ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Спецназовец выбрал свободную стойку, готовясь отразить выпад противника. «А вот это мне совсем ни к чему», – подумал Марк. Танцы на крыше наверняка привлекут внимание полицейских на соседнем ангаре, и тогда его план полетит к чертям собачьим. Он не достанет Терона; а про двух грузинских спецназовцев не скажешь: «За одного небитого двух битых дают».

Он отработал против стрелка в горизонтальной плоскости, изнутри наружу, резким маховым движением, выпрямляя руку и добавляя подхлест кистью. Второй рассекающий удар по запястью достиг своей цели: лезвие распороло лучевую артерию. И это позволило Марку провести вторую атаку. Качнув телом, он с шагом вперед нанес противнику колющий удар в шею. Вынимая нож из раны, он толкнул спецназовца и, не оглядываясь, потащил его за ноги к чердачной надстройке. Скрывшись за ней, он бросил взгляд на огневую позицию. То, что он увидел, шокировало его. Первый стрелок изменил положение. Как будто возвратная пружина вернула его в исходное состояние, все так же привалившись боком к низкому ограждению; поджатая под себя левая нога и согнутая правая послужили ему идеальной опорой. А второй опорой стала дальнобойная винтовка на сошках. Даже на расстоянии семи метров казалось, что он по-прежнему занят своей работой. Посмотрел на смертельный поединок с участием своего напарника, и снова занялся делом... С его пальцев, проложив дорогу в рукаве толстой куртки, стекала на ограждение кровь. За минуту набралась целая лужица.

Сергей снова вооружился биноклем. Взгляд на ангар. От перевозбуждения он не сразу увидел полицейских. Один поменял положение, другой согнулся над парапетом. Но вот он вдруг резко выпрямился, повернулся в сторону «вышки». Замер. Он поймал в оптику снайпера на «вышке». Разглядел его неподвижную фигуру. Чуть повел стволом, касаясь указательным пальцем предохранительной скобы, выискивая второго стрелка; его пустое рабочее место он, конечно же, заметил. «Супер-магнум» по-прежнему стоял на сошках.

Марк щелкнул пряжкой на лямке и освободил стрелка от шлема. Потом стянул с него маску. Вгляделся в его лицо – молодое, гладко выбритое; ему было не больше тридцати. Сергей сбросил свою куртку и примерил куртку покойника. Они были примерно одинакового роста, и его верхняя одежда пришлась Марковцеву впору. Он изначально рассчитывал на этот момент. Быстрее – торопил он себя, надевая куртку. Быстрее – застегивая ее. Быстрее – натягивая маску, втягивая носом чужое дыхание, сохранившееся на ней. Застегнув шлем, положил в карман куртки «Глок», рацию и гарнитуру «свободные руки». Не теряя больше ни одного мгновения, вышел из-за укрытия.

Полицейский снайпер по имени Отар потянулся было к рации, чтобы вызвать старшего пары из группы антитеррора...

Они всегда были лишними, держались особняком; их машина с парой водителей (непонятно зачем) стояла в стороне. Были ли они высокомерными, как большинство «альфовцев»? Отар никогда не видел их лиц. На его губах застыл вопрос: «У вас все в порядке? Я не вижу второго». И предвидел ответ: «Напарник пошел отлить». Ну если это действительно так, то место такому снайперу в сортире. Настоящий снайпер обмочится, но никогда не покинет своей точки.

Ну точно. Отар увидел «сортирного снайпера» и его характерные движения, которыми он, придерживая полу куртки одной рукой, второй застегивал ширинку.

Полицейский хмыкнул. И решил, что с этого момента ему нужно пореже обращать внимание на эту странную пару. Уж скорее бы отбыл этот «Боинг-747».

* * *

Сергей занял место «за станком» и, подсунув под маску гарнитуру, закрепил ее за ухом. Тотчас услышал фон. И ничего кроме фона. Полицейский успокоился. Иначе бы его голос прозвучал в наушнике.

Он посмотрел в десятикратную оптику. Первое, на что он обратил внимание, – это трап, который уже успели подать к самолету. Значит, его выводы оказались верны. Посадка на «боинг» будет осуществляться на дальней, второй по счету, но третьей по наименованию, взлетно-посадочной полосе.

