ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты можешь вывести нас на брата Ашубы?

Тот развел руками:

– Если бы...

Глава 11

Брат с Севера

Полковник Ашуба проживал с семьей на юге города. У него был добротный двухэтажный дом, выросший буквально на месте одноэтажного. На первом этаже разместились гараж, котельная, прачечная, подсобки. Второй этаж был отведен под жилые помещения. Перед домом раскинулся уютный палисадник. Напротив гаража пролегла модная галечная площадка. По идее, Ашуба, представляющий в Гори силовую составляющую службы в регионе, не должен был пренебрегать средствами слежения в доме. Но видеокамер, как ни старался Сосо, не обнаружил. Целую ночь он провел в наблюдениях, меняя точки, но не заметил даже намека на красный свет контрольной лампы, ни блеска от набора линз.

Ночь. Сергей Марковцев, подходя к дому Ашубы, мысленно воспроизводил слова местного разведчика.

«Спальня на втором этаже. Гостиная и столовая тоже на втором. Странная планировка, но не я же планировал. Дети у него есть, но я их не видел. Как и многие, у кого была такая возможность, отправили детей подальше от боевых действий. Здесь многие думают, что еще не все закончилось. Наши военные могут спровоцировать русских, и тогда по городу снова пройдут ваши танки».

Сергей впервые увидел дом полковника Ашубы, когда проезжал мимо на машине; за рулем сидел уставший Сосо. Это было утром. А сейчас... Сергей с коротким разбегом преодолел кирпичный забор, отталкиваясь рукой от его широкого двухскатного гребня. Прислонившись к забору, выждал минуту; прошла она в полной тишине. Не считая общего фона ночной улицы. Где-то играла негромко легкая музыка, более агрессивная – с грохотом басов прокатилась из проезжавшей мимо машины. Лай собак. А здесь, слава богу, собак не было, отметил Марк.

Дом был освещен в стиле «подмосковных дорог» – оранжевые лампы, светящие, казалось, внутрь себя, но только не вокруг.

Сергей перебежал к гаражу и сделал остановку в нише, назначение которой осталось для него загадкой. Там мог уместиться механизм для шлагбаума, прикинул он, осматривая дверь-штору. Гараж смотрелся красиво, как на рекламных проспектах. Интересно, какую машину скрывает эта штора? На этот счет Сосо информацию не предоставил.

* * *

– Ты слышал это?

Полковник Ашуба простонал. Конечно, он слышал это. Несколько дней назад он, страдая бессонницей, вернулся к вроде бы испытанному методу: включал телевизор на канале «Дискавери» и смотрел научные и познавательные программы. Порой они увлекали его настолько, что ночь пролетала незаметно. Но чаще всего он засыпал под мягкий голос переводчика.

Неделю тому назад он оставил в качестве снотворного фильм из серии «Она написала убийство». Неожиданно сюжетная линия показалась ему знакомой, и он ощутил поступь дежавю. В маленький американский городок приезжает отсидевший свое преступник и заходит в гости к старшему брату – шерифу этого городка, и у того сразу начинаются неприятности.

Вот у и полковника Ашубы две недели назад начались проблемы. Его брат не сидел в тюрьме, он больше десяти лет прожил в соседней республике. И вот в трудный час и явился помочь. Его восстановили в должности командира стрелкового взвода, и он, надев форму, 8 августа в числе первых грузинских военных вошел в Цхинвал... И побежал в числе первых. Он входил в список тех военных, которые официально числились пропавшими без вести, однако на деле являлись дезертирами и были объявлены в розыск грузинской полицией. Никто пока с них ответственности не снимал. По сути дела, Серго Ашуба покрывал предателя. Но при этом он не перестал быть его братом.

Не успел развеяться дым от российской военной техники, покидающей Гори, он и появился. Надрался, как свинья. На второй день спьяну высадил оконце в гараже. Через неделю у него закончились деньги... Старший брат предупредил младшего: «Если ты не уедешь сам, тебе увезут. Если напросишься – вперед ногами».

