ЛитМир - Электронная Библиотека

Машина выехала со двора, свернула на большой проспект, проехала по нему около пары километров, а потом выехала на одну из улиц среднего размера. Пенске любил наблюдать за дорогой, но смотреть вперед в его положении было не очень удобно. Он ограничивался созерцанием через боковое стекло зданий и машин, проезжающих мимо. Поэтому сразу не смог понять, почему Олег Викторович вдруг стал парковать машину у бордюра - до клиники было еще далеко.

- Впереди авария, - пояснил врач, - Сидите тут, а я схожу посмотрю. Может быть, нужна моя помощь.

Станислас кивнул, слегка приподнявшись, чтобы видеть происходящее. В нескольких метрах какой-то синий автомобиль наполовину выехал на тротуар.

Олег Викторович вышел и устремился к месту аварии. Там уже стояло несколько человек - то ли непосредственных участников, то ли случайных свидетелей. Пенске видел, как врач обогнул машину и присел. Возможно, там кто-то лежал.

Молодому человеку стало любопытно, что же там происходит. Внимательно посмотрев по сторонам и не увидев никакой угрозы в лице 'неправильных' людей, он осторожно вышел из машины. Подойдя к месту аварии, Станислас понял, что случилось. На дорогу перед синим авто выскочила молодая женщина. Водитель, видимо, хотел избежать столкновения, резко свернул к обочине, но это не помогло. Тело женщины лежало тут же. Она была еще жива, но вряд ли надолго. Не нужно быть специалистом в данном случае, чтобы понять смертельный характер ран. С вдавленной грудной клеткой долго не живут. Олег Викторович, склонившийся над ней, судя по выражению лица, придерживался такой же точки зрения.

Пенске подошел чуть ближе. Он увидел, что женщина была довольно симпатична. Станислас испытал приступ жалости и обиды. Обидным было не столько то, что человек должен вот так внезапно умереть, а то, что Пенске мог, в принципе, попробовать помочь ей. То, что он умел заменять 'пласты' духов, могло пригодиться и здесь. Если взять 'кусочек' духа из прошлого, соответствующий травмированной части тела, и переместить его в настоящее, то можно ликвидировать травму или уменьшить ее. По сути, так же можно 'лечить' некоторые заболевания. Станисласа останавливали лишь две вещи. Во-первых, он не знал, каких затрат потребуют такие действия, а во-вторых, что самое главное, у него не было контакта с духом этой женщины. А быстро найти его не представлялось возможным. Ее дух был не в реальном мире, в отличие от лишних духов 'неправильных' людей, а где-то в Олохе. Как его отыскать? Станислас не знал. Это огорчало. Если бы Пенске имел доступ к духу, то мог бы попробовать помочь женщине, невзирая ни на что. Даже на опасность для собственного здоровья.

Молодой человек настолько задумался над этой проблемой, что его внимательность снизилась. Он заметил подъехавшую машину полиции, увидел двух патрульных, выходящих из нее, но, к сожалению, не увидел другую машину. Потрепанную рено, намеревавшуюся проехать мимо, но внезапно затормозившую. Пенске стоял к ней спиной. Дверь рено открылась и из машины вылез человек в распахнутой синей куртке. В руке он сжимал пистолет.

Станислас смотрел в другую сторону, поэтому с удивлением увидел, как подходящие к месту аварии полицейские быстро расстегнули кобуру и выхватили оружие. У него на миг мелькнула мысль, что среди них может быть 'неправильный', но еще раз присмотревшись, он ее отверг. Полицейские выглядели нормально. Молодой человек еще не подозревал, что 'неправильный' был за его спиной, а действия полиции обычны для ситуации, когда кто-то приближается с оружием наизготовку.

- Стой! - закричал один из полицейских, смотря куда-то за спину Станисласа, - Оружие на землю!

Догадка пронзила Пенске. Он уже начал оборачиваться, чтобы посмотреть, кто там, как грянул выстрел. Куда попала пуля, было трудно понять, но молодой человек не пострадал.

- Всем на землю! - закричал полицейский и, в свою очередь, открыл огонь.

Станислас 'рыбкой' нырнул за синюю машину и присел около водительской двери, обращенной к полицейским. Краем глаза он заметил, как люди бросились в укрытие. Два человека, включая Олега Викторовича, последовали его примеру и очутились за машиной.

Огонь полиции оказался более удачным. Первые же выстрелы попали то ли к грудь, то ли в плечо незадачливого стрелка. Послышался звук рухнувшего тела.

- Не стреляй! - крикнул один из полицейских своему напарнику, - Он выронил пистолет!

