ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Китай и Индия в полной красе узнают, что такое кризис, когда весь мир начнет потихоньку из него вылезать. Китай работает на экспорт. Когда все рынки сбыта для него закроются, его экономика просто схлопнется. А направить весь поток товаров во внутреннюю экономику невозможно, потому что китайская система построена на сверхнизких доходах трудящихся, позволявших сверхэксплуатацию с целью производить и продавать дешевые товары вовне.

Невозможно резко взвинтить доходы трудящихся, чтобы они поглотили товарную массу, от которой будет отказываться остальной мир. Более того, это грозит социальной катастрофой, ведь процесс резкого повышения жизненного уровня населения не механический, а социальный, он предполагает крайне сложную переналадку, включая такие побочные эффекты, как социальная революция, свержение власти, гражданская война…

"ДП": Что будет со средним классом в России после кризиса?

Б.К.: Его не будет. По окончании кризиса будет что-то новое, новая социальная структура, а та, которая сейчас, исчезнет.

Если хотим позитивно выйти из кризиса, нужно создавать новую интеллигенцию за счет новой образовательной системы, которая была бы ориентирована на будущее, а не на то, что сейчас имеем, когда образовательная система - это просто попытка залатать социальные дыры или насос по извлечению денег из населения, у которого есть потребность получать образование. Нет образования, которое было бы ориентировано на какие-то цели.

Новая интеллигенция и станет новым средним классом. Это может быть тот же старый средний класс, но его функциональная роль будет иная. И нужен новый рабочий класс. Причем опять-таки работающий не на отверточной сборке, а на новых технологиях. Удастся или нет - неочевидная вещь, но определенные шансы у нас есть.

ДЕЛО О МЕРТВЫХ БАРАНАХ: ПРОДОЛЖЕНИЕ

Похоже, что весна несет нам потепление не только в плане погоды, но и в плане политического климата. Симптомы этого, хоть и разрозненные и явно недостаточные, чтобы кого-либо всерьез убедить, продолжают множиться, превращая частные случаи в тенденцию. Преступление майора Евсюкова, расстрелявшего невинных людей в московском супермаркете, привело к отставке главы московской милиции - событие беспрецедентное в российском государстве, где начальство не привыкло нести ответственность не только за действия подчиненных, но даже за свои собственные.

Другим подарком общественному мнению стало уголовное дело, возбужденное прокуратурой против чиновников-браконьеров, которые охотились в январе на занесенных в Красную книгу горных баранов.

Показательно, что прокуратуре потребовалось для этого более четырех месяцев, хотя все основания и доказательства были в наличии сразу же после того, как потерпел крушение злополучный вертолет с вылетевшими на отдых бюрократами. Рядом с убитыми и ранеными пассажирами лежали и расстрелянные с воздуха животные. Фотографии были выложены в Интернете спустя несколько дней, а Горный Алтай взорвался митингами протеста. Тем не менее, прокуратура предпочитала рассматривать обстоятельства аварии, демонстративно закрывая глаза на явные признаки браконьерства.

Затем начались акции протеста в столице. Губернатор Алтая Александр Бердников вынужден был отправить в отставку своего заместителя Анатолия Банных, участника злополучной охоты. Однако защитники природы продолжали требовать официального расследования. Через некоторое время - тоже с большим опозданием -«проснулась» Федеральная служба по надзору в сфере природопользования. На её обращение прокуратура отреагировала неожиданно быстро, 4 мая уголовное дело было, наконец, возбуждено.

Ясное дело, это ещё не конец истории. Вопрос в том, будет ли дело доведено до суда, кому и какие будут вынесены приговоры. Вполне возможно, что неожиданное пробуждение интереса прокуратуры к алтайскому браконьерству вызвано не только давлением общественности, но и политическими интригами вокруг губернатора Бердникова, кресло под которым явно шатается. Но ясно и другое: если бы общественных протестов не было, то надеяться на торжество справедливости, пусть и запоздалое, не было бы никакого основания.

