ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Это по-моему, бред. Может быть, я чего-то не понимаю?.. — покачала головой Марго.

— Конечно, бред! Это отличный высокооплачиваемый бред! У меня было такое вдохновение, когда я придумывал его! О-о-о!

Лео горделиво процитировал сам себя:

— Кубок этот символически озналал не что иное, как чрево жены Иисуса… А? Каково? По-моему, супер!

Марго улыбнулась:

— Вчера на обрывке газеты я прочитала заметку о том, что какие-то врачи стали делать наркотики из пота сумасшедших. На полосе Лео Лайона.

— Это мой псевдоним, — гордо сообщил Лео. — Как приятно слышать, что ты познакомилась с моим творчеством, едва ступив на французскую землю!

— И это ты тоже придумал? — Марго пытливо посмотрела в глаза француза.

— Почти! Как бы тебе объяснить, — Лео подергал себя за кончик носа. — Я изучаю много материала. И даже научного…

Марго недоверчиво посмотрела на Лео.

— Конечно, я кое-что незаметно подтасовываю, — доверительно улыбнулся мсье Пулетт. — Но это пользуется спросом! Люди не хотят жить в реальности. Она — скучна! Но безопасна, поэтому не хочется ничего менять. — хриплый голос Лео звучал вкрадчиво и убедительно. — Дети не представляют, как близко может находится смерть, потому что у них нет опыта, потом они взрослеют и становятся умнее и пугливее. Обыватели заменяют себе реальную жизнь чтением этой белиберды. Ужасное — с гарантией безопасности, шикарное по дешевке! — Лео рассмеялся. — Все, что они хотят прочитать — давно известно, надо только открыть нужную книгу. Папюс, Аненэрбе, ангар 18, хрустальные черепа, Тибет, Шамбала, ихтиандры, инопланетяне, ведьминская мазь, ожившие мумии, похитители органов, маньяки, насилие и унижение в сексе, жестокое обращение с детьми, участки земли на Марсе и на Луне, а лучше на Титане… Кажется, я не все перечислил, но почти все. В общем, если знаешь какую-то гадость, то это то, о чем хотят прочитать люди. Еще они хотят читать про безумную роскошь, наркотики, безумства голливудских звезд, про наследства, клады, дорогие часы и драгоценности. Но никто не хочет читать о тихой честной жизни проведенной в труде и верности семье. Это — скучно!

— Лео, но ты не боишься, что подашь дурной пример? — страдальчески скривилась Марго. — Кто-нибудь прочитает и захочет повторить. Тебя не будет мучить совесть?

— Таков парадокс жизни, — усмехнулся Лео. — Человек — он и творец и тварь в одном лице. И покупатель и товар! Ничего с этим не сделать! Я зарабатываю свой хлеб. А остальное — дело полиции! Преступники в ограниченных пределах — благо для государства. С ними можно бороться! А значит собирать подати. Как же без этого? Поэтому их стараются не убивать! Если не будет преступлений, полицейские станут никому не нужны! А так они заняты друг другом, и честные граждане могут спокойно ходить на работу. К тому же, если перебить всех преступников, тогда в тюрьму придется сажать честных граждан!

— Зачем? Они же не совершили преступления?! — удивилась Марго.

Лео снова опрокинул рюмку и, взяв с тарелки орешек, смачно захрустел, облизывая крупные темные губы.

— Так устроено государство. Есть установленный порядок, и он работает. Не надо его нарушать. Порой честный человек может быть гораздо опаснее, просто потому что он — честный. Благими намерениями… Хотя преступлением можно объявить что угодно. Да что я говорю? — Лео всплеснул руками. — У вас же был Сталин!.. Извини. Сейчас вернусь!

— Опять философствуешь!!! — вокликнула Аурнелия, появляясь в гостиной с хлебной корзинкой.

— Дай мне пообщаться с человеком со стороны! — Лео поднялся с кресла и вышел в бэдрум.

Аурелия же опять упорхнула на кухню, и Марго осталась в одиночестве.

Стало прохладно. Волна сквозняка качнула тюлевую штору. Марго подумала и решила, что ничего не случится, если она поднимет ноги на диван.

В открытую дверь гостиной было видно старое, потемневшее от времени зеркало. Там отражался фикус, кусок дивана, кресло, в и окно задернутое пышной тюлевой шторой розового цвета. Комната казалась в зеркале немного наклоненной, будто бесконечно падала во сне.

На кухне что-то упало.

