юнайтед». Газа не интересовала никого, если не считать местных туроператоров, которые жаловались, что из-за ракет ХАМАСа страдают экскурсии в Израиль. Ракет, конечно, очень мало, примерно по дюжине выстрелов в день, да и не попадают они никуда. Но бизнес все равно страдает. И так ведь кризис…

Однодневную поездку в Иерусалим мне предлагали всего за 100 долларов. Я отказался.

Официальный Каир, разумеется, атаку Израиля против Газы осудил, но сделал это как-то вяло и неубедительно. И наоборот, программы Би-би-си и даже CNN были полны весьма жесткой критики Израиля. Антивоенные демонстрации, проходившие в основном в Европе у израильских посольств, показывали подробно и с симпатией. Большинство арабских стран подобных протестов не допускало.

Сотни убитых мирных жителей в Газе - это все-таки слишком для гуманного европейца. Комментаторы один за другим говорили о чрезмерном применении силы со стороны Израиля, о нежелании его правительства считаться с интересами мирного населения, неуважении правил войны. И, разумеется, о том, что насилием проблему не решишь, что идеи ХАМАС глубоко укоренились среди жителей сектора Газа, что страдания людей вызовут только желание мстить. Даже Кристиана Аменпур из CNN, прославившаяся в 1990-е годы заказными репортажами, обосновывавшими необходимость бомбардировки Сербии, на сей раз выдавила из себя несколько слов осуждения.

Однако в этом потоке гуманистического возмущения не было главного - ответа на вопрос, что происходит, и почему.

Израильтяне пугали европейцев исламизмом, европейцы напоминали израильтянам, что их воинственный подход исламистам только на руку. Но никто не говорил о социальной ситуации в регионе, о том, что рост исламизма строго пропорционален развитию неолиберальных тенденций в экономике. Об этом, кстати, редко задумываются и левые. То, что на идеологическом уровне рост влияния ХАМАСа и ливанской «Хезболлы» прямо связан с упадком левых сил и деградацией арабского национализма, который из идеологии антиколониальной борьбы превратился в оправдание коррупции правящих режимов (включая покойного Ясира Арафата и его окружение), это более или менее знают все. В этом смысле, кстати, мы, граждане бывшего СССР, с полным безразличием допустившие распад собственной страны и геополитический разворот новой России спиной к «третьему миру», несем свою долю ответственности за происходящую сейчас трагедию. Однако политическое усиление исламизма имеет и другую сторону - социальную. И она куда важнее идеологии. Важнее даже чем желание многих людей мстить за израильские притеснения. Дело в том, что исламистские организации не только ведут пропаганду и запускают ракеты. Они - и это куда более масштабная часть их деятельности - создают собственную социальную инфраструктуру. Собственные больницы, кассы взаимопомощи, различные социальные услуги. По мере того, как государство, в точном соответствии с рекомендациями неолиберальных экспертов, сворачивает программы по поддержанию социальной сферы, вакуум заполняется исламистскими организациями.

Когда нам говорят, что идеи нельзя победить оружием, это, к сожалению, не совсем правда. Люди могут устать от борьбы, разочароваться в идеологии, осознать ее бесперспективность и бессилие. На протяжении многих веков победоносным завоевателям не раз удавалось сломить сопротивление туземцев, соединяя кнут репрессий с пряником экономического развития. Так поступали еще древние римляне - с теми народами, которые не были предназначены ими к поголовному истреблению и рабству, подобно жителям Карфагена. Так поступали британцы в Индии после 1858 года. Принцип был прост: те, кто с оружием в руках выступает против империи, уничтожаются. Но те, кто не выступает против (не сотрудничает даже, а просто не поддерживает вооруженную борьбу), получают новые позитивные возможности.

В конечном счете, так же поступали и руководители СССР. Только они прибавили к экономическим стимулам социальные - равенство, доступ к образованию, бесплатную медицину. И теперь никакая националистическая пропаганда в бывших советских республиках не вытеснит ностальгию по тем временам.

Однако такая политика в основе своей имеет стремление превратить бывших врагов в лояльных подданных, союзников или товарищей. Израильские элиты не могут не знать об историческом опыте. Они просто не хотят его повторять. Им не нужно замирение на Ближнем Востоке, им не нужно сотрудничество с арабами. Им нужны враги.

Политика Израиля сегодня - это борьба правых с ультраправыми. Цель ультраправых состоит в «окончательном решении» арабского вопроса путем поголовного истребления или (гуманистический вариант) поголовной депортации. Они понимают, что и то и другое сегодня недостижимо. Не только из-за реакции «мирового сообщества», но и потому, что это окажется чересчур даже для граждан самого Израиля. Поэтому ситуацию надо «повесить» в нынешнем состоянии и ждать, пока шанс для «окончательного решения» - политический, психологический - наконец появится. Умеренные правые не имеют столь людоедских планов. Их просто совершенно устраивает нынешнее положение дел. Оно гарантирует им возможность держать израильское общество под своим идеологическим контролем. В конце концов, несколько сот убитых арабов и полтора-два десятка погибших израильтян - разве такая высокая цена за сохранение власти? А немногочисленные прогрессивные либералы и левые гуманисты продолжают повторять формулу о двух независимых государствах, делая вид, будто не понимают, что такого решения нет, что это лишь способ юридически закрепить нынешнее невыносимое положение дел, оставляющее всю экономическую и политическую власть в руках сегодняшних израильских элит, обрекающее палестинцев на жизнь в «бантустанах», лишенных экономической перспективы. Но прогрессивные либералы и левые гуманисты просто не умеют думать. От них не требуется ни анализа, ни даже действий. Они сохраняют свою комфортную нишу, повторяя одни и те же политически корректные и заведомо бессмысленные неработающие формулы. Начать всерьез чего-то добиваться значит выйти из уютной ниши благородного ничегонеделания.

11
{"b":"106590","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мертвое озеро
Я решил прожить до 120 лет
Ведьма по распределению
Защита от темных искусств. Путеводитель по миру паранормальных явлений
Мрачная история
Бестия, или Сделка на тело
Дневник чужих грехов
12 правил жизни. Противоядие от хаоса
Призрачный остров