ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вот это сабля так сабля, – восхищенно выдохнул Суровцев. – Ну что, Розум, признаешь родовую реликвию?

– Признаю-признаю, – улыбнулся Алексей. – Родовая, каратаевская. Но на саблю Чингизидов не похожа.

– Нет? – вопросительно взглянул на Розума начальник.

– Нет. Вроде не она, – отрицательно мотнул головой Розум. – Во всяком случае, описанию Панина не соответствует.

– Ничего, она и без всяких Чингизидов на миллионы потянет. Царская вещь. – Суровцев провел рукой по сабельным ножнам. – Так что ты у нас, Розум, наследник миллионного состояния.

– Не я, – засмеялся подполковник, – это Ленка наследница.

– Ну что ж, господа офицеры, всех поздравляю, хорошо сработали. Полковник, – Суровцев обратился к Старостину, – надо найти способ поощрить личный состав.

– Найдем, Владислав Сергеевич, обязательно.

– Ну а этих красавиц я пока забираю. – Суровцев осторожно взял оружие со стола. – Отнесу в особый отдел Стригункову. Там их точно не сопрут. А ты, Алексей, – обратился он к Розуму, – закажи фотографа. Надо фотографии сделать и разослать экспертам. Посмотрим, что они скажут. И Панину пошли, не забудь. Фотографии получше сделай, не жмись, я оплачу. Кто там у нас официальный эксперт по антиквариату?

– Депутат Сазонов Андрей Степанович. Проходит по делу о похищении Эмилии фон Ройбах, – осторожно ответил Старостин.

– Тьфу ты, не в говно, так в депутата. Ну, найди там кого-нибудь поприличней. Если еще остались, – вздохнул Суровцев и с находками вышел из кабинета.

Во вторник экспонаты самаринской коллекции осматривал профессор искусствоведения Илья Филиппович Разуваев. Взглянув на стол, где лежали сабля и шпага, профессор сразу заявил Розуму:

– Алексей, обещайте мне, что после экспертизы вы мне расскажете, где вы взяли это сокровище. А то я умру от любопытства.

– Обещаю, – заверил профессора Розум.

Вооружившись лупой, Илья Филиппович буквально обнюхивал каждый квадратный миллиметр драгоценного оружия. Розум решил оставить эксперта одного:

– Илья Филиппович, не буду вам мешать. Позвоните мне по этому номеру, когда закончите.

– Алексей, я закончил, – доложил Разуваев по телефону через полчаса.

– Ну, что скажете, профессор?

– Во-первых, вещи этого класса так хранить нельзя, – сердито выговаривал Розуму эксперт. – Я вам завтра пришлю специальные футляры. Размеры я снял. Вы должны мне дать слово, что будете держать вещи только в них.

– Илья Филиппович, я вам это твердо обещаю.

– Ну что ж, и сабля и шпага подлинные. Спасибо вам, порадовали старика. Чрезвычайно ценные раритеты, чрезвычайно. Я, честно говоря, не понимаю, каким образом о них до сих пор ничего не было известно. Такие вещи взаперти не хранят. Это публичное достояние. Общественное. Золотая шпага с бриллиантами – наградная, одна из шпаг, которыми Екатерина II награждала своих генералов за победы, в основном в турецкой войне. Всего шпаг было одиннадцать. Ни одна из них до нашего времени не дошла.

Что касается сабли, то это несомненно польское оружие. Так называемая венгерка, начало XVII века. Судя по убранству, принадлежала очень знатному вельможе-военачальнику. Оружие, безусловно, не боевое, парадное. Ни одной зазубрины, микротрещины или царапины на клинке. Ее ни разу не точили. Да и конструкция эфеса не боевая. Гарда перегружена декоративными дужками, что смещает центр тяжести к рукояти и уменьшает силу удара. Такие сабли довольно редко – известно всего несколько случаев – дарили своим ведущим полководцам польские короли. Ее историческую ценность трудно переоценить. Чтобы вам дать представление о ценности данного экземпляра, достаточно сказать, что ничего подобного на сегодняшний день в самой Польше не сохранилось.

– А сколько могут стоить эти вещи, профессор?

