ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

По материалам "Новых Известий"

НОВАЯ РЕВОЛЮЦИЯ МЕНЕДЖМЕНТА НАЧАЛАСЬ?

Кризис вынудит компании рационализировать управление. В прошлое уйдут громоздкие аппараты и неэффективные методы руководства. К такому заключению пришли в Центре экономических исследований Института глобализации и социальных движений (ИГСО), оценив характер воздействия кризиса на систему менеджмента. Изменениям подвергнутся способы подбора персонала. Требования повысятся. Многим офисным работникам придется переквалифицироваться, став промышленными рабочими.

Накануне экономического кризиса многие компании располагали необоснованно большими офисными штатами. Чрезмерность управленческого звена предприятий объяснялось общим недоверием их руководства к основной массе наемных работников, не оплачивавшихся достойно. Насаждался тотальный контроль и жестко-иерархическая подотчетность. Кризис обнажил общую неэффективность подобной системы и слабый профессиональный уровень главных фигур в ней.

С окончанием периода хозяйственного подъема перед компаниями встал вопрос об устранении лишних административно-управленческих кадров. «Переход к увольнениям совершился стихийно. Персонал начали сокращать в рамках курса на экономию, но далеко не вследствие стремления компаний действительно поднять эффективность своей работы», - отмечает Борис Кагарлицкий, Директор ИГСО. По его словам, российские офисы опустели, но система менеджмента не изменилась. Старые управленческие методики, со ставкой на аппаратное подавление личности, продолжают господствовать. Никаких серьезных выводов из кризиса еще не сделано.

Руководители российских компаний утверждают, что сокращению подвергается наименее полезный персонал. «На деле большинство фирм производят урезание штатов по той же схеме, по которой отстраивали собственные бюрократические пирамиды прежде. Рабочие места в офисах часто сохраняют за наиболее лояльными, но далеко не самыми грамотными кадрами. По-прежнему считается, что лояльность людей обеспечивается их способностью безоговорочно принимать идеологию фирм, а не удовлетворением материальных и творческих интересов работников», - констатирует Василий Колташов, руководитель Центра экономических исследований ИГСО. Согласно его оценке, результаты кризисного уплотнения нельзя назвать удовлетворительными.

Допустившие стратегические ошибки топ-менеджеры действуют, как и прежде. Психологический климат в компаниях ухудшается. Работоспособность людей снижается, несмотря на стремление старших и средних руководителей все более повышать персональную нагрузку. Рационализации не наблюдается, хотя многие предприятия стремятся пополнить свой штат наиболее грамотными кадрами. Бюрократическая система компаний расшатывается. Неэффективные руководители остаются на высоких постах, производя дальнейшие дезорганизующие увольнения. Управленческое звено продолжает терять эффективность. В сознание офисных служащих разрушается миф об особой собственной социальной роли. Стирается психологическая грань между индустриальными и офисными рабочими.

БЕГСТВО ОТ ДЕНЕГ

Финансовые аналитики в растерянности. Они, конечно, продолжают с важным видом делать прогнозы, но к их заявлениям относятся не более серьезно, чем к астрологическим пророчествам, публикуемым в глянцевых журналах.

Это занятно, может где-то даже совпасть с действительностью, но не будете же вы строить свою жизнь на основании подобных заметок!

Главная проблема финансовой аналитики в том, что она является всего лишь финансовой аналитикой. Иными словами, пытается понять деньги и финансовый рынок, исходя из них самих. Тогда как в действительности причины происходящего надо искать в сфере производства, в международном разделении труда, в социальных и политических процессах, которые, в конечном счете, отражаются и на финансовых рынках. Короче, надо вернуть на почетное место великую науку политэкономии, старательно забытую, даже по-фрейдистски вытесненную из памяти из-за вклада, внесенного в её развитие ужасным Карлом Марксом.

