ЛитМир - Электронная Библиотека

Тверская область

– И куда нас черт несет? – сжавшись, бормотал Вихрев. – Промокнем до…

– В такой дождь точно никто не встретится, – отозвался Вулич. – Надо к железной дороге возвращаться и идти до какой-нибудь маленькой станции. Как только пойдет товарняк в нужном направлении, садимся. Доезжаем до этой узловой, как ты говорил?…

– Сонково.

– Вот, до него. А там сориентируемся, в какую сторону пойдет товарный. Если в Ярославль, пересядем на другой. Потом в каком-нибудь райцентре сойдем и у местных алкашей купим паспорта. Сфотографируемся и попробуем переклеить фотографии. Надеюсь, получится, чтоб хотя бы сразу не узнали. И надо изменить внешность. Сейчас можно купить парик, усы, бороду. Если пока везет, то, может, повезет и с алкашами, чтобы хоть отдаленно похожи были на нас. Потом что-нибудь провернем и сделаем более-менее нормальные документы. За деньги можно все. Тогда будем думать, как уйти за границу. Как тебе план?

– Ты как будто только тем и занимаешься, что из лагерей бегаешь! – засмеялся Вихрев.

Ярославская область, Юдино

– Что? – спросил по телефону Солнцев. – Двое спасли водителей «КАМАЗа» и смылись? – Он нахмурился. – А «КАМАЗ» откуда шел? Не проходил ли он Юдино за эти двое суток? – Выслушав ответ, усмехнулся. – Благородные разбойники, – прошептал он, – пятерых с оружием уделали. Вас еще и медалью наградят! – Он рассмеялся.

– Что? – не понял абонент.

– Хотя, может, я и ошибаюсь. Почему молчат водители? И почему так легко ушли уголовники? Нет, не могли они сесть в «КАМАЗ», тем более в Юдине. А на дороге и подавно. Водители не остановились бы, ведь о побеге все были предупреждены.

– Я вас не слышу, – сказал собеседник.

– Извините, отвлекли разговором. Беглецы объявлены в федеральный розыск. И очень скоро их фотографии будут развешаны повсюду. А о спасителях водителей приятно слышать, не перевелись еще на Руси богатыри.

– Значит, проверять ничего не надо? – с облегчением спросил абонент.

– Нет.

– До свидания.

– Скорее, прощайте, – улыбнулся Солнцев. – Я возвращаюсь домой и, надеюсь, больше здесь не появлюсь.

– Желаю хорошей дороги.

– Спасибо. – Солнцев отключил телефон. – И все-таки это могли быть они. Но они забрали бы деньги и оружие, это и доказывает, что спасители – случайно оказавшиеся там парни. И все-таки вдруг это Вулич с Вихревым? Они будут пробираться в Ярославль, но ни в коем случае не в Углич. Ладно, еду домой.

– Так и не нашли? – насмешливо проговорил пожилой заключенный. – Вот вам носы вытерли! А то из колонии не убежать, – ехидно напомнил он, видимо, не раз слышанное предупреждение. – А тут раз, и моргаете теперь.

– Договоришься!.. – угрожающе пообещал контролер.

– Уезжаете? – Начальник оперативной части колонии пожал руку Солнцеву.

– Уезжаю. И так задержался. Приехал на сутки, а тут…

– Да, – кивнул опер, – бесследно исчезли. Чертовщина какая-то! Никогда не верил в разных духов и подобную ерунду, а теперь даже в церковь пошел. Ничего не пойму…

– Я тоже. Остается только взять их и выслушать объяснения. Мне самому интересно. Разрыв между ними и группой преследования был в четыре минуты двадцать восемь секунд. Ну пусть тревога была объявлена позже на сорок секунд. И собака взяла след сразу, но довела до реки, и все. Через пять минут пятнадцать секунд противоположный берег был проверен. След собаки не взяли. Уйти на лодке беглецы не могли. В двухстах метрах рыбаки ставили сети. Кроме того, на противоположном берегу в ста пятидесяти метрах находились трое рыбаков. От спортивной площадки в ста двадцати метрах от мостков на реке через четыре минуты поднялся вертолет. Он летел в Семеновское. Его там встретили. И совершенно непонятно, куда могли деться беглецы. Углубление под мостками я исключаю. Ведь об этом углублении только что стало известно. Кто и для чего его делал, непонятно. Выдвигается версия, что его вырыли трое друзей, живших в Юдине восемь лет назад. Сейчас их местонахождение устанавливается для того, чтобы выяснить, они это сделали или нет. Но сейчас я уверен в том, что беглецы ушли из района. Как и куда, не знаю, но убежден – их здесь нет.

