ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он нашел еще одну причину, по которой ему не стоило бросаться с ножом на паровоз. Это Михаил Артемов, кабинетный разведчик. Может быть, напарник Шерхана – копия Артемова, но копия вооруженная. Здесь с оружием не расстаются. Марк не мог рисковать. Если бы к этому времени был проработан план отхода – это другое дело.

Стрижка подходила к концу. Марк жалел еще и о том, что не может видеть машину и Артемова за рулем. Он наверняка узнал Шавхелишвили. И боится не его, а своего напарника. Сердце у него колотится.

– Все, дорогой, – объявил Мастер, снимая с клиента накидку и смахивая мягкой щеткой остриженные волосы. – Одну секунду. – Он подхватил с рабочего стола овальное зеркальце и стал с ним позади Марка. – Затылочек ровненький.

Сергей вынул из кармана очки и, надев их, буквально преобразился. Краем глаза он увидел выражение лица Шерхана. Тот проигнорировал очкарика так, как будто они учились в школе. Он потерял нарастающий, может быть, интерес к этому человеку. А может быть, интерес был мимолетным, просто Марковцев накрутил себя, попав в непростую ситуацию.

– Хорошо, – скупо похвалил он Мастера и полез в карман за бумажником.

Он и не думал ломать язык – окать, шокать, гыкать. Количество шуток было ограничено до одной.

Мастер назвал цену. Марковцев собрался заплатить, как вдруг в салон вошел еще один человек. Он был в военной полевой форме с едва приметными знаками различия полковника.

Марк не успел оценить степень очередной угрозы, как она рассеялась при первых словах этого полковника. Он подошел к Шерхану и передал ему пухлый конверт.

– Карта Гори, – коротко пояснил он. – Как вы и просили.

Шавхелишвили и на полковника смотрел через зеркало. Высвободив из-под накидки руку, он принял конверт и кивком головы поблагодарил его. Марковцев в это время выходил из парикмахерской.

– Что случилось, Сергей? – спросил Артемов, заводя двигатель. – Я думал, тебе хана. – С этими словами он тронул машину с места. – Стул под тобой не показался тебе электрическим?

– Мне он показался жидким.

Артемов изобразил смешок и недоверчиво покачал головой:

– Боже, что мы здесь делаем...

– Играем.

– Играем? Во что?

– В игру «Убить Шерхана». Шерхан жив?

– Ну... да.

– Значит, игра продолжается.

Глава 10

Смена приоритетов

В эту ночь Марк глаз не сомкнул. Он не хотел видеть сон, в котором, возможно, его будут душить, топить, жечь, где он будет задыхаться и там, во сне и наяву, вращая глазами под плотно сомкнутыми веками. Он пытался осмыслить все, что произошло в салоне, отделить часть, которая станет ключевой и выведет на Шерхана. Он появился неожиданно, как будто принял игру, зная все о готовящемся на него покушении, и дал минуту на размышление.

Марк скоро понял, что ключевой фигурой в этой сцене был не Шерхан, а полковник в полевой форме. Только он мог сказать, какую ценность и срочность представляла карта Гори. Почему он передал ее в салоне? Тут действительно вариант один: дело срочное. Или же полковник реабилитировался перед Шавхелишвили. Подобные случаи были хорошо известны Сергею Марковцеву.

К утру он, почувствовав что начинает отчаянно бороться со сном, разделся и лег в кровать. Одной ногой он был уже во сне, как вдруг резкий голос вернул его в реальность.

– Подъем, Сергей. Половина восьмого.

Марковцев выругался:

– Я только лег...

Артемов, проспавший всю ночь, был вправе усомниться. К вечеру вчерашнего дня, просидев за анализом ситуации, он не нашел ничего, что угрожало бы кампании, и уснул с более или менее легким сердцем.

Марковцева за столом с парой чашек горячего кофе и яичницей поджидал бодрый, в хорошем расположении духа, Михаил Васильевич.

– Полковник, – сказал Марк, принимая приглашение.

– Да, слушаю, – отозвался Артемов.

– Я не к тебе обращаюсь. – Сергей смерил товарища хмурым взглядом. – Я подлянки научился чувствовать за версту. Шерхан появился в Гори неспроста. Он снова готовит что-то серьезное.

