ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Артемов в курсе твоих планов?

Марковцев показал в улыбке свои крупные зубы и вроде как оправдался:

– Я ему записку оставлю: «Уехал провожать нашего Терона».

Глава 23

Жизнь – странная штука...

Половина двенадцатого. «Ауди» с Ясоном за рулем свернула на парковочную площадку аэропорта. Лет тридцати пяти сотрудник военизированной охраны предупредил водителя и пассажира, заглянув в салон через опущенное стекло:

– В машине оставаться запрещено. Закройте машину. Ключи передайте мне.

– Ладно, – кивнул Мамисашвили.

Они покинули парковку и заняли места за высоким столиком кафе. Было достаточно холодно, и Ясон, заказав горячего чая, согревал о него руки. Он часто повторял:

– Ты чокнутый. Ты ненормальный. Зачем тебе бинокль? Чтобы получше разглядеть полицейского, который пустит тебе пулю в лоб? Здесь только два человека не из полиции – ты и я.

Аэродром «Северный» Марк изучил, как свою квартиру. Восемь лет назад он, стоя в центре бокового зала, отдавал команды своим бойцам: «Диспетчерский пункт. Погранконтроль. Пожарная часть. Караульное помещение. Технический этаж». И они разбирали свои объекты, чтобы через считанные секунды взять их под полный контроль. Он не забыл, как появился в диспетчерской, чтобы лично руководить работой операторов. Ему пришлось перешагнуть через трупы вооруженных охранников.

Тогда Марковцев был вооружен до зубов, сейчас при нем только пистолет. Его любимый «вальтер» с новехоньким глушителем: только одна пуля вылетела из него, пробив мягкие прокладки, во время испытания.

– Сколько на твоих часах? – спросил Сергей.

Мамисашвили вздернул рукав куртки:

– Час дня уже. Время летит – не заметишь, – проворчал он.

– Час дня, – повторил Марковцев. – До вылета наших друзей остался час с четвертью.

Он определил несколько снайперских точек. Военные или полицейские снайперы привлекаются к работе лишь в крайних случаях, и сегодня выдался как раз такой день: из аэропорта «Северный» рейсом «Тбилиси – Вашингтон» вылетает «Боинг-747». На его борту, кроме гражданских пассажиров, несколько агентов ФБР и ЦРУ.

Находясь за пределами летного поля, Марк, вооружившись биноклем, довольно отчетливо разглядел несколько стрелков. В их задачу не входила маскировка. Наоборот, они были на виду, как богатыри в дозоре. Все под контролем. Аэродром на замке.

– Ты чаще всего смотрел на «вышку», – заметил Ясон.

– Точно, – подтвердил Марковцев. – Лучшая снайперская точка находится именно там, на крыше контрольно-диспетчерского пункта. Все, Ясон, забирай машину со стоянки. Езжай по шоссе метров пятьсот и сворачивай на обочину. Выставляй аварийный знак, поднимай капот. Если меня не будет до половины третьего – уезжай.

– А если рейс отложат? – спросил Мамисашвили.

Сергей протянул ему руку и крепко пожал:

– На это я и надеюсь.

Он проводил взглядом Ясона и, когда тот вывел машину за пределы парковки, направился к аэровокзалу. Мысленно он повторял: «Лучшая снайперская точка на «вышке». И путь к ней знаком, навеян воспоминаниями.

В 2001 году для того чтобы обеспечить доставку снаряжения и саму диверсионную группу на объект, расположенный в тридцати пяти километрах от Тбилиси, Марковцев провел большую работу. Он заключил договор с администрацией аэродрома о поставке светосигнального оборудования и получил возможность легально изучить объект. Он даже побывал в подвалах, исследовал систему ливневых стоков. Он не мог поверить, что спустя восемь лет ему пригодятся все прежние наработки. В этой связи он подумал о безотходном производстве. И начал отсчет ошибок противника, едва встретил вооруженного охранника на своем пути. Он и еще один, но пусть их будет двое, – вот и вся охрана важнейшей точки. Снайперы представляли грозную силу, но к ним можно было легко подобраться.

