ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Брак, практически распавшийся уже по всей стране, у чиновников каким-то образом еще существует в прежней форме. Супружеские узы бюрократы часто создают друг с другом. Устраивая пышные свадьбы с отвратительной музыкой, пьянками, танцами (смысл их, очевидно, состоит в том, чтобы убить этот эротический ритуал) и песнопениями, они тем самым перед родственниками, начальством (его пригласить особенно важно) закрепляют «любовный» союз. Интересно, что почти все свадьбы чиновников носят религиозный окрас (как минимум молодожены посещают церковь). Групповой секс не практикуется - собравшись, большое число людей, объевшись и выпив много алкоголя, никак не пытается снять сексуальное напряжение. В старой русской традиции все просто напиваются и орут поздравления, а также странный выкрик «Горько!», принуждающий юношу и девушку (в основном уже на 5-8 месяце беременности) к поцелуям. Иногда первая брачная ночь является первой, чаще всего она проходит в дорогой гостинице. Из которой утром не выспавшихся супругов выставляет прислуга. Семейная жизнь затем носит затяжной характер.

В браке русские бюрократы редко испытывают что-то похожее на счастье. Лучшее, что у них может получиться это взаимное безразличие и коллегиальное воспитание детей по общим правилам. Сексуально супруги остывают друг к другу гораздо быстрее обычного. Причина этого кроется в полной взаимной пустоте и исполненности всех известных им обрядов, что, часто означает завершение личной жизни. Но подробней о семейных тяготах, удовольствиях и извращениях чиновников мы поговорим позднее, немало затронув их в примерах. Поговорим смело, охватывая многие даже мало известные детали.

Крах Советского Союза привел и к постепенному падению всех удерживавшихся в нем половых отношений. Жестокий кризис охватил семью в ее традиционном виде. Ценности брака были утрачены почти для всего молодого населения России, но чиновники не отступили от попытки их сохранить. Вместе с тем, секс в нашей стране вышел за пределы семейной и партийной темы, став возможным во многих формах. Разумеется, его доступность и качество не стоит переоценивать. В основном он низкого сорта, но это следствие еще не истлевшей до конца системы общественных отношений. Системы, элементом которой является бюрократия - государственная машина капитала, механизм, выстроенный из изуродованных жизней и чувств.

С распадом СССР, на его территории фактически и абстрактно возможных видов секса стало гораздо больше. Многие люди возмущенно окрестили некоторые, а то и все, из них извращениями. Иные сделали это с позиций своих религиозных убеждений, другие, опираясь на прежние нравственные устои. Так или иначе, но все эти вида секса не прошли мимо бюрократии и захватили ее как в форме фантазий, так и в образе конкретного действа.

Строгий костюм, мужской и женский, семья и супружеская верность, долг перед детьми - только ширма, за которой пусть и не красочно, но скрывается истинная сексуальность бюрократии. Гомосексуализм, как мужской, так и женский, тяга к юным и робким созданиям любого пола, грубые «ласки» собаки или пони, все это дополняет жизнь государственных исполнителей и властелинов страны. Не только проститутки, любовники и любовницы, но и новые формы сексуальных контактов сложились в мире русской бюрократии - впервые стали возможными морально, но отнюдь не всегда потеряли психическую боль, как ответное состояние.

Чиновник на работе, чиновник в душе и чиновник в жизни не одно и тоже. Причин у этого много, но их основа - характер «производственных» (рабочих) отношений. Прибывая элементом одной из самых консервативных и не демократически устроенных отраслей общественной деятельности, бюрократ не может не быть циничным. Являясь продуктом хоть и воспитанным под особый вид деятельности, он все же не в силах укрыться от веяний эпохи. И сексуальные тенденции развития жизни не минуют его. Правда, затрагивают они это существо своеобразным образом.