Страх перед Марксом и его идеями превратился в иррациональное отторжение здравого смысла, по крайней мере, в тех случаях, когда простая логика требует обратиться к процессам производства и обмена, задуматься о классовой структуре общества и господствующих в нем интересах. Иными словами, повторить путь, пройденный классической политэкономией и приведший автора «Капитала» к его выводам. При этом не обязательно быть марксистом, чтобы заметить некоторые взаимосвязи, замечать которые «профессиональная аналитика» старательно отказывается.

Между тем практика заставляет задуматься о крайне неприятных вещах. Например, о том, какую политическую и социальную реальность отражают нынешние пляски рубля и доллара, периодически превращающиеся в безумный хоровод с евро и другими валютами.

О том, что девальвация рубля оказалась для многих участников рынка страшно выгодным делом, уже писали. Нефтяные компании смогли компенсировать часть потерь, связанных с падением цен на топливо осенью прошлого года, тем более что зимой цена топлива стабилизировалась на отметке около 20-45 долларов за баррель. Нефтяники получили господдержку, продают свою продукцию за валюту, а зарплату, налоги и долги смежникам платят в дешевеющих рублях - вот и экономия. В свою очередь, Центральный банк и Министерство финансов могут считать себя победителями. По некоторым оценкам, ЦБ на девальвации заработал около триллиона рублей. Потом, когда население и мелкий бизнес принялись панически сбрасывать рубли, ЦБ повернул процесс в другую сторону - на неделю неожиданно и резко рубль укрепился, доллар упал, позволив банкам и государству задешево скупить валюту. После чего рубль опять опустили, и валюту можно было снова обменивать на подешевевшие российские деньги.

Разумеется, все эти колебания можно приписывать рыночной стихии, но пока у ЦБ остаются достаточные валютные резервы, подобные события просто не могут происходить без его ведома.

Аналитики задавались вопросом, где взять деньги для того, чтобы закрыть стремительно растущий бюджетный дефицит. А вот вам и решение. Имеющуюся массу золотовалютных резервов, прежде чем спустить их окончательно, можно превратить в максимально большое количество рублей. Чиновники Минфина и функционеры ЦБ могут повторить, лишь слегка изменив, лозунг из рекламы, красующейся в московском метро: «Не говорите народу, где я беру деньги! Я зарабатываю на разнице курсов валют».

Наивный Джордж Сорос! Чтобы провести подобную операцию с британским фунтом, он собрал у инвесторов какие-то невероятные суммы, кажется, около 60 миллиардов долларов, ужасно рисковал, потом расплачивался с партнерами, а под конец завоевал себе славу пирата финансового рынка, отбиваясь от юристов британского правительства, пытавшихся найти в его действиях состав преступления. Пришлось затратить ещё несколько миллиардов на благотворительность, чтобы исправить подмоченную репутацию. Да и то при каждом удобном случае журналисты припоминают миллиардеру его шалости.

А вот наши финансовые власти сами с собой могут играть в такую же точно игру, причем безо всякого риска. Подняли, опустили, опять подняли, снова опустили. Подсчитали прибыли. Обрадовались. Опять опустили. И так далее…

Увы, этот увлекательный процесс не бесконечен. И у него есть жесткие ограничения, находящиеся за пределами финансового рынка с его увлекательными манипуляциями.

Во-первых, свободные деньги рано или поздно кончатся. Мало того, что надо финансировать растущий бюджетный дефицит, но и сами рыночные игры требуют определенных затрат. На девальвации много денег было заработано, но на последующих комбинациях - вверх, вниз - немалое количество средств было и затрачено. Если в дальнейшем ЦБ стремится удерживать ситуацию под контролем на фоне растущих инфляционных ожиданий и упавшего доверия к рублю, то ему придется тратить на решение этой задачи всё больше денег. В нужный момент (скорее всего, поздней весной) девальвацию можно будет повторить. Но заранее ясно, что каждый новый повтор будет давать меньше средств. Во всяком случае, если говорить не о суммах, а о покупательной способности денег.

88
{"b":"106590","o":1}