ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Как и все свои прежние увлечения.

Она подумала о том, что редкий человек может сам выбрать свой Путь. Она так и подумала Путь с большой буквы. Скорее Путь выбирает человека, не оставляя ему другого выбора. Она, Рита Танк, выбрала не Путь, а жизнь. Ей нравилось иметь деньги, иметь ненапряжных необременительных друзей, книги, фильмы, возможность тусоваться в «кругах» и почти никакой ответственности.

Так было до сих пор. И устраивало Риту на все сто.

Ладно… Что там дальше? Прошла еще неделя? Или две? Кто так пишет дневники? Кто? Ни числа, ни года. Только синоптик может разобрать, что к чему.

ПЕРВЫЙ ЗВОНОК

(Коша)

Коша залезла на шкаф и вытащила оттуда сломанную ручку. Долго смотрела не нее. Потом вдруг подошла к окну, взглянула на пустынный тротуар и выбросила улику на проезжую часть. Кто-нибудь найдет и унесет в неизвестное место. Починит и будет писать. Или переплавит и сделает кольцо.

Кольцо. Коша посмотрела опять с интересом на серебрянную змейку, подаренноую им. Приснившуюся ей во сне и найденную Роней на пляже. Не может быть, чтобы у такой чудесной вещи не было никакой истории. Наверняка, это магическое колечко. Только магические вещи приходят так удивительно. Их не купишь в магазине.

Как там у Кастанеды… Предмет Силы.

Коша повертела в руках мобилу, данную Чижиком, и начала сомневаться в его существовании. Наверное, его уже грохнули. Люди с оружием привлекают к себе смерть. Потому что, если ему не нужна смерть, зачем ему оружие? Так думала Коша и вертела в руке мобилу.

И у мобилы была приятная тяжесть оружия.

Коша на секунду представила себя с пушкой и подумала, что уж если бы она была с пушкой, то Валек точно ничего бы не смог с ней сделать. Интересно, подумала так же Коша, можно ли будет развести Чижика на ствол? Чтобы он подарил ей ствол?

Отложив трубку на стол, Коша вернулась к начатому холсту и приготовилась продолжить работу.

На голубом небе, которое она тщательно сконструировала из нескольких слоев краски различной голубизны и прозрачности маковым лепестком светилась старнная, не виданная доселе Кошей птица. Почему-то Коша решила, что картина должна непременно называться «Красный Ибис». У птицы был длиннй, тонкий, загнутый вниз клюв. Она наконец добилась того, чего хотела — птица казалась подсвеченной.

Все загремело одновременно: на улице свалился с велосипеда подросток, заорала ворона, сам собой со стола свалился журнал, рухнул холст, пристроенный Кошей на спинках двух стульев для просушки, и наконец-то подала голос мобила.

Коша нажала кнопочку и поднесла аппарат к уху:

— Алле!

— Хай! — раздался голос Чижика. — Через полчаса на Гостинном дворе. В центре зала. Купи зажигалку.

— Ага! У меня есть, — кивнула Коша. — Э-э-э…

Но трубку уже бросили.

Кое-как восстановив положение холста, не переодеваясь, она выпрыгнула в окно и вприпрыжку побежала к метро. Хотя полчаса это круто! Черт! Она с огорчением поняла, что придется потратить последние бабки на машину.

* * *

На Гостинке Коша спустилась на станцию. Огляделась. Чижика не было. Она, было, подумала, что все отменилось, но тут за спиной раздался знакомый звонкий голос:

— Не оглядывайся. Держи! Спрячь в карман и езжай до конечной!

Он что-то сунул ей в руку и пошел дальше. Коша в полной непонятке сжала в руке пакетик и двинулась в указанном направлении.

— Блин! И что дальше-то? — довольно злобно пробормотала сама себе уже в вагоне и растерянно пожала плечами.

Она сунула руку в карман и ощупала пакет.

Целофан мягко проминался под пальцами — там было что-то сыпучее.

«Наркотики…» — отстранненно отметила Коша. — «А может и нет…»

Она не решалась вытащить пакет, чтобы разглядеть получше. Внезапно она почувствовала, что наличие этого пакетика отделяет ее от остальных людей, едущих в метро, словно магическое заклинание. Какой-то легкий сдвиг времени (или пространства?) сделал все окружающее ненастоящим. Легкая светящаяся пелена, похожая на ту, что висит над осокой на пляже, окутала все, что было перед глазами. Коша с удивлением потрогала блестящий никелированный поручень. Метал на ощупь был холоден и тверд, но вызывал ощущение необъяснимого подвоха. Коша прислонилась лицом к стеклу. Мимо, чиркая тусклыми лампочками, неслась темнота.

