ЛитМир - Электронная Библиотека

Во-первых, странная болезнь, которая сразу же прошла, как только в распоряжении Станисласа появился первый дух - Француз. Во-вторых, непонятные сны с крикливым персонажем, который, как выяснилось, не просто персонаж, а дальний родственник. В-третьих, стало ясно, что такое Олох и что такое духи. Приятная новость. Но какое отношение к Олоху имеют сны и болезнь? Каким образом его гипотетический родственник общается с ним в снах? И зачем он это делает? В-четвертых, незнакомец из туалета. Этот-то тут при чем? Да и вообще зачем он туда забрался? Неужели для того, чтобы Станислас не увидел не только его исчезновение, но и появление? Пенске очень хотелось надеяться, что рано или поздно он полностью поймет, что же происходит. Ему казалось, что в этом понимании как раз незнакомец может сыграть существенную роль.

Весь день молодой человек заходил в свой туалет с неприятным чувством. Он бы вообще предпочел там не появляться, но этого требовал организм. Поэтому поворачивая плохо работающую ручку двери, Станислас философски размышлял о том, что иногда человеческие желания противоречат человеческой природе.

Часы летели быстро. Пенске не просто ожидал визит, а пытался делать это с пользой. Ему удалось найти в интернете интересную книгу по проблемам шаманизма. Автор - российский ученый, живущий почему-то в Англии. Станислас быстро прочитал ее от начала до конца. Там описывалось, что человек становится шаманом либо находясь внутри весьма специфического общества, практикующего шаманизм, либо по наследству. Понятно, что в Мактине шаманизма не было. Поэтому второй вариант представлялся Пенске логичным. Кроме того, автор писал, что начало инициации шамана всегда проявляется как болезнь. Если упорствовать и отказываться от общения с духами, то можно даже умереть. К счастью, Станислас не упорствовал. Два следующих тезиса молодому человеку очень не понравились. Смысл первого заключался в том, что шаманство занимает центральное место в жизни общающегося с духами, все остальное находится на заднем плане. Второй тезис утверждал, что жизнь шамана не очень хороша из-за многочисленных ограничений. Пока что Пенске столкнулся лишь с одним - с невозможностью путешествовать. Но допускал, что будут и другие.

Также Станислас вычитал, что шаман на заре своей деятельности нуждается в учителе, и что ему следует уделять особое внимание снам, потому что там с ним могут общаться особо могущественные и полезные духи и даже 'боги'. Последнее было весьма сомнительно, но молодой человек все равно взял это на заметку. Хотя бы потому, что ему было любопытно, как выглядят 'боги' с точки зрения шаманизма.

Читая книгу, Пенске усиленно прислушивался к звукам в своей квартире. Ему не чудилось ничего подозрительного. Он успел пообедать, поговорить по телефону с Хеленой и Борисом, побывать несколько раз в Олохе и даже немного поспать днем. Станислас ждал визита, но все равно появление незнакомца застало его врасплох.

Когда молодой человек находился на кухне и пытался сварить себе кофе, страшный грохот, донесшийся из спальни, заставил его вздрогнуть. Поставивив чашку на стол, не мешкая, Станислас бросился туда.

Участок коридора, отделяющий кухню от спальни, был не очень большим. Метра три. Их Пенске преодолел двумя прыжками. В этом же коридоре, на 'стыке' комнат, стояла трость, прислоненная к стене. Подхватив ее на бегу, молодой человек ворвался в спальню.

Картина, которую Станислас увидел там, впечатляла. В правом углу комнаты возле окна стоял массивный коричневый шкаф для одежды. Этому предмету мебели уже было много лет, и его дверцы не очень хорошо открывались. Точнее, обычно не очень хорошо открывались, а сейчас они были открыты самым лучшим образом - валяясь на полу в центре спальни. Там же находилась одежда Пенске вперемешку с вешалками. Палка, на которой эти вешалки висели, осталась в шкафу, но лишь по той причине, что переломилась надвое. Посередине разгрома гордо попирая ногами несчастные дверцы, стоял вчерашний незнакомец. Он не обращал никакого внимания на то, что сделал. Даже повернулся спиной к шкафу, а лицом - ко входу в комнату. На лице незнакомца не отражалось никаких эмоций.