Он помог Ираклию уехать к сестре в Тбилиси. Но через два дня тот снова нанес визит брату – ровно в полночь, как вампир. Ашуба, разбуженный среди ночи, устало бросил: «Я тебя когда-нибудь пристрелю».

Ираклий не был алкоголиком. Он, по определению полковника, был шебутным. Его дурная голова не давала ногам покоя.

– Ты слышал это?

«О да, господи...»

Он вздохнул. Встал и зажег свет в спальне, пообещал жене:

– Я убью его.

Она согласно покивала в ответ.

* * *

Марку показалось, что света во дворе прибавилось. Он не ошибся. На втором этаже в одной из комнат зажглась лампа. Он бросил взгляд на часы. Четверть первого. Неужели Ашуба заметил его? Или Сосо не заметил камеры слежения? Но как-то уж робко отреагировал на вторжение полковник спецназа – просто включил лампу. Что дальше? Вооружится битой и спустится во двор? Нет, реакция на вторжение не должна отличаться от принципа работы автосигнализации: рев, свет...

Сергей остался спокоен.

Но чего он не ожидал, так это громкого шипящего звука за спиной, как будто он разворошил террариум с гремучими змеями. Это ушла по направляющим внутрь гаражная дверь. Марк резко обернулся и в двух шагах от себя увидел полковника. Ашуба был одет в белую майку и синие спортивные штаны, на ногах тапочки. В этой одежде, подчеркивающей его сильные мышцы, он предстал другим: решительным и безбоязненным. В парикмахерской он не смотрелся рядом с мощным и именитым Шерханом.

Марк опередил противника на пару мгновений, и Ашуба умело перешел к обороне. Он уклонился от связки-двойки – джеб левой и прямой правой – и поменял стойку. Его правый боковой не представлял для Марка угрозы – он мог достать его с такого расстояния разве что прямым. Но этот крюк стал продолжением наработанной связки. Вслед за рукой и плечами он закрутил бедра и когда, фактически, повернулся лицом к противнику, выстрелила его левая нога. Марк успел поставить блок, но удар был настолько силен, что его отбросило в сторону. Два, три неверных шага, и он снова обрел равновесие. Теперь он стоял спиной к черному джипу «Мерседес», а полковник – на пороге гаража. И в этот раз он атаковал Марка. И снова его удар был точным и сильным и отбросил Марка на капот машины. Он распластался на нем, но в тот же миг, выбрасывая вверх и вперед ноги, оказался на полу, так неожиданно быстро, что Ашуба, избегающий ближнего боя, оказался в невыгодных условиях: близко к противнику, на прямых, расставленных узко ногах. Он сумел провести обратный захват рук Марковцева. А для самого Марка это был подарок. Прием «подхват, скрещивая руки» он провел молниеносно. Он вывел правой рукой левую руку полковника влево и вперед, а левой рукой затянул его правую руку к себе, и это действительно было перекрещивание. А дальше он, поворачиваясь на левой ноге и подбивая ноги противника, головой вниз послал его на пол. Он смягчил прием, чтобы Ашуба не сломал себе шею.

Но все равно приземление на голову получилось жестким. Ашуба пошевелил было головой, но его тело пронзила острая боль. Он застонал.

Сергей потянул рычаг на потолке, и система противовесов мягко, со знакомым уже шелестом опустила штору на место.

Он не рискнул поднять Ашубу – его серьезная травма была очевидна, – он присел на корточки так, чтобы было видно его лицо.

– Наверху, в спальне, твоя жена, – начал Сергей. – Если ты ответишь на несколько вопросов, я забуду о ней. Если откажешься – я поднимусь к ней. Ты можешь говорить? Эй, я тебя спрашиваю! – Он шлепнул Ашубу по щеке. – Скажи «да», «нет», любое слово.

– Да, – с трудом разлепил рот полковник.

– Отлично. Теперь пару слов обо мне. Я получил задание убрать Джемала Шавхелишвили. Рано или поздно я убью его.

Ашуба, глядя в холодные глаза Марка, нашел в них доказательства. Они показались ему безжизненными, как стекло, и он не удивился бы, если бы заметил миниатюрные «дворники».

Он пригрозил подняться в спальню к жене...

23
{"b":"106622","o":1}