ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Как Вал? – почти серьезно у него спросил Ник.

– Да не очень, – ответил один из сидящих, и Лесси по голосу поняла, что мужчина годится ей в дедушки. – Полли заварила ему какую-то свою очередную гадость, и он заснул. Доктора бы надо.

– Это не гадость, а бальзам из листьев понелицы и корней флавва, глупая твоя голова, – раздался из-за ширмы дребезжащий голос. – Никакой доктор не сможет сделать ничего лучше бабки Полли!

Вслед за голосом из-за ширмы появилась и его обладательница – маленькая сморщенная старушонка с длинным крючковатым носом и упрямо поджатыми губами. Она придирчиво окинула взглядом вошедших и вдруг с открытым ртом плюхнулась на пол балаганчика.

– Бабуль, ты чего? – бросился на помощь Ник Эйсон. Но старуха, поднявшись, отстранила его руку.

– Жива! – Она проворно просеменила к Лесси и схватила девушку за запястье. – Я была права! Это Жива! Пойдем, девочка моя! – Бабка с внезапной силой повлекла ошалевшую девушку в глубь балагана.

– Эй, куда вы тащите мою сестру? – возмутился Марис.

– Родня не по крови, но по духу, – соизволила обратить на него внимание старуха. – Здесь нет уз, которые будут держать. Нельзя потерять то, что никогда не имел, – это уже было сказано Итону. Нолни вздрогнул от неожиданности.

– Я же говорил, она у нас совсем того! – весело сообщил Эйсон.

– Ник, а ты заткнись, а то я тебе чесотку обеспечу, – буднично отозвалась бабка.

Нелепая сцена была прервана голосами, раздавшимися рядом с балаганом.

– Эй, Ник, Фабби! Откуда у вас лошади взялись?

В балаган протиснулся невысокий, но очень широкий в плечах мужчина. В повозке явно становилось тесновато.

– Карло, вы нашли лошадей? – спросил пожилой.

– Всего двух, Маэстро, – ответил вошедший. – Они, конечно, ничего, но нас не вытащат. А вам кто помог? – Широкоплечий выразительно посмотрел на гостей.

– А это из Сосновки! – поделился радостью Эйсон.

– Слава небесам, – нешуточно обрадовался вошедший. – Бабка Полли небось счастлива.

– Ага, – хмыкнул Ник. – Она себе уже и жертву приглядела. Ладно, пошли выбираться отсюда.

Мужчины вылезли из повозки и вновь взялись за лопаты. Лесси, оробевшая от странной выходки старухи, хотела было последовать за ними, но бабка удержала ее.

– Прости, дочка, что испугала тебя, – покаялась она. – Просто очень уж долго я тебя искала.

– Меня? Зачем? – насторожилась Лесси. Мало ли кем может оказаться эта сумасшедшая старуха?

– Не бойся меня, я не враг тебе, – угадала ее мысли Полли. – Я Жива, как и ты, впрочем, ты и сама, наверное, это видишь. Меня в последнее время беспокоят некоторые тревожные признаки…

– Простите, а как вы меня назвали? – не поняла Лесси.

– Что? – удивилась старуха. – Ты не знаешь? Что ж, нам с тобой надо о многом поговорить, дочка.

– Давайте сначала доберемся до деревни, – предложила девушка.

Глава IV

Жива

Уставшая после ночной вылазки, Лесси спала почти до обеда. Спустившись на кухню, она столкнулась с несостоявшейся свекровью.

– Лесси, дочка, – остановила та ее. – Не убегай, я хочу с тобой поговорить.

«Что-то слишком многие хотят говорить со мной в последнее время», – мелькнула у девушки невеселая мысль. Она послушно села на лавку рядом с Сайной.

– Лесси, я не знаю, из-за чего вы поругались с Итоном. Ты же его знаешь, он в жизни не расскажет! Я прошу тебя, не сердись на него сильно, пожалуйста! Он тебя очень любит, я в этом уверена. Если он обидел тебя, то, поверь, это не со зла, он уже жалеет об этом. Я же вижу, как он мается!

Лесси медленно встала.

– Я не сержусь на него, тетя Сайна, – с трудом проговорила она. – Мы не ругались.

– И ты туда же! – в сердцах воскликнула мать Итона. – Ну почему молодежь такая скрытная! Неужели думаете, у родителей глаз нет? Хорошо, конечно, разбирайтесь сами, я не лезу в ваши дела. Просто я уверена, что Итон тебя любит!