На Приморской Коша поднялась наверх, в полном непонимании, что делать дальше. Побрела за толпой на троллейбусную остановку, прикидывая, что если уж ничего больше не произойдет — можно забить на все и забрести в общагу. Перешла дорогу и остановилась на автобусной остановке. Люди шли прямо сквозь нее, словно не видя, то и дело задевая локтем или авоськой. Твердые, плотные люди смотрели на нее в упор и не видели. Только уже налетев на Кошу, они удивлялись ее существованию на тротуаре. Это начало злить. Коша отошла к стеклянной стенке остановки. Однако и здесь не было спасения. Какая-то тетка подошла прямо к ней и, сгрузив на ногу тяжеленную авоську, принялась изучать табличку с расписанием автобусов и троллейбусов.

Коша выругалась и, пихнув авоську ногой, отошла на другую сторону.

Раздалась трель мобилы.

Коша нажала кнопочку и поднесла аппарат к уху.

— Алле! — сказала она, с любопытством ожидая ответа.

— Видишь парня с короткими желтыми волосами в черной куртке? — спросил голос Чижика.

Коша огляделась.

— Где? А! Вижу!

У киоска с журналами стоял высокий худой парень. Его круглый затылок был покрыт коротеньким канареечным ежиком. Парень старательно перебирал журналы и даже не собирался обращать на Кошу внимания.

— Подойди к киоску. Он попросит прикурить. Чиркни зажигалкой и незаметно отдай пакет.

В трубке снова раздались короткие гудки.

Коша пожала плечами и приблизившись к киоску, взяла для приличия первый попавшийся журнал. Парень сосредоточенно рассматривал “Плейбой”. Вдруг под курткой запищало, и он извлек оттуда черную трубку, такую же, как у Коши. Коша про себя ухмыльнулась и пробормотала:

— Конспираторы хреновы!

Желтоволосому что-то сказали, он пару раз кивнул и снова уткнулся журнал. Потом купил “Спорт”, вытащил сигарету, повернулся к Коше и довольно сильно ткнул локтем в бок.

— Э! Слышь! — обратился он к ней с дебиловатым выражением. — У тебя огонька нет?

— Есть! — злобно ответила Коша и достала зажигалку, прихватив пакетик.

Парень прикрылся от ветра полой куртки и наклонился к зажигалке.

— Пакет сунь в карман, — тихо сказал он.

Коша опустила пакетик в его оттопыренный внутренний карман и, сообразив, что ей за это ничего не будет, еще более злобно с удовольствием прошипела:

— Урод!

И быстро отошла в сторону. Парня перекосило, но он сдержался. Плюнул и быстро пошел к обочине. Там он еще раз оглянулся на Кошу и, подняв руку, остановил первую же легковушку. Коша с безысходностью смотрела на приближающийся троллейбус. Деньги кончились. Неизбежность коммунальной транспортной жизни была очевидной. Но когда троллейбус подъехал и распахнул двери, она резко повернулась и пошла пешком.

Раздражение медленно проходило. Она злилась сама на себя за то, что разозлилась на глупую тетку с авоськой, на дебильного парня. Завитки пыли поднимались на асфальте за шинами проносящихся машин. Озера горячего воздуха дрожа отражали перегретые капоты. Бесконечный забор тянулся почти до самой Гавани.

Ноги сами привели ее на залив. Море плавно переходило в небо абсолютно без всякого горизонта. Она прошла мимо ивовых кустов. На привычном кострище темнели обгоревшие жестяные банки и головешки. У самой воды Коша села на огромный обломок кирпичной кладки, наполовину занесенный песком. Волны с тихим плеском равномерно выкатывались на пляж, терпеливо зализывая письмена чаячьих следов. От перламутровой ракушечной крошки над песком висел бледный серебристый свет, он словно растворял в себе зеленые клочья осоки на песчаных загривках пляжа. Кошин взгляд остановился над небольшим бугорком и вскоре она заметила, что над травой, словно вырастая из нее, тянутся в небо едва заметные золотистые волосы.

66
{"b":"106645","o":1}