Держа стрелка на мушке, полицейские медленно обходили синюю машину с двух сторон. Станислас решился выглянуть и посмотреть, что же там произошло. Приподняв голову над капотом, он увидел какого-то мужчину в синей куртке, лежащего на земле. Рядом с ним валялся пистолет. Пенске не нужно было особенно вглядываться, он и так сразу же заметил, что лежащий человек - 'неправильный'.

- Не двигайся! - на всякий случай сказал полицейский стрелку, подходя к нему поближе.

- Он вообще жив? - спросил напарник.

- Дышит, кажется.

От синей машины до раненого было десять-пятнадцать метров. Расстояние слишком большое, чтобы 'извлечение' чужого духа оказалось успешным. Думая об этом, Станислас вздрогнул, ощутив чье-то прикосновение.

- Я пойду взгляну на этого человека, - шепнул Олег Викторович, - А вы скройтесь в одном из переулков и ждите там. Когда полицейские придут в себя, то начнут переписывать данные свидетелей. Вам этого не нужно.

Пенске был полностью согласен с мудрым предложением. Ему следовало держаться от полиции подальше, а не ходить на допросы. До сих пор молодому человеку везло - среди встреченных им полицейских не было ни одного 'неправильного'. Станисласу даже не хотелось думать о том, что будет, если какой-нибудь 'неправильный' полицейский увидит его. Особенно издалека. На расстоянии, достаточном для прицельного выстрела.

- Я - врач, - сказал Олег Викторович, вставая из-за синей машины, и обращаясь к полицейским, - Разрешите взглянуть на раненого.

- Валяй, - ответил один из них, только что подобрав пистолет, - Сейчас я его обыщу и посмотришь.

Второй полицейский вызывал кого-то по рации. Станислас решил, что сейчас самое время скрыться. Все чем-то заняты. Он приподнялся и уже хотел было шмыгнуть в ближайший переулок, но остановился на полпути. Ему стало жалко несчастного стрелка. Тот ведь, по сути, ни в чем не виноват. Его безосновательную ненависть к Пенске можно было рассматривать как болезнь. Станислас помедлил, а потом последовал за Олегом Викторовичем, держась на некотором удалении.

Пенске решил действовать быстро. Оказавшись от раненого на нужном расстоянии, он освободил его от 'лишнего' духа. А затем устремился к спасительному переулку. Никто не обратил внимание на его демарш. Свернув за угол, Пенске прислонился к стене и стал ждать, изо всех сил прислушиваясь к происходящему на месте аварии.

Он слышал, как подъехала 'скорая', а потом еще одна. Сирены машин скорой помощи отличались по тональности от полицейских. Подождав минут двадцать, Станислас решил выглянуть. Обстановка разительно изменилась. На земле уже не было двух тел: сбитой машиной девушки и раненого стрелка. Двое знакомых полицейских находились около своей машины и не проявляли никакого интереса к свидетелям. Неподалеку стоял еще один автомобиль полиции, но сидящие в нем тоже были чем-то заняты. Возможно, всех свидетелей уже переписали.

Пенске поймал взгляд Олега Викторовича. Врач кивнул, глядя на него, и показал рукой куда-то вперед. Очевидно, нужно было покинуть укрытие, пройти немного по улице, а потом Олег Викторович подберет его. Молодой человек так и сделал. Прошагав почти квартал, он остановился у большого дерева. Машина врача подъехала почти сразу. Быстро открыв дверь, Пенске юркнул внутрь. На этот раз ему повезло.

По пути в больницу молодой человек снова сосредоточенно размышлял о том, во что превратилась его жизнь. Он еще раньше подозревал, что является потенциальной мишенью для некоторых людей. Сегодняшний случай полностью подтвердил подозрения. Что ему делать? Снова бежать? Это не только бесполезно, но и вредно. Пенске подозревал, что его способности исчезнут, а 'неправильные' люди все равно смогут распознавать его как врага. Затаиться в квартире и выходить из нее только по ночам с соблюдением предельной осторожности? Это был легко реализуемый вариант. Или, может быть, 'бросить вызов' всем 'неправильным' людям в Мактине? Каким-то образом отсортировать их и избавить от чужих духов? Насчет этого Станислас очень сомневался. Даже если бы ему удалось как-нибудь помочь всем 'неправильным' жителям Мактины, то что бы он смог сделать с приезжими? С теми, кто прибывает сюда временно? Столица Рушталя обладала многими достопримечательностями и привлекала туристов, не говоря уже о других категориях лиц. Чтобы последний вариант был реализуем, нужно действовать с размахом. Но как именно - неизвестно.

39
{"b":"106633","o":1}