ЛитМир - Электронная Библиотека

- Марко, ты это.... дай отбой. Парень меня уже не интересует.

- Но ты же так настаивал! - изумился собеседник, - Столько людей вовлечено!

- Расплатись с ними.

- Ты уверен?

- Да. Мои планы изменились.

- Ну... как знаешь.

Пенске с интересом прислушивался к разговору. Он не считал, что ему повезло услышать что-то о себе. Наоборот, полагал, что беседы, в которых его скромная персона занимает центральное место, ведутся Улицких очень часто.

Станислас уже давно понял, что непонятная ненависть со стороны некоторых людей к нему была связана с этим лишним духом. Но почему она возникала? Может ли 'подселившийся' дух в полной мере влиять на человека? Пенске полагал, что нет. Он сомневался, что между объектом и лишним духом существует такая же связь, как между объектом и духом настоящим. Но возможны ли исключения? Сам факт появления психически больных носителей двух духов указывал на то, что у людей были какие-то проблемы в связи с этим. Значит, потенциально лишний дух что-то мог. По крайней мере, влиять на эмоции. А если, к тому же, предположить, что подселившийся дух 'знал' о ком-то, кто обладает способностью его изгнать? Тогда этот дух мог сделать все для того, чтобы защищаться. Получается, что он, Станислас, - естественный враг всех 'лишних' духов.

Пенске тихо вздохнул. Шуметь нельзя - рядом все еще находился Арсений. Умозаключения не казались стройными. В отсутствие четких данных они выглядели слишком натянутыми. Но пока что никаких других версий не было.

Дождавшись, когда Улицких прекратит разговаривать по телефону и скроется в подъезде, Станислас покинул свое убежище. Теперь жизнь представлялась ему не такой уж плохой. Самый главный недруг перестал существовать. Если молодой человек будет соблюдать осторожность, то кое-как сможет продержаться. Вопрос заключался лишь в качестве дальнейшей жизни.

Возвращаясь домой Пенске строил планы на будущее. Они были просты. Понятно, что ему следует ограничить свои появления в общественных местах. Если он будет встречаться с 'неправильными' людьми лицом к лицу, то это еще куда ни шло: Станислас наловчился избавлять их от лишних духов достаточно быстро. А вот если они будут замечать его издалека, то ситуация будет не очень хорошей. Заполучить очередного врага или натолкнуться на вооруженного 'неправильного' человека Пенске не хотел. Ясно, что общественный транспорт, дневные улицы, театры и прочие культурные мероприятия ему недоступны. Работа по специальности - тоже. Она требовала общения с разными людьми, а также перемещения между зданиями. Увы, Станислас должен уволиться. Очень обидно. И на что он собирается жить? Сидеть на шее у родителей особенно не хотелось. А показы 'фокусов' исключены.

Полный невеселых дум, Пенске вошел в квартиру Олега Викторовича. Теперь ему нужно было немного подождать, чтобы засада около его жилища, если она есть, была снята. И, пожалуй, завтра вечером можно уже возвращаться домой.

Все люди для существа делились на две группы. В первую входили бесполезные. А во-вторую, - те, с помощью которых оно могло взирать на реальный мир. Последнее было возможно за счет того, что некоторые люди находились с существом в некоей гармонии: человеческие желания совпадали с устремлениями существа. Но даже эти люди не были под контролем. Когда они по своей воле открывали глаза, существо видело что-то, когда закрывали - все исчезало. Заставить этих людей открыть глаза или выполнить еще какое-то действие не представлялось возможным. Фактически существо могло видеть многие части города в случайном порядке, и не было способно ни на что повлиять. Так продолжалось довольно долгое время, но однажды, когда самое главное устремление существа приобрело настоящую силу, ситуация изменилась. И, в конечном итоге, привела к тому, что однажды около городской больницы появился человек. Его приход был необходим, потому что это здание оставалось темным пятном для существа: там находились лишь двое, чьи глаза позволяли что-то увидеть, но их перемещения были ограничены.

Этот человек, одетый в темно-коричневый плащ неопределенного покроя, в тот день уже полчаса ходил вокруг клиники профессора Дейненкова. У него не было много времени, но он не торопился - сначала следовало все изучить и привыкнуть к тому, чем располагаешь. Человек шел очень неровно. Его шаги были разной длины. Походка казалась раскачивающейся и наводила на ассоциации с моряком, идущего по палубе судна в шторм. Периодически человек взмахивал руками и что-то вскрикивал. Он выглядел очень странно.