Инстинктивно обернувшись, Марго заметила у Аурелии на лице (хозяйка была видна в дверном проеме) напряженное неприятное выражение. Раздался шум воды, и Аурелия позвала супруга. Лео прошел из бэдрума в кухню, там он перекинулся парой слов с Аурелией и вплыл в гостиную, держа на подносе дымящийся кусок мяса.

Бонни подняла голову, зашевелила мокрым черным носом и звучно облизнулась.

Марго заметила в лице Лео какую-то перемену, но не поняла, в чем она состояла.

— Лео! Можно, я тебя спрошу? — обратилась она к журналисту, когда тот поставил поднос на стол. — А как ты думаешь, могут эти убийства быть связанными с твои материалом?

— С моим материалом?! Каким образом? — Лео закурил и опять сел в кресло к Бонни.

— Вдруг все это — правда? — возбужденно сказала Марго. — То, что ты написал. Допустим, кто-то знает то же, что знаешь ты. Ну или думает, что это так и есть, и начал бороться с инопланетным генофондом! Положим, он вычисляет как-то по генеалогическому дереву… Нет. Он где-то вычитал признаки этих женщин, генотип которых содержит инопланетный код, и охотится за ними! Нет! Он работает в клинике, где множество женщин сдает анализы, и вот он вывел некоторую закономерность, которая навела его на определенные выводы. И он их проверил…

— Подожди-ка-подожди-ка… — пробормотал Лео и схватился рукой с сигаретой за подбородок. — А это ведь интересная мысль. Странно, что она не пришла мне в голову раньше… Тут пахнет расовыми проблемами. Это сейчас модно… Остатки Гитлеровской «Аненэрбе»! А еще лучше «Инквизиция»! Связать ту инквизицию и эти убийства. Марго, ты заработала первый гонорар! Да-да! «Инквизиция против инопланетянок». Да-да! Отличный хидер. Тебе за идею двадцать процентов! Идет?

— Идет… — согласилась Марго.

В этот момент на кухне опять что-то с грохотом упало и разбилось.

— Не понимаю, — раздраженно воскликнула Аурелия, выходя из кухни с обломками огромной салатницы. — Как она могла упасть сама собой? Мне надоел этот дом, который кидается на меня чуть что.

— Наверное, ты злишься? — предположил Лео. — Или у тебя начались месячные. Ты незаметно махнула рукой и…

— Да что ты все! — разозлилась мгновенно Аурелия, и лицо ее покрылось пунцовыми пятнами. — Ты ищешь все причины во мне! Если что-то упало или разбилось, виновата я! Я виновата во всех мировых бедах! О-ля-ля! Мне это надоело!

Теперь что-то звякнуло в бэдруме.

— Ну вот! — сказал Лео.

— Что вот? Что вот? — Аурелия покраснела и убежала на звук.

Лео стряхнул пепел и повернулся к Коше:

— Ты знаешь, она — ведьма. Раньше таких жгли на кострах. Если она начинает злиться, то дом начинает разрушаться. В прошлом году сама собой упала ваза и раскололась на мелкие кусочки. И ее мать была психопатка. Но я прощаю Ау. Она с 9 лет растет одна, без родителей, со старшим братом. Хорошо, что еще была жива их бабушка, она можно сказать, сдала мне Аурелию с рук на руки, когда девочке исполнилось семнадцать. Жалею я ее.

— А как погибли их родители? Машина?

— Да. Авария. Мать погибла сразу, а отец умер в больнице. Перед смертью он рассказал, что жена закричала, будто увидела впереди на дороге девочку с мячом и резко вывернула руль. По встречной шел грузовик… — заметив возникшую в дверном проеме Ау, Лео повернул голову. — Ну, и что это было?

— Шампунь, — пожала плечами супруга. — Не понимаю, как он это сделал…

— Могу поспорить, что если ты разозлишься сильнее, упадет что-нибудь потяжелее! — усмехнулся Лео. — Например, это зеркало.

Мсье Пулетт отошел к себе в кабинет. В открытую дверь было видно, как он включил компьютер.

— Если хочешь, посмотри книги. — крикнул Лео. — Я набросаю то, что ты придумала, чтобы не забыть.

Марго остановилась около книжного стеллажа, и начала перебирать корешки.

На некоторых книгах можно гадать. Открыть наугад и загадать номер строки. Надо только чтобы книга была волшебной. Не все годятся для этого. Марго знала три таких книги. «Мастер и Маргарита», «Игра в классики» и «Легенда о Тиле Уленшпигеле и его славном друге Ламме Гудзаке».

10
{"b":"106651","o":1}