ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Разразился глобальный кризис. Сводки роста продаж превратились в сводки увольнений, сокращений производства, рыночных обвалов. Падала биржа, нефть, сталь, цемент. Падал авторитет властей, слишком много и слишком безграмотно обещавших. Падал он самым сокрушительным и неприкрытым образом. Падал в цифрах. Если речь заходила об анализе, то числовые орнаменты и змейки графиков превращались в тенденции, просчитанные пусть недалеко, но сурово. Черных красок перспективе добавляла беспомощность высших сановников, то не замечавших кризиса, то говоривших, что его уже давно нет. Чем глубже погружалась страна в кризис, тем глупее и бесполезней делались оптимистические прогнозы и обещания. Что бы ни объявлялось в 2008 году бюрократией с громовым авторитетом в голосе, разбивалось событиями в пыль почти мгновенно. Экономика рушилась вопреки магическим заклинаниям «всевластных» чиновников.

Ближайшие «виновники» нашлись неубедительно быстро. Ими оказались отнюдь не авторитетные управленцы Кремля, а авторы, «истерично нагнетавшие» страхи в «здоровой экономической ситуации России».

На аналитиков стали клеить ярлыки «паникеров» и «провокаторов». Недалекие обыватели радостно подвизгивали в тон подобным «разоблачениям», не желая задумываться о собственном завтрашнем дне. Начало казаться, что если негативный поток информации остановить, то фондовый рынок вновь пойдет вверх, а нефть опять подпрыгнет до 147 долларов за баррель. Осенью «нехорошие хозяйственные новости» были почти устранены с официальных телевизионных каналов. О кризисе говорили, но это был далекий, чужой кризис. Он существовал только на затерянном в океане острове Исландия, которому щедрая Россия протянула финансовую руку помощи, или в США, где просто лопались банки. Заклинания и замалчивания не действовали: все рушилось на глазах в самой «благополучной России». Быстрее всего рушились иллюзии общества.

Чиновники поняли, что если кризис нельзя победить, то его можно замолчать. Но замолчать не узко (в рамках ТВ), а широко: прочесав всю прессу, прежде всего экономическую. В дело по всей стране пошли прокурорские проверки.

Первой нашумевшей жертвой экономической опричнины стала газета «Ведомости». В анализе одной из статей издания нашлись «признаки экстремизма». Состояли они в прогнозе, сделанном автором материала. Он предположил, что если в небольшом городке уволят половину рабочих основного предприятия, то социальных неурядиц не избежать. Зоркие прокуроры немедленно почуяли в таком предвидении политическую крамолу. Газета шумно возражала. Прокуроры от своих оценок не отказались. В поисках дурных новостей они уже пролистывали одно издание за другим.

Наивность чиновников может поразить всякого, кто в последние годы не поверил, будто Россия действительно вышла на путь неуклонного роста экономики. На деле примитивность борьбы с дурными новостями посредством прокурорской цензуры проистекает из примитивности ожиданий минувших лет. Беда российской бюрократии состоит в том, что она сама верила в то, что объявляла национальной экономической доктриной. Реальность вынесла сырьевой экономике приговор тяжелого кризиса. Будущее страны не станет таким, как виделось верхам прежде. Для миллионов россиян экономика вновь делается неотделимой от собственной жизни основой политики.

Надежда победить дурные вести ножницами прокуратуры примитивна. Даже с если экономическую прессу удастся лишить свободы оценок, новости о кризисе не перестанут существовать. Они у населения не просто под носом. Они - в самой его жизни. И это важнейший фактор общественных перемен, устранить который нельзя.

02.12.2008 - Кто такие русские?

О национальном вопросе в России сказано так много, что просто немыслимо не сказать о нем еще раз. Кто же такие русские?

Число националистов в России множится и плодится арифметически. Все они с ненавистью шипят на «проклятых инородцев» и с гордостью именуют себя русскими или славянами. Еще один любимый мотив приверженцев родины и нации чуждой социальной розни - православие. Вера в христианского бога пропитывает наибольшее число державников, даже не подозревающих, как все их представления об исконных традициях России далеки от истории.

В речах правых лидеров все выглядит просто. Страна оккупирована понаехавшими чужаками, чуждыми великой русской культуры и славянских кровей. Эти чужаки не имеют еще явной власти, но они косвенно захватывают бескрайние просторы «русской земли». Они хотят поселиться на ней, сделать ее своей, навязать ей свою (чуждую русским людям) культуру.

«Россия гибнет от инородцев! Спасите родину! Изгоните иммигрантов!» - кричат националистические вожди. Обоснованы ли теоретически подобные призывы? Экономическое их основание очевидно: дискриминация одной группы трудящихся позволяет капиталистам снижать заработки другой. Конфликт между людьми одного класса, а не объединение их усилий в общих интересах - залог выгодной и безопасной эксплуатации рабочих собственническим классом.

Заглянем в историю. Откуда взялись русские? Кто они? Русские действительно были православными и славянами. Но территория нынешней европейской России не была населена подобным народом. Ее жителями большей частью являлись многочисленные угро-финские племена, родственные больше финнам и шведам, чем славянским соседям из Киевской державы. После образования при немалом участии варяжских дружин государства на Днепре началась его экспансия на северо-восток. Князья скандинавского происхождения, севшие на торговом пути от Черного моря к Балтике, быстро приняли христианство и подчинили себе славянские племена. Пришлые воины смешались с местными жителями, принудили их принять свою власть и новую веру, удобную для феодальной эксплуатации.

Очень быстро захватчики из Руси устремились к новым землям. Они проникли на территорию будущей России. Оккупанты принесли с собой полное отрицание права угро-финских племен на традиционную религию и прежние обычаи свободных людей. Священные для язычников рощи вырубались, уничтожались идолы, истреблялись служители древних культов. Христианство насаждалось насильно. Оккупанты подавили сопротивление племен и создали свои княжества на захваченной территории. Всех сельских жителей они стремились превратить в подвластный, эксплуатируемый ими класс. Этот класс и является основным предком нынешних россиян.

Варяги растворились в покоренных славянах. Славяне смешались с угро-финскими жителями будущей России, но подавили их культуру, искоренив те ее части, что не уживались с интересами пришлых господ. Русские - славяне, явившиеся с мечом из киевской державы. Традиционные обитатели России имели с ними лишь то общее, что сопротивлялись, как могли, своему покорению. Дружины русских князей пришли в лесистый край угро-финов не в поисках низкооплачиваемой работы. Они не умирали с голоду в родных пределах. Их интересовала военная добыча и постоянная дань. Они всюду оставляли после себя кровавый след и ненависть в сердцах.

Вернее всего блюстителям исконных российских традиций было бы призывать потомков покоренного народа к изгнанию русских, славянских оккупантов при полном искоренении принесенного ими христианства как религии рабства. Не меньше ненависти должно вызывать государство, силой навязанное свободным угро-финским племенам. Национализм, однако, не имеет отношения к истории как науке. Он продукт классовых интересов. Экономически и политически господствующий класс России нуждаются в нем.

Нации всегда выплавляются из множества народов. Процесс этот не завершен до тех пор, пока на Земле не появится и осознает себя таковым единый народ - человечество.

Неважно, считает себя человек русским или нет. Не так важно, стремится ли он больше знать о реальной истории страны, в которой живет. Значение в первую очередь имеет, понимает ли он свои интересы как часть интересов некоего особого класса общества. И если нет, то класс собственников всегда подсунет ему вместо колбасы и достойного заработка фашистские брошюры про «губящих Великую Россию инородцев».

12
{"b":"106598","o":1}