«Дело о мертвых баранах» при всей его ограниченности и специфичности, явно выходит за пределы частного случая, превращаясь в важный политический урок для общества. Организаторы акций протеста с самого начала заявляли: «Это сражение, которое можно выиграть». Кампания против браконьерства стала своего рода моделью того, как хорошо организованное и направленное на четко определенную цель общественное давление может принести плоды даже в отечественных условиях. Кстати, та же группа активистов, инициировавшая несколькими месяцами раньше акции в защиту мультика “South Park”, которому грозил цензурный запрет, и тоже добилась успеха.

Продолжается борьба вокруг отвергаемой большинством учителей и школьников реформы образования и новой редакции Гражданского Кодекса, ограничивающей свободу пользователей Интернета. Это тоже «сражения, которые можно выиграть».

Успех экологических протестов резко контрастирует с бессмысленностью и безадресностью выступлений либеральной оппозиции, которая требует не решения конкретных вопросов, а «отставки правительства» или «свержения режима». Само себя в отставку правительство не отправит, да и режим сам себя свергать в ближайшее время явно не планирует (хотя в российской истории и такое бывало). А равнодушие населения к подобным протестам делает комичными попытки оппозиционеров изобразить себя в виде авангарда, за которым должны пойти воображаемые массы. Между тем население отнюдь не безразлично к политическим событиям. Просто обычные люди гораздо лучше профессиональных бунтовщиков понимают смысл происходящего и свои возможности. Они готовы участвовать в акциях протеста, когда речь идет о конкретных вопросах и о защите своих непосредственных интересов, но совершенно не рвутся подставлять себя под дубинки ОМОНа ради абстрактных идей, которые они к тому же и не разделяют (а это относится в равной мере и к идеям либералов и к лозунгам леворадикалов). То, что общество взрослее, осторожнее и прагматичнее подобных деятелей, отнюдь не означает, будто люди находятся в апатии. Они просто научились за прошедшие годы считать и думать.

«Дело о мертвых баранах» становится доказательством того, что протест имеет смысл, когда у него есть конкретная цель. Аргументом, понятным и убедительным для множества людей. Примером, которому будут следовать.

Специально для «Евразийского Дома»

СТРАННАЯ ПОБЕДА МАРКСИСТОВ

Дмитрий Узланер

15 марта в клубе «Русского института» при поддержке «Русского журнала» и издательства «Ирисэн» состоялась встреча, приуроченная к выходу русского издания книги Пола Готфрида «Странная смерть марксизма». На повестке дня стоял вопрос: действительно ли марксизм умер или же слухи о его смерти сильно преувеличены?

Высказаться по этому поводу во, в принципе, небольшой полутемный подвальчик пришло столько народу (да какого!), что просто диву даешься. Вот в проеме стоит Глеб Павловский, при тусклом свете изучающий обсуждаемую книгу. У входа на табуреточке скромно сидит Борис Куприянов. Где-то там в уголке - Александр Морозов. Рядом со мной тихо беседуют Борис Межуев и Александр Михайловский. В темном углу, прислонившись к стене, готовится интеллектуально ошарашить собравшихся Александр Тарасов. Да что там, всех не упомнишь!

Все вместе - обилие народа, теснота, полутьма - создавали полное ощущение интеллектуального «подполья», в котором ведется какой-то важный спор… Чуть больше места, чуть меньше народу - и эта атмосфера бы испарилась.

Дискуссию очень умело вели Александр Павлов, шеф-редактор РЖ, и Юрий Кузнецов, редактор издательства «Ирисэн», выпустившего книгу.

Теперь по сути. Из прочитанных мной обзоров, которые уже появились в сети, я понял следующее: левые однозначно решили - победа за ними. Они полагают, что им не только удалось «макнуть» в коричневую субстанцию бедного Готфрида, так еще и отечественные консерваторы неожиданно им подыграли. Однако мне лично «победа» левых показалась не только не убедительной, но и, честно говоря, очень странной. Даже, наоборот, она навела на грустные размышления…

176
{"b":"106590","o":1}