ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Если социальные движения в нынешнем своем виде для власти вообще не угроза, то соединение подобных движений с массовыми стихийными протестами - это лишь угроза потенциальная. Однако чиновники напуганы уже сейчас, и напуганы всерьез. Страх их вызван отнюдь не давлением снизу, а нажимом сверху.

Чиновник не боится, что его свергнет народ, но он опасается, что его снимет вышестоящее начальство. Бюрократия запугана не протестующими массами, а аппаратными угрозами. Каждый знает, что, допустив какие-либо беспорядки в своей области, городе или районе, он рискует поплатиться собственной должностью. А потому лучше перестараться, чем недосмотреть. За злоупотребление телефонными звонками и излишнее использование ОМОНа еще пока никого не сняли. Хотя кто знает, что будет дальше…

Не удивительно в таких обстоятельствах, что чиновники пребывают в постоянной истерике, сочетающейся с параноидальным страхом «как бы чего не вышло». Однако это не снимает с лидеров социальных движений ответственности за собственные действия.

Между тем в Ижевске то и дело возникало впечатление, что местные организаторы провоцируют власти. Зачем было собирать толпу в центре города, если форум планировался совершенно в другом месте? Чтобы вызвать у милиции подозрение в подготовке несанкционированного митинга? Зачем надо было на глазах у изумленных оперативников громко объявлять про место сбора, если уже за два дня до начала заседаний было понятно, что форум находится на полуподпольном положении?

Слов нет, все эти действия были бы совершенно невинными и оправданными в «нормальных» условиях еще несколько месяцев назад. Но в том-то и дело, что условия сейчас совершенно «ненормальные», о чем свидетельствует не только провинциальный, но отчасти и московский опыт - достаточно вспомнить, с какими препятствиями столкнулся фестиваль «Антикапитализм-2008».

Понятно, что ижевской части организаторов форума пошло на пользу внимание средств массовой информации. Им был полезен скандал, демонстрирующий неадекватность противостоящих им властей - и последние продемонстрировали ее по полной программе. Но ни с московскими организаторами УСФ, ни с делегатами из других регионов об этом не договаривались. И ехали они в Ижевск не для того, чтобы участвовать в пиар-кампании, а для работы. Которая как раз была поставлена под угрозу.

Эта локальная проблема ижевского форума выявляет более общий конфликт, от исхода которого в значительной мере зависит судьба движения.

Выдвигая абстрактно-ниспровергательные требования, превращая акции социального протеста в повод для собственного пиара, преждевременно политизируя движение, мы рискуем нанести ему колоссальный вред. Те, кто делают это, по существу, выступают в роли провокаторов, инициируя фронтальную конфронтацию с властью в тот момент, когда она ничем иным, кроме катастрофического разгрома для социальных движений, закончиться не может.

Понятное дело, что подобное развитие событий оптимально для либеральных деятелей, которые в очередной раз получат возможность пролить крокодиловы слезы по поводу политических репрессий, организованных «кровавым режимом». Но тем, кто называет себя левыми или участниками социальных движений, должно быть далеко не безразлично, что случится с идущими за нами людьми, сохранится ли координация действий, выживут ли свободные профсоюзы.

Для того, чтобы выкрикнуть несколько радикальных лозунгов, не требуется ни большого ума, ни серьезной организации, ни, тем более, авторитета среди населения. Политический пиар не имеет с таким авторитетом ничего общего, ибо доверие людей зарабатывается долгосрочной честной работой и способностью достигать конкретные результаты. Хотя бы добросовестной ответственностью перед собственными союзниками и сторонниками, которые должны знать, что не будут цинично использованы в чужих политических играх.

В этом смысле Уральский социальный форум должен стать важным опытом для активистов и лидеров социальных движений на местах, поводом задуматься и разобраться, кто есть кто. Разница между теми, кто ведет организационную и содержательную работу в движении, и теми, кто пытается пиариться за его счет, становится все более очевидной.

И это тоже важный результат ижевского форума.

ЧЕГО БОЯТСЯ ЧИНОВНИКИ

Осматривая город Ижевск один из участников прошедшего на прошлой неделе Уральского социального форума не удержался от комментария: «Понимаю, почему именно здесь изобрели автомат Калашникова».

Город встретил гостей не только неприятно холодной для середины апреля погодой, но и многочисленными нарядами милиции, полностью готовым к бою ОМОНом и целым парадом спецтехники, «звездой» которого был новенький полицейский броневик, как будто сошедший с экрана голливудского фильма про войну в Ираке. Организаторам форума внезапно отказывали гостиницы, которым уже успели перевести деньги. А чтобы, не дай бог, делегаты не расселились в индивидуальном порядке, в гостиницах вообще перестали селить приезжих.

Сотрудницу Института глобализации и социальных движений Ларису Никулину задержали на вокзале за два дня до форума. Ссылались на анонимный звонок: у женщины искали оружие и наркотики. Хотя, согласитесь, везти автомат Калашникова в Ижевск всё равно, что ехать в Тулу со своим самоваром.

Форум обернулся для города сплошным убытком. Между тем никаких демонстраций и протестов не планировалось. Две сотни людей, съехавшиеся на форум из Москвы, Петербурга, городов Урала и Поволжья, имели совершенно другие цели. Планировалось обсудить развитие социальных движений, их стратегию и тактику в условиях кризиса. Организаторам форума нужна была спокойная и деловая обстановка, а постоянная конфронтация с властями работе отнюдь не способствовала.

В конечном итоге местом проведения форума стал недостроенный дом на окраине города. Эта незавершенная стройка была захвачена обманутыми дольщиками, которые теперь надеются завершить работу собственными силами - по-своему символично, что социальным движениям пришлось собираться именно здесь. Делегаты расселись на полу пустых комнат и приступили к работе, которая пошла на удивление конструктивно.

Социальные движения развиваются, учатся. Всё меньше времени тратится на общие заявления и гневные тирады. Куда важнее было разобрать, почему не работают принимаемые правительством меры по защите занятности и каких новых, альтернативных мер нужно требовать. Тщательно планировали кампанию против Единого государственного экзамена, одинаково ненавистного учителям и школьникам. Оценивали эффективность уже проведенных акций. Слушали лекцию адвоката о правовых проблемах, связанных с проведением акций протеста. Анализировали применимость в России медиа-технологий западных левых и уроки пропагандистской кампании Барака Обамы.

Если социальные движения под воздействием кризиса становятся более конструктивными и вменяемыми, то этого явно нельзя сказать про местные власти. Реакция ижевского начальства на форум свидетельствовала о явном испуге и даже панике. Вопрос лишь в том, чего и кого испугались? Вряд ли две сотни делегатов форума, многие из которых, увы, были уже далеко не первой молодости, представляли реальную угрозу для конституционного строя Удмуртии. Скорее можно заподозрить, что страх чиновников был вызван несколько другими людьми и причинами, и лишь косвенно связан с социальным форумом. Дело тут не столько в давлении низов, сколько в нажиме верхов.

Чиновник достаточно хорошо понимает обстановку, чтобы опасаться, будто народ может его свергнуть, но он панически боится вышестоящего начальства, которое может его снять. А потому принимает превентивные меры, стремясь продемонстрировать старание и бдительность. И чем более нелепыми, несоразмерными угрозе и гротескными оказываются принимаемые решения, тем больше видны усилия аппарата.

Страх перед смещением и выволочками, всегда присущий любому функционеру, достигает в условиях кризиса параноидальных масштабов. Соответственно неадекватными становятся и совершаемые действия.

155
{"b":"106590","o":1}