ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Все эти материальные символы (фетиши) не вызывают сами по себе сексуальное возбуждение, но усиливают его через пробуждаемые ассоциации. Включая в психике связь вещи и человека, его сексуальной привлекательности, фетиши создают условия, когда подавленное либидо (половое влечение) чиновников высвобождается. Направляемое на раздражающий объект, желание индивида не снимает границы отчуждения между людьми, но позволяет взаимно совершать эротические действия. Даже в момент оргазма, бюрократы не могут ощутить себя единым целым с другим человеком, так велико их отдаление от людей. Однако, во время полового влечения, при высвобожденной сексуальности, в моменты возбуждения и оргазма, чиновники обоего пола вполне могут ощущать удовлетворение от обладания другим человеком. «Ты мой…- Говорят они.- Ты моя…»

Отчуждение и обладание - два ключевых понятия в сексуальном поведении бюрократии. На них держится влечение к сексуально раздражающему подавленное либидо объекту. Стремясь обладать партнером, чиновники видят в сексе с ним не просто форму физиологического удовлетворения, снятия полового напряжения, но и возможность поддержать свое больное самолюбие. Часто это желание выступает основной движущей силой сексуального поиска и контакта. Никогда не теряя ощущения своей изолированной от других людей индивидуальности, наиболее эмоционально уверенные чиновники (мужчины и женщины), постоянно демонстрируют окружающим свое обаяние и очарование, свое умение вызывать желание, притягивать к себе объекты противоположного пола. Показывая таким образом, что границы их возможного сексуального обладания шире, чем у остальных, государственные управленцы обоего пола стараются поднять свой авторитет самцов и самок, и закрепить хрупкое и шаткое собственное уважение к себе.

Отчуждение, как эмоциональное состояние, не покидает русских чиновников - пассивных, озлобленных индивидуалистов - всю жизнь. Только в короткие периоды знакомства и ухаживания, до формирования устойчивой связи с партнером или вступления в брак, способны эти люди взаимно имитировать преодоление отчуждения с «возлюбленным» существом. Давая понять друг другу, что их взаимный интерес носит не примитивный социально-физиологический характер, а является «романтическим влечением душ», бюрократы и их не менее консервативные партнеры на короткий период «страсти» теряют состояние отчуждения по отношению к очаровываемому объекту. Но как только ритуал ухаживания завершен, у народов с глубокими феодальными пережитками в сексуальных отношениях он может занимать и год-два, чувство отчуждения возвращается к людям вновь. При этом, чем дольше по времени и чем насыщенней событиями он был, тем глубже испытываемое партнерами разочарование в личности друг друга. Прежде реализуя церемонии по всем правилам, они теряли ощущение отдаленности и возможной враждебности объекта, наслаждаясь основанной на взаимном исполнении правил (условий перемирия) эмоциональной близостью с ним.

Получая подогретую ухаживанием и внешними раздражителями сексуальности возможность реализации желания, партнеры в момент своей первой близости вполне могут чувствовать сильное, не подавленное взаимной изолированностью возбуждение. Испытываемый ими при этом оргазм оставляет след глубокого, но быстро проходящего, удовлетворения, поощряя стремление к повторению ритуала с другим или этим же партнером. Более подавленные сексуально женщины-чиновники нередко бессознательно стремятся к разрыву отношений со своим сексуальным партнером, чтобы вновь повторить с ним все церемонии и снова почувствовать сильное возбуждение и оргазм.

Нет никакой принципиальной разницы в процессах «преодоления» отчуждения в гетеросексуальной и гомосексуальной связи, за исключением того, что в последней значительно упрощены ритуалы. Сняты многие архаичные правила. Это делает гомосексуальные отношения в среде чиновников эмоционально более здоровыми, чем традиционные связи мужчин и женщин.

Важным фактором временного засыпания чувства отчуждения к окружающим выступает для чиновников страх. Всю жизнь остро испытывая его по отношению к родителям, начальству, правительству и всем вокруг, русские бюрократы часто ощущают его даже в постели с любимым человеком. Причина такого страха состоит в том, что в сексе маски социальных ролей снимаются (пусть это происходит и не на 100%) и вместо серьезной дамы-руководителя рядом с мужчиной оказывается просто полноватая женщина. В такой момент в ней нет начальственной надменности и делового тона. Она не выглядит солидно и пугающе. Кстати, подобное «снятие масок» в постели и является главной помехой в распространении сексуальных контактов между руководителями и подчиненными в бюрократических организациях, поскольку роль административная для чиновников всегда важнее роли сексуальной. И женщины, чье деловое равенство с мужчинами все еще стоит в бюрократической среде под сомнением, гораздо реже идут на опасную для имиджа связь с подчиненными, даже если испытывают к ним сильное влечение.

Не только в офисе, но и в постели в момент сексуального возбуждения чиновники обоих полов стремятся сохранить за собой образ социальной роли, всячески показывают партнеру, порой через малозаметные символы, то, насколько они мужественны или женственны, и как соответствуют своим статусам. Это отрицательно сказывается на половом возбуждении и оргазме, поскольку сохраняющееся эмоциональное напряжение «самоконтроля» препятствует концентрации на удовольствии. Секс, возбуждение и даже оргазм превращаются здесь в некий театр, где главное - это верно сыграть роль.

Оргазм - наивысшая точа наслаждения в момент сексуальной близости. Однако в среде русской бюрократии процент людей испытывающих его в полной мере не велик. Не только женщины-чиновники, но и мужчины государственные управленцы часто могут иметь проблемы в отношении этого явления. Две самые распространенные трудности, типичные для всех консервативных, табуированных людей, это: быстрый оргазм при коротком половом акте у мужчин и долгий «холодный» половой акт без оргазма у женщин. При первом случае имеет место короткое возбуждение испытывающих сексуальный голод мужчин и длительная не возбудимость «нравственных» женщин - во втором. Представляя две половые стороны одной и той же проблемы подавляющей сексуальность упорядоченности отношений и морального воспитания, оба явления на фоне эмоциональной отчужденности партнеров часто видятся непреодолимой преградой. Однако, не редкость ситуации, когда любовники вообще не замечают, что в их сексуальной близости отсутствует что-то важное. Но даже в такой обстановке люди способны бессознательно ощутить, что их половая жизнь находится на неудовлетворительном уровне.

Русские чиновники часто рассматривают собственные сексуальные затруднение, не как личную трудность или обоюдную проблему партнеров, а как явление несовместимости с противоположной стороной. В таких случаях они склонны не к качественному изменению своих отношений и преобразованию собственных ощущений, через переустройство, как восприятия, так и ценностного набора личности, а к поиску нового, подходящего партнера. Приводит ли это к выходу из тупика? Нет - проблема остается на своем месте, несмотря на смену партнеров.

Еще одной связанной с оргазмом трудностью является для российской бюрократии «не умение» мужчины возбудить партнершу, и в силу отчужденной атмосферы в постели, непонимание того, как и для чего это возможно. Быстро загораясь, мужчина проделывает желаемое и, часто наталкиваясь на имитацию, не видит, насколько бедны его сексуальные возможности и интересы. В свою очередь партнерша может также не замечать ненормальности ситуации, пологая, что секс и выглядит подобным образом на самом деле.

21
{"b":"106595","o":1}