Дежурный медбрат Богдан Ливтушец сидел на посту за массивным деревянным столом. В его обязанности входили наблюдение за коридором, ведущим к палатам, а также работа привратника. Он отслеживал всех, кто хочет войти, и, разумеется, всех, кто хочет выйти.

Богдан трудился в этой клинике уже не первый год. Ему здесь нравилось. Особенно устраивала зарплата - профессор не экономил не только на больных, но и на сотрудниках. Кроме этого работа не была скучной. Все время что-нибудь происходило. Пациенты не позволяли расслабляться. Поэтому у всех сотрудников постепенно развивались профессиональное спокойствие и способность предугадывать дальнейшее развитие ситуаций. Даже самых нелепых.

Поэтому когда медбрат услышал, как кто-то дергает за дверь снаружи, то нисколько не удивился и даже не встревожился. Открыть ее без ручки было не так-то просто.

Богдан встал из-за стола и заглянул в небольшое дверное окошко, закрытое решеткой и стеклом. Увиденное слегка озадачило. По ту сторону двери находился посетитель, обладающий крайне непропорциональными чертами лица. Маленький нос, широкие скулы, выраженные надбровные дуги, контрастирующие с высоким лбом - все это произвело на медбрата большое впечатление. Он даже заподозрил, что перед ним больной, страдающий каким-то генетическим заболеванием. При этих заболеваниях обычно встречаются такие диспропорции.

- Вы к кому? - поинтересовался Богдан.

Посетитель уставился на него своими небольшими глазками и после паузы в пару секунд проскрипел:

- Еще не знаю.

- А что здесь делаете? - медбрат не понял сказанное.

- Говорю с тобой, - на этот раз ответ последовал быстрее.

- Вам нужен врач? - мысли Богдана приобрели привычное направление: посетитель не выглядел адекватным.

- Нет. Не врач. Другой.

- Кто другой?

- Другой работник, - в голосе посетителя было уже меньше скрипящих интонаций.

- Работник? - переспросил Богдан, - Медбрат? Санитар?

- Нет, - странный визитер подвигал нижней челюстью и выдал, - Духобор.

- Духобор? - снова переспросил Ливтушец и, блеснув эрудицией, заметил, - Это же религиозная православная секта в России. У нас таких нет.

- Духолов, - уточнил собеседник.

- Вам все-таки нужен врач, - догадался медбрат, - Дежурный психиатр принимает на первом этаже в противоположном крыле здания, комната девять.

Посетитель, не говоря ни слова в ответ, развернулся и пошел к выходу из здания. Он мало что узнал, но оставаться дольше не мог - его время подходило к концу.

Пенске беспрепятственно вернулся в свою собственную квартиру. В ней все выглядело как обычно - на первый взгляд там никто не копался. Уровень беспорядка не превышал обычный. Отовсюду поступала обнадеживающая информация. Слежка с его родителей была снята, Борис и Игорь рвались с ним встретиться, чтобы узнать, что произошло, а Хелена пригласила Станисласа на семейный ужин, назначенный на вечер того же дня. За последнее время он встречался с девушкой еще пару раз, беззастенчиво пользуясь услугами Француза. Пенске видел сам, что нравится Хелене все больше и больше.

Молодой человек хотел посоветоваться со своими друзьями и родственниками по поводу сложившейся ситуации с работой и прочим, но перед этим ему самому нужно было выработать различные варианты будущих действий. Время до вечера он провел с пользой: механически убирая в квартире и размышляя над своей дальнейшей судьбой.

Когда пришло время отправляться к Хелене, Станислас вызвал такси и вышел из дома, привычно озираясь по сторонам. Таксист на этот раз попался понятливый и в меру разговорчивый. Он не стал донимать задумчивого пассажира разными историями, хотя было видно, что ему очень хотелось что-нибудь рассказать. Пенске сначала заехал на небольшой цветочный рынок, купил два больших букета роз и, решив проигнорировать обычай являться на ужин с бутылкой вина, направился к дому Хелены.

37
{"b":"106633","o":1}