Лесси вежливо улыбнулась и вышла из кухни. Есть ей расхотелось. Во дворе она застала оживление. Циркачи показывали обитателям Сосновки маленькое представление. Подросток (кажется, его называли Фабби) играл на свирели задорную мелодию, а Ник Эйсон, спрятавшись за ширмой и надев на каждую руку по кукле, вдохновенно лицедействовал.

– Я тебе щас покажу, воришка! – Кукла-кот бросилась вдогонку за куклой-лисой. Стоявшие перед ширмой дети восхищенно захлопали в ладоши.

– Эй, это ты вчера в лесу была? – потянули ее внезапно за рукав. Лесси обернулась. Перед ней стояла девушка на вид чуть моложе ее самой. Иссиня-черные волосы, темные как ночь глаза под широким разлетом бровей, резко очерченные скулы, большие яркие губы – незнакомка была красива какой-то дикой, экзотической красотой. Лесси кивнула. – Бабка Полли велела мне тебя привести. – Лицо девушки осветила бесхитростная улыбка. – Ты только не пугайся ее, она на самом деле добрая. Может, сходишь?

Лесси, сама того не ожидая, улыбнулась в ответ и кивнула головой. Черноглазая проводила ее в балаган и указала на ширму.

– Бабка Полли там. А мы пока повыступаем, все равно она всех выгнала! – Последние слова донеслись уже с улицы.

– Иди сюда, – позвала Лесси старуха. Девушка послушно села на соломенный матрац, которыми был устлан пол. Из не замеченного ночью окошка пробивался солнечный свет. В отгороженном закутке явно обитали две разные женщины. Лесси заметила подвешенные на крючках яркие ленты и пеструю шаль, прилаженное к стене небольшое зеркальце и симпатичный сундучок (наверняка с различными девичьими причиндалами) под ним. В другом углу на стенах были развешаны целые гроздья разных сушеных трав. Лесси узнала некоторые из них.

– Травы, нам без них никак нельзя, – прокомментировала ее взгляд старуха. – Ты не простая девушка, дочка, – без всякого перехода сообщила она. – Вспомни, ты ведь замечала за собой разные странности? Например, тебя наверняка слушаются животные, верно?

Лесси осторожно кивнула.

– Ты Жива, девочка, – с нажимом сказала старуха. – Нас еще называют айтанами или попросту ведьмами.

– Ведьмами?! – Лесси не знала, пугаться ей или смеяться.

– На самом деле, конечно, ведьма не совсем правильное определение, – согласилась с ней старуха. – Я же говорю, ты Жива, жрица матушки-земли. – Бабка подняла морщинистую руку, отклоняя готовый вырваться протест. – Ты наделена силой, очень большой силой, гораздо большей, чем обычно нам достается. Почему так, я не знаю, просто я ее очень хорошо чувствую. Твоя мать, и твоя бабка, и прабабка тоже были Живами, и я не знаю, почему они не сообщили тебе об этом.

– Я сирота, – тихо сказала Лесси. – Я не помню ни отца, ни мать, никого.

– Понятно, – кивнула бабка. – Я почувствовала, что должна прийти к тебе, и теперь мне ясно, почему матушка-земля велела сделать это. Ты самая сильная Жива из всех, про кого я когда-либо слышала…

– Но в чем эта сила? – не поняла Лесси. – Я не чувствую ее! Я такая же, как и все остальные, просто хорошо лажу с животными.

– Не только животные, – плавно перебила ее старуха. – Перед тобой откроют свои тайны деревья и цветы, птицы и рыбы, вода и ветер. Откроют секреты и поделятся силой.

– Но как?

– Если хочешь, я научу тебя всему, что знаю. За этим я сюда и пришла.

– Это, наверное, очень долго… И что я потом буду делать? Что обычно делают ведьмы, то есть Живы, я хотела сказать? Сколько их вообще? Почему я никогда о них не слышала? – Лесси буквально засыпала бабку вопросами.

– Нас мало, очень мало, – склонила бабка голову. – Может быть, найдется еще две-три на весь Ор-Сите. Но они, увы, слабые, я их совсем не чувствую. Когда-то Живы были главными защитницами нашей земли, но они ослабели, и мы стали уязвимы, – грустно закончила она. – Учиться и вправду придется не день и не два. Поехали с нами, дочка! Тут ведь тебя ничто не держит.

– С чего вы взяли? – смешалась Лесси.

27
{"b":"106623","o":1}