ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пока течет река
Дикая. Будешь меня любить!
Я – эфор
Эмоциональный шантаж. Не позволяйте использовать любовь как оружие против вас!
Скажи депрессии «НЕТ!». Универсальные правила
Изнанка
Ведунья против князя
Волчьи игры
Планируем меню, или Как перестать жить на кухне
Содержание  
A
A

Марго торопливо, насколько могла, спешила по дороге, то срываясь на бег, подгоняемая в спину ветром, то спотыкалась, закрывая глаза от пыли. На то, чтобы выйти на шосее, ушло около часа. Ноги болели страшно. Колени ныли и подгибались.

На шоссе Марго остановилась и опять, в последний раз бросила взгляд на замок, притулившийся в излучине реки.

* * *

В тот день Марго вообще никуда не пошла. Если бы Поль не доставал ее целый день, она так и лежала бы на подстилке круглые сутки, раздумывая — решиться позвонить по номеру или нет, пойти в «Голем» собирать картинки или нет, верить тому, что нарассказали Рэй и Дизи, или нет. И две пятихатки лежащие в кармане жгли совесть Марго непереносимым огнем. Она не могла решить, чем их считать деньгами, оторванными от сердца или тридцатью серебрениками.

Но Поль ее вынудил подняться и, взяв трубку, удалиться в ванну.

— Ты бойшься, что я буду подслущивать? — обижено спросил Поль.

— Нет. Я хочу лежать в воде и разговаривать.

— Только не урони трубку.

— Хорошо.

Марго включила воду и, подождав, когда наберется четверть ванны, набрала номер Андрэ. Номер иностранца ее пугал просто катастрофически.

— Привет! — сказала Марго. — Как твои дела?

— Нормально, — немного пришлось похлопотать, но у матушки все было проплачено. Черт! Ты оказалась права.

— Насчет?

— Насчет того, что зря она купила это дерьмо, но… я тоже был против. К сожалению, все непоправимо. Но к счастью, она успела оформить все документы, и через некоторое время я совсем разбогатею. Хочешь, я найму тебя э-э-э… секретарем?

— Не знаю. А что делать…

— В основном трепаться и сопровождать меня на развлечения, когда мне будет нечего делать. Да! Я нашел того человека, о котором мы говорили… Он проявляет к тебе большой интерес. Давай, поъезжай ко мне, посмотрим фильм и, если ты захочешь, можно даже… Мне как-то одиноко. Хоть я и черствы ужасно, но смерть матери меня потрясла. Давай. А потом я тебя закину к нему. Он будет у себя в офисе. На Риволи. У него там небольшой модный магазинчик.

— Хорошо, — сказала Марго Она быстро собралась и отправилась к Бретону, смолотив Полю что-то маловразумительное про стрелку с заказчиком. Они, действительно, посмотрели довольно забавный фильм. И Марго, несмотря на свой загруз, веселилась от души. Особенно ее впечатлила история про часы в заднице.

Но вот, как Андрэ ни кокетничал, никакого секса ей ни за что не хотелось. Она уже начала подумывать о том, что заболела импотенцией и не надо ли заставить себя потрахаться через силу, но тут Андрэ позвонили, и надо было идти.

Стало тоскливо. БМВ долго плутал по переулкам и остановился около небольшого модного салона на Риволи. Они остановились пред камерой, установленной над дверями, и кто-то открыл им дверь. Они вошли в помещение.

— Но ведь тут так темно! — воскликнула Марго. — Наверное, никого уже нет? Ты что-то перепутал?

— Нет. Он очень занят. Иногда назначает стрелки в три часа ночи. А сейчас только половина второго! Так что…

— А-а. Ну ладно, — успокоилась Марго и постаралась понять, где она находится.

— Подожди здесь, — сказал Андрэ и ускользнул в маленькую дверку, ведущую, по-видимому, в одну иэ подсобок или собственно в офис.