– Не успел остыть от одной специальной операции, – акцентировал Артемов. – Нужно еще учитывать и тот факт, что недавняя операция была двойной. Это похищение Телешевского и убийство министра обороны.

– Может быть, она еще не закончена. Это самый простой вывод.

Артемов согласно покивал: такой вывод напрашивался сам собой.

– Иначе получается, что специальные операции Шавхелишвили выпекает, как пирожки, – сказал он. – Возможно, он сам рвется в бой. Но он – ручной сборки. Согласен?

– Да, – подтвердил Сергей.

Артемов высказался с похвалой в свой адрес:

– Как всегда, я ответственно подошел к заданию. Просмотрел и изучил множество материалов, заочно познакомился со многими фигурантами. Одна из ключевых фигур – начальник спецотдела Гвидо Терон.

– Да, ты не раз говорил о нем.

– В то время, как он появляется в зоне ответственности своего подразделения, случаются знаковые события. И если твой визави – Джемал Шавхелишвили, то мой противник – Гвидо Терон. Я узнал его. Американец сидел на месте переднего пассажира «девяносто девятой». Я видел по меньшей мере десять фотографий Гвидо Терона, три или четыре были сделаны в 2005 году. На одной из них он изображен с официальным представителем ФБР в Грузии – Нэдом Келли.

– Значит, ты его видел в машине вместе с Шерханом. А почему мне сразу не сказал?

– Не могу объяснить. Я не играю втемную. Но появление в Гори агента ЦРУ только доказывает твое смелое предположение о связи двух дел. Теперь, независимо от того, как скоро мы докажем эту связь, качество операции коренным образом поменялось. Сосредоточим внимание на полковнике из «Филиала», – поддержал Артемов идею Марковцева. – Если мы правы и намечается игра, то, выбив из обоймы одного серьезного игрока, заставим Шерхана занервничать. В таком раздраженном состоянии люди склонны совершать ошибки.

– Нам нужен «язык», – высказал Марковцев идею, озвученную им еще в Москве. Помнишь, что ты ответил мне?

– «На месте будет виднее».

– Мы на месте. Что скажешь?.. Хорошо бы уложиться в два-три дня, узнать адрес полковника, – размышлял Марковцев, не дождавшись ответа от товарища. – В «Филиал» же за «языком» не сунешься.

– Меняем приоритеты, – заметил Артемов. – Не всегда это хорошо.

– У нас нет другого выхода. Вызывай Сосо. Нам пора вооружаться.

Артемов, позвонив Сосо, не изменил другой привычке. От него никто не требовал рапорта, тем не менее он, составляя его сухим языком, еще раз проанализировал ситуацию. Очень часто обычная бумага приобретала свойство лакмусовой – ошибки проявлялись в строчках, равно как и удачные идеи и находки.

Марк тоже думал о приоритетах. Операция встала наперекос. Наглядно это выглядело так: винтовку пристреляли на сто метров, а когда пришла пора решающего выстрела, цель оказалась на расстоянии километра.

В сложившейся ситуации говорить о поспешных шагах было бессмысленно. Самое разумное сейчас – сворачивать все мероприятия и возвращаться в Москву. А как быть с качеством?..

– А как быть с Мастером?

На этот вопрос Артемов ответил:

– Мы не можем вывести его из игры. Потому что он вне игры. Иначе нам придется суетиться вокруг всех жителей Гори, с которыми мы контактировали: проводники, таксисты, продавцы, оружия в том числе.

* * *

Артемов припомнил высказывания начальника военной разведки об организованных группировках и фанатиках. Последние могли ударить в любой момент. И радикальных мер против них, по большому счету, не существовало. Группа Артемова, какой бы мобильной, уникальной или универсальной ни была, группой быть не перестала. Она наполовину, что ли, состояла из единомышленников. Сосо и Мастер вошли в состав по идейным соображениям.

В одиночку, каким бы искусным ни был исполнитель, в этом деле было не справиться. Оно требовало скорейшего завершения, поскольку начал проявляться след от министерского дома в Гори. Существовали и косвенные улики, подтверждающие эту версию. Это спецагент ЦРУ Гвидо Терон, прибывший в Гори вместе с Шавхелишвили.

21
{"b":"106622","o":1}