– А ко мне с проверкой приезжают, – вздохнул начальник оперативной части. – Начнется сейчас… Попались бы они мне, лично бы перестрелял. Но если они ушли, то почему нигде ничего не происходит? Вихрев наверняка бы уже пошел на преступление. Да и Вулич тоже. Ему осталось отбывать три года два месяца. А он вдруг уходит внаглую. Покушается на жизнь часового. И, получив свободу, неожиданно затихает. Вот чего я никак не пойму и поэтому в который раз пытаюсь найти их тела на дне реки.

– А я уверен, что они живы и очень скоро дадут о себе знать, и это будет на нашей совести.

Тверская область, Кашин

– Да чё, мужики, – поднялся с драного матраца давно не бритый мужчина, – ну есть документы. Пашка! – рявкнул он. – Товарищи менты нарисовались. Паспорт тащи.

– А куда ты его сунул-то? – раздался женский голос.

– Павлина, твою мать! – заорал мужчина. – Ты баба и знать должна, куда и что сует мужик!

Вихрев покосился на стоявшего рядом Вулича.

– Ладно, – кивнул тот. – Значит, вызываем машину и отправляем вас…

– Да вот он, – в комнату вошла неопределенного возраста женщина, – держите…

– Проверь этого. – Вулич кивнул на лежащего на полу под разбитым окном мужчину.

– Подъем! – Вихрев коснулся мужика носком ноги. – Предъявите документы.

– Да вот же. – Женщина взяла с подоконника паспорт. – У нас и прописка имеется. Просто надо ремонт делать, а все никак не получается.

– Так… – Вихрев открыл паспорт. – Орехин Виктор Андреевич, семьдесят первого года рождения. Где родился? – наклонился он над мужчиной.

– Отвали, ментяра позорный, – промычал тот.

– Ну что ж… – Вулич сунул паспорт в карман. – Завтра явитесь в райотдел, и если подтвердится, что документы настоящие, получите их назад. А это, – он положил на стол пятьсот рублей, – чтоб не болели. Запомните, – строго повторил он, – завтра в райотдел в девять утра. Капитан Швецов.

– Будем обязательно! – Женщина схватила деньги.

Вулич с Вихревым вышли.

– По возрасту более-менее подходят, – сказал Вулич.

– Так зачем ты сказал, чтоб в милицию шли? И денег оставил. Они же перепьются и…

– Что нам и требуется. Теперь фотографии надо делать, усы купить, волосы покрасить и, разумеется, нужно приодеться. Надо ехать в райцентр. Надеюсь, федеральный на нас еще не объявили.

– Лучше до Сонкова добраться, на узловой станции наверняка все есть. И сфотографируемся, и переоденемся. И поезда идут в три стороны – в Рыбинск, в Москву и в Питер.

– Там нас наверняка ждут, Сонково надо проходить на скорости.

Ярославская область, Сонково

– Ваши документы! – К высокому с большой бородой мужчине подошли двое милиционеров.

– Да что такое? – вытаскивая паспорт, возмущенно спросил он. – Уже пятый раз проверяете.

– Какого хрена вы «обезьянник» забили? – Входя, майор милиции посмотрел на задержанных за решетчатой перегородкой.

– Документов нет ни у одного, – ответил старший лейтенант. – И четверо похожи на…

– Отпустить всех, – приказал майор. – Жены пятерых уже обзванивают морги и больницы. А этот, по-вашему, похож на Вихрева или Вулича? – кивнул он на невысокого толстяка.

– Извините, молодые люди, – проговорил лысый мужчина, – я…

– Тысячу даем, – перебил его Вихрев. – Нам нужны фотографии на паспорт.

– Тысячу? – удивился фотограф.

– Не будет вопросов, еще двести рублей, – улыбнулся

Вулич.

– Заходите. – Мужчина открыл дверь.

– Не уменьшайте сумму, господин Кривицын, – посоветовал Вулич. – Нам сказали, что вы в любое время делаете фотографии на документы и этим зарабатываете на хлеб насущный. Но судя по стоящему во дворе джипу, хлеб без масла с икрой не едите.

11
{"b":"106609","o":1}