– Мне трудно судить, Алексей. Ну представьте себе, что это шпага Румянцева. Или Орлова. Или Суворова. Это же национальное достояние! Она может стоить миллионы. Что же касается сабли, то скорее всего сабля принадлежала какому-то коронному гетману. Судя по датировке, Жолкевскому или Замойскому. Если так, то вся Польша будет собирать деньги, чтобы ее выкупить. Алексей, откуда у вас эти вещи? Расскажите, не томите старика.

– Вы слышали о Владимире Георгиевиче Панине?

– Что значит «слышали»? Я прекрасно знаю графа. Встречался с ним несколько раз в Москве и за рубежом. Известный коллекционер. Очень компетентный человек. А почему вы спрашиваете?

– Вы, наверное, знаете, что он потомственный Каратаев?

– Это какие Каратаевы, промышленники?

– Да.

– По-моему, что-то слышал, но сейчас уже не помню. Да и какое это имеет значение! Насколько я помню, никаких коллекций, тем более оружейных, Каратаевы не собирали.

– Вы абсолютно правы. Каратаевы не собирали. Собирали Самарины.

Профессор пораженно уставился на Розума.

– Вы хотите сказать, что всплыла легендарная коллекция Самариных?

– Да, вещи оттуда.

– Но этого просто не может быть! Через столько лет…

– А почему вы назвали коллекцию легендарной, Илья Филиппович?

– Видите ли, о коллекции Самариных ходило много слухов еще в прошлом, простите, в позапрошлом веке. Хозяева коллекции никогда ее не выставляли. Все сведения о ней исходят от очевидцев. Нет ни одного официального подтверждения эксперта. По слухам, там были уникальные вещи, но уже в XIX веке среди специалистов достоверность этих слухов считалась крайне сомнительной. Сами Самарины развеять эти сомнения никогда не пытались. Наоборот, на все запросы на осмотр коллекции – не важно, от частных лиц или от официальных учреждений, – отвечали неизменным отказом. Так что отношение к этой коллекции в профессиональных кругах было откровенно скептическим. Поэтому сведения об экспонатах из коллекции Самариных не вошли ни в один из серьезных каталогов того времени. Ну а после революции она пропала. Впрочем, как и многие другие. И тут вы приносите уникальные вещи и говорите, что они из самаринской коллекции. Согласитесь, в это трудно поверить.

– Я понимаю, Илья Филиппович, но тем не менее факт остается фактом. Вещи из имения Самариных.

– Ну а при чем здесь Панин или, как там его, Каратаев?

– Каратаев является официальным наследником коллекции.

– Как это? Коллекция же самаринская?

– Дело в том, что Каратаевы находились в близком родстве с Самариными, и к началу Первой мировой войны именно Каратаевы были юридическими владельцами и имения и коллекции.

– И что же, он претендует на эти вещи? – кивнул Разуваев в сторону клинков.

– Ну, он не единственный наследник, но дело не в этом. В настоящее время он является наиболее квалифицированным экспертом по коллекции Самариных. Мы выслали ему фотографии и ждем результатов его экспертизы. Мы бы вас очень попросили, чтобы вы ознакомились и прокомментировали его заключение, когда оно будет готово.

– И вы думаете, что, получив эти фотографии, он усидит в Брюсселе?

– А что, думаете, приедет?

– Сразу видно, Алексей, что вы не коллекционер. Сегодня что, вторник? Бьюсь об заклад, он будет здесь не позже понедельника.

Панин прилетел в четверг. Чем сразу же создал Розуму проблемы. Он не мог пригласить Панина к себе в рабочий кабинет, а разрешения на вынос вещей у него не было. Но Стригунков пошел навстречу и выписал пропуск на вещи, приставив к ним своего сотрудника.

– Что же это вы, Владимир Георгиевич, так нам заключение экспертизы и не прислали? – укорил Розум, здороваясь с Паниным.

– Ну извините, Алексей, не утерпел. Хочу эти игрушки сам в руках подержать. Соблазн для меня слишком велик. И потом, не забывайте, что эти вещи мне не совсем чужие, все-таки наследство Каратаевых. А если б я заключение прислал, то вы бы мне, пожалуй, вещи и не показали, – лукаво усмехнулся Панин. Он даже не подозревал, как близок был к истине.

– Если вы не возражаете, мы прямо сейчас поедем к профессору Разуваеву, вы должны его знать, – Панин утвердительно закивал, – и вы осмотрите вещи прямо в его реставрационной лаборатории.

42
{"b":"106607","o":1}