Марк прошел в служебные помещения через узкий неприметный коридор. Площадка справа вела в хорошо освещенный подвал с его коммуникационными сетями, включая телефонную линию и кабели антенн сотовой связи. Лестница, ведущая наверх, находилась дальше.

Четыре пролета Марк преодолел на одном дыхании, никого не встретив. И только на входе в технический этаж стоял охранник. Он был одет в темно-синюю униформу, на рукаве шеврон, говоривший о его принадлежности к службе безопасности аэродрома.

– Посторонним вход воспрещен, – предупредил он загодя по-грузински.

– Я не понимаю, – Сергей развел руки в стороны, заодно демонстрируя, что не вооружен. – По-русски можешь сказать?

Он опустил руки, видя, что охранник взялся за рацию. Выхватив из-за пояса пистолет, Марк взвел курок и нажал на спусковой крючок. Времени у него на это ушло меньше, чем у охранника переключить рацию на передачу.

Сергей не дал ему упасть на пол. Подхватив его под мышки, он свернул с ним в короткий коридор, в конце которого находился туалет и выход на крышу: металлическая лестница, упирающаяся в люк.

В этой части здания шел ремонт, и строители приспособили туалет под склад. Опустив тело охранника на пол, Марк закрыл его рулонами обоев.

Он точно знал, что выйдет снайперской паре за спину. У них самая выгодная позиция в левом углу, что он минутами раньше наблюдал в бинокль. А теперь ему выпала возможность увидеть это со спины и вблизи. При первом же взгляде он понял свою ошибку. На крыше капитального ангара, который был ниже «вышки», он четко разглядел полицейскую пару: легко одетые, они были вооружены «легкими» винтовками классической формы – начиная с приклада и заканчивая цевьем, – это визуально. Может быть, это были «ремингтоны». А здесь облюбовала себе место пара из подразделения антитеррора.

Снайпер был вооружен полутораметровой винтовкой AW-50 фирмы Accuracy International. Калибра 12,7, с патронами она весила больше пятнадцати килограммов. Такие винтовки были наперечет, и вот одна из них «всплыла» в Грузии. Марк мог представить, что могла сотворить эта винтовка, оснащенная десятисантиметровым патроном.

Второй номер был вооружен не хуже. Его «супер-магнум» был похож на «AW», только был сконструирован под патрон калибра 8,6 миллиметра. Даже эту винтовку можно было применять для уничтожения легкобронированных целей на расстоянии в один километр.

«Пожалуй, я не потяну первую», – забежал вперед Марковцев.

Он снова вооружился биноклем и внимательно в течение трех минут смотрел на другую огневую точку, расположенную на крыше ангара. Он еще раз убедился, что там работает полицейская пара. По крайней мере, они не прятали лиц под масками, не говоря уже об оружии. Один стрелок носил черное кепи, другой предпочтение отдал черному же козырьку, надетому поверх вязаной шапочки. Ни тот, ни другой не пользовались упорами, держали оружие на весу, уперев локти в широкий гребень низкого ограждения. Такая поза была неудобной, и они часто меняли ее на «стойку». Марк дождался, когда второй номер повернется в сторону «вышки». Вот он, увидев в оптику коллег на «вышке», снова сосредоточился на своем секторе ответственности.

Значит, по меньшей мере каждые три минуты происходит своеобразная визуальная сверка между группами. И в этом плане они больше походили на часовых в зоне неуверенного приема.

Парапет на «вышке» откровенно подкачал. Однако для снайперов, использующих сошки, даже сорокасантиметрового возвышения было достаточно. Первый номер сидел в позе, поджав под себя ногу, привалившись боком к парапету. Последнее было бы невозможно, если бы он находился в середине, а так он буквально срезал угол. И обзор у него был превосходный. По правую руку от него – самолеты на рулежной дорожке. Прямо – третья взлетно-посадочная полоса и белоснежный «боинг» с красными полосами. Несомненно, он отвечал за этот объект.

И тут Марка осенила догадка. Меры предосторожности подтолкнули ответственных за безопасность высокопоставленных американцев сделать посадку на удалении от аэровокзала.

* * *
50
{"b":"106622","o":1}