[1.3.] Новые отношения и бюрократия

Длительное наблюдение за российским чиновничеством показало одну внешнюю особенность. Люди, относящиеся к этой профессии, имеют почти все время мрачный вид и улыбаются очень редко. Подобные симптомы наблюдаются и в других странах. К примеру, в США улыбаться принято вообще, и люди все время дарят друг другу положительные эмоции (не всегда настоящие). Это настолько общее место, что улыбаться вынуждены даже чиновники и даже чиновники в Вашингтоне. Но улыбка у них получается не такая. Ее натянутость и пустота очевидна. Люди эти не только не желают удачи и радости другим, но вообще не понимают этих явлений (не в силах даже подделать их). Они им чужды. Поэтому у российской бюрократии улыбки вообще нет.

Чиновники похожи во всем мире. Но, сравнивая их в других странах (даже напыщенных латиноамериканцев) с российскими бюрократами мы все время получаем один вывод, вырисовываясь, он говорит: «Хуже отечественного бумажного зверя нет, по крайней мере, на западе».

Любовь невозможна без радости. Краски ее теплых ощущений способны то держать человека в напряжении, то сотрясать его порывами счастья. Так принято считать, но любовь явление более сложное. Представляя собой не просто набор острых чувств, а целую систему социальных отношений, являясь чертой характера (способностью любить), любовь возникает на основе ощущений и переходит в особое душевное состояние. Выражаясь в ассоциации себя с другим человеком, ощущении неразрывной целостности с ним, любовь дает человеку не потребительское чувство обладания, а ощущение полноты и богатства мира. И как писал автор легендарной книги «Искусство любви» Эрих Фромм в другой своей не менее известной работе «Быть или иметь»: «Любить - это форма продуктивной деятельности. Она предполагает проявление интереса и заботы, познание, душевный отклик, изъявление чувств, наслаждение и может быть направлена на человека, дерево, картину, идею. Она возбуждает и усиливает ощущение полноты жизни. Это процесс самообновления и самообогащения».

Бедное традиционное представление о любви, как о смеси страсти и страдания не способно передать всю полноту этой особенности человеческих отношений. Но, сформированное веками господства в обществе эксплуатации и подавления, оно не случайно во многом сводит чувство любви к душевным мукам, метаниям и боли. Приучая людей видеть и искать в любви как отношениях прежде всего садомазохистский характер, буржуазная сексуальная мораль открывает, что общественные связи, существующие в нашем мире, построены на подавлении и подчинении одной личности другой и всей совокупности личностей системе. Именно такая система производственных и вытекающих отсюда личных отношений формирует подавленную и испуганную форму любви-страдания. В эксплуататорском, сооруженном на материальном неравенстве социуме подавляется не толь сексуальность, ограничиваемая табу и многочисленными правилам, но и все чувства переживаемые людьми. Оплот такого подавления, как и любого иного, в обществе - это государство. Государство - вообще машина подавления, а чиновники - звенья ее адского механизма. Поэтому, чтобы сделать из человека бюрократа его долго и тщательно ломают, разрушая и запрещая в нем не только идеалы свободы, но и чувства.

Производственные отношения, защищаемые государством, веками обеспечивают существование системы подавления, подчинения и эксплуатации. Из всех эпох - наша, капиталистическая, быть может, самая мягкая. Но в России, где действует почти тоталитарный политический режим переоценивать ее не стоит. Однако даже в таком мире люди на практике стремятся к счастью. Они любят, они радуются, забывая об отсутствии прав и свобод, они улыбаются. Представить подобное при феодализме просто невозможно. В «темные века» средневековой реакции улыбка и смех считались происками сатаны. Пытки и костер грозили каждому ищущему новое. Всюду бодрствовала инквизиция. Секса в привычном для нас смысле тогда не существовало. Даже в браке, освященном церковью, во имя продления рода, он был укрыт под толстые ткани ночных одежд. Только с эпохой возрождения выяснилось, что секс возможен не только в разрешенной церковью позе миссионера (лежа: мужчина сверху), но и иным образом. Открыв в начале XVI века в ходе Итальянских войн, что женщины могут заниматься любовью и в других позах, французы произвели подлинную революцию своих представлениях о сексе. История совершила очередной прорыв. Мрачные века прошли, однако мрачные люди остались…

7
{"b":"106595","o":1}