Станислас среди своих знакомых обладал репутацией человека доброго, незлобивого. Но на этот раз все было иначе. Посмотрев на царящий беспорядок, Пенске почувствовал, как в нем начинает зарождаться гнев. Ему очень хотелось поднять палку и ударить незнакомца по его высокому уродливому лбу. Молодой человек сделал вывод, что визитер на этот раз появился не в туалете, а внутри гардероба. И благополучно все разворотил. Покупка шкафа не входила в планы Пенске. Ему нравился тот, который у него уже был.

Справедливо рассудив, что агрессивные эмоции возникли благодаря присутствию Француза, Станислас попытался их подавить. Это частично удалось. В любом случае, глупо нападать на того, чьи силы неизвестны.

- Здравствуйте, - сказал Пенске, помня о наставлениях Олега Викторовича, - Как поживаете?

Дружеское приветствие прозвучало достаточно нелепо, если принять во внимание обстановку. Но незнакомец так не считал.

- Мне нужен ответ, - проскрипел он.

Станислас, вспомнив о том, что в кармане лежит телефон, который может не только записывать, но и снимать разговор на видеокамеру, достал его. Техническое изделие не произвело никакого впечатления на незнакомца.

- Могу ли я уточнить, ответ по поводу чего? - вежливо спросил Станислас, радуясь, что визитер не препятствует записи.

- Ты перестанешь мне мешать? - человек, вышедший из туалета, а потом и из шкафа, казался более общительным, чем старик из сна. По крайней мере, пытался отвечать на вопросы.

- Мешать в чем именно, позвольте спросить? - тут же воспользовался ситуацией Пенске, хотя был уверен, что он лично никому не мешал. А вот ему - да, мешали, учитывая повреждения имущества и угрозы.

Незнакомец подвигал нижней челюстью, что сделало его похожим на гигантского жука.

- Оставь в покое моих людей.

- Каких людей? - удивился Станислас, - Я не понимаю.

- Кому я дал правильный дух.

Пенске даже почувствовал что-то вроде облегчения. Еще одна загадка разрешилась. 'Лишние' духи не входили в людей сами по себе. По крайней мере, в некоторых случаях.

- А зачем ты им дал этот дух? - молодой человек решил развивать успех, задавая вопросы по одному.

- Это неважно, - проскрипел незнакомец.

- Конечно, - согласился Станислас, - Неважно. Но как тогда я определю, каким людям ты дал дух, а в каких духи вселились сами? Мне нужна полная картина. Это пойдет на пользу как тебе, так и мне. Не будет ошибок.

Пенске пошел ва-банк. Его фраза была очень многозначительной в смысле дальнейших выводов. Как бы ни ответил на нее незнакомец, Станислас смог бы извлечь какую-то информацию.

- Мои люди служили мне до своей смерти, - незнакомец, видимо, оценил логику хозяина дома, - Будет справедливо, если они станут служить мне и впредь.

Ответ сказал молодому человеку больше, чем все, что было до того. Во-первых, его предположение оказалось истинным: незнакомец допускал, что духи могут вселяться в живых людей сами, без посторонней помощи. Во-вторых, до этих духов ему не было никакого дела. В-третих, его собеседник существует уже достаточно долго, чтобы 'его люди' успели умереть. В-четвертых, он нуждается в новых 'слугах', кем бы они ни были.

- А кто вы такой? - Станислас, обнадеженный тем, что его вопросы не игнорируются, решил повторить то, что спрашивал в первый визит. Дальнейшие расспросы по поводу отличия одних духов от других он решил оставить на потом.

- Это неважно, - сказал незнакомец, - Ты перестанешь мне мешать?

- Иначе вы меня убьете? - уточнил Пенске.

- Да, - сразу же прозвучал ответ.

- Почему тогда сразу не убили? Почему спрашиваете?

- Так положено. Таковы правила. Все так делают.

Тоже очень полезная информация, с точки зрения Станисласа. Осталось лишь выяснить, кто такие 'все'.

- А кто такие все?

- Люди, - произнес собеседник.

43
{"b":"106633","o":1}