Визуально самолет не приблизился в десять раз, вполовину меньше. Но четче проявились детали, и это придало Марку уверенности. «Сейчас бы закурить», – подумал он, закашлявшись.

Другое, что привлекло его внимание, – это чугунная решетка над ливневым стоком. И была она расположена сразу за «Боингом», всего в нескольких метрах от него...

* * *

По направлению к «бингу», медленно набирая скорость, поехал автобус, за ним другой. Сергей проводил их взглядом поверх оптики и снова посмотрел в прицел – уже когда из автобуса вышел первый пассажир. Им оказался мужчина лет тридцати. На руках он держал малышку. Следом вышла женщина,и тоже с ребенком. Вот она что-то сказала стюардессе, та ответила глубоким кивком и улыбкой.

Ветра не было. Только бортпроводница куталась в синий плащ и зябко поводила плечами; руки она держала в карманах. Но вот она вынула носимую радиостанцию и, выслушав распоряжение, стала проверять билеты. Вторая стюардесса встречала пассажиров на верхней площадке высоченного трапа и каждому указывала рукой направление.

Марк не обделил вниманием ни одного пассажира, хотя сейчас для него было ясно: Гвидо Терон, Нэд Келли и «другие официальные лица» сядут в самолет последними.

Первый автобус был забит местными жителями. Во втором находились американцы. Сергей изучал каждого мужчину, даже если он не подходил под описание Гвидо Терона. Это был своеобразный тренинг. Вот только потренироваться в стрельбе из «супер-магнума» не получится. У него минимум четыре выстрела. Ровно столько патронов с шестнадцатиграммовой пулей вмещал магазин. Плюс еще один магазин, который снайпер выложил на парапет.

Он скосил глаза на мертвого стрелка. Тот, показалось Марку, «укоренился» в одной позе. Окоченел. Лужа крови под ним давно загустела.

Американцы сели в самолет. Теперь почти в каждом иллюминаторе была видна голова пассажира. Автобусы вернулись к зданию аэровокзала. Привилегированная группа пассажиров заставляла себя ждать. Так и должно быть. Марк не представлял, что тот же Нэд Келли будет дышать в затылок простому смертному грузину и даже бессмертному американцу. Или ему будут дышать. В таких смешанных ситуациях пауза просто необходима.

А вот и они.

Сергей увидел черный лимузин и микроавтобус марки «Мерседес». Придерживаясь скорости примерно тридцать километров в час, они ехали к «боингу».

Внимание!

Кто выйдет первым?

Первым вышел Нэд Келли и его спутница – из лимузина. Первым из микроавтобуса – Стэнли Йошиоки. Он подал руку Лори Монро. Она была одета в переливающуюся на солнце норковую шубу, через плечо перекинута стильная белая сумочка. Женщина первой поднялась по трапу. Медленно, как «звезда» по красной дорожке. И пока она перебирала ногами ступени трапа, из автобуса успели выйти все особо важные персоны.

Лори Монро обернулась.

Марковцев не видел этого. Он вел, поймал в прицел, Гвидо Терона.

Терон был в деловом костюме. Куртка с яркой подкладкой перекинута через руку, в другой руке – кейс-атташе. Он не стал дожидаться остальных, даже Келли, которого согласно табели о рангах ему стоило пропустить вперед.

Келли остался у трапа. Поправляя то кашне, то густые седые волосы, он обменялся парой фраз с подоспевшим командиром экипажа.

Но и этого Марк не видел. Угольник прицеливания намертво впился в Терона. Теперь уже никто не мог помешать стрелку. Наоборот – ему на помощь пришел аэробус. Он появился неожиданно, идя на посадку, и вой его турбин нарастал с каждым мгновением. Его шасси коснулись бетонки, раздался характерный скрип, турбины перешли на низкий звук. Гвидо Терон, дойдя до середины, обернулся посмотреть...

– Спасибо тебе, господи, – прошептал Марковцев и нажал на спусковой крючок. И сразу же увидел результаты своего выстрела. Терон рухнул на ступени. Его потащило вниз, но он каким-то чудом остался на трапе.

Марк никому не дал усомниться, что в Терона стрелял снайпер, а не выстрелил случайно пистолет в штанах американца. Второй выстрел тоже потонул в шуме самолета, но своего достиг. Бегущий по бетонке аэробус лишь на секунду заслонил видимость стрелку – своим килем.

52
{"b":"106622","o":1}