Марго осталась одна, среди шикарных тряпок поблескивающих в полумраке, за силуэтами манекенов, замерших в витрине проезжали иногда машины, и тогда по стенам салона прокативалась узорчатая тень. Прошло около десяти минут, но никто не появился в зале, ни Андрэ, ни кто-то другой. Марго постояла, посидела на корточках у витрины, повалялась в кресла и, вдруг посмотрев на часы, сообразила, что она мучается тут уже полчаса.

Тогда она решила, что надо пойти следом за Бретоном. Может быть, он уже забыл про нее? И Марго толкнула маленькую дверку, за которой скрылся Андрэ. За ней не было ничего, кроме винтовой лестницы, которая вела на второй этаж, и еще одной двери, более крупной, чем та, в проеме которой замерла нерешительно Марго.

Тихо. Ни голосов, ни шагов. Будто дом пуст. Марго попробовала толкнуть дверь, но она была закрыта. Тогда Коша, все еще осторожничая, поднялась по лестнице. На втором этаже было еще три кабинета и туалет. Марго открыла по очереди все двери, но ни Андрэ, ни кого-то другого там по-прежнему не нашлось.

— Что за дурацкий розыгрыш? — вслух уливилась Коша, и звук голоса убедил ее в том, что она одна в этом доме.

Тогда она кинулась назад в зал и попробовала выбежать на улицу, но входная дверь была наглухо заперта. Марго подергала ручки еще двух дверей, ведущих из зала, но и они были закрыты. Как-то очень печально раздавался скрип латунных задвижек и грохот кошиных «бульдогов».

— Андрэ! — крикнула Марго на всякий случай в пустоту. — Где ты? Что за дурацкие шуточки!

Где-то наверху зазвонил телефон, и Марго кинулась туда, надеясь, что кто-то, кому этот звонок предназначался, встретится ей на пути. Но — никого. В кабинете на столе возле плоского стекла монитора одиноко заливался прозрачный аппарат, вспыхивающий разноцветными лампочками. Заливался, не переставая.

Марго опустилась в кресло и, подложив руки под подбородок, уставилась на веселенький аппарат. Телефон все звонил. Может быть, это Андрэ? Он хочет объяснить ей свой поступок, и что ей делать дальше?

Марго потянулась к трубке, но тут же отдернула руку. Нет! Если Андрэ что-то хочет ей сказать, пусть вернется сюда и скажет лично.

Марго вылезла из-за стола и переметилась в огромное кресло в улу комнаты. Она смотрела-смотрела-смотрела на сполохи электричества в звонящем телефоне. Смотрела. Смотрела.

Пока глаза ее не закрылись, и сон не увлек ее в свои владения.

* * *

Она точно знала, что спит, но в то же время могла говорить, сидеть, ходить и даже поддерживать связный разговор. Какам-то образом Марго оказалась в огромном кабинете, скорее всего это была библиотека, уставленная множеством загадочных вещей. Статутки, божки, чучела, картины и часы заполняли все свободное место на стенах и полу — там, где не было книг. В небольшой нише, с полукруглым верхом раполагался удивительный прибор (неясного назначения): он явно являлся чем-то вроде скафандра, в который мог поместиться человек. Скафандр стоял в такой позе, как нарисован человек в круге Леонардо да Винчи, — с расставленными ногами и раскинутыми руками.

И сделан он был особым образом — тысячи тончайших волосков, свиваясь по спиралям, создавали этот скафандр. И эти волоски были чем-то вроде антенн, привлекающих в себя токи некой силы. Они светились и потрескивали. Поток был так силен, что даже Марго, стоявшая рядом, почувствовала, как и ей достается толика. Но, поскольку это был сон, никакой тревоги у Марго не возникло.

Неожиданно скафандр раскрылся, и из него вышел человек, лицо которого было чем-то знакомо, но ни на кого точно не походило. Он был похож и на Андрэ, и на зеленого человека, портрет которого висел у Аурелии в коридоре, и на Жака он чем-то немного походил. И что-то в нем было даже от Валерия, и от Сержа Наполи… Но было ясно — как бывает ясно только во сне — это Человек-из-Стены.

Впрочем, это ведь сон. Только сон.

И Человека-из-Стены можно было бы с тем же успехом назвать Человек-из-Сна.

Марго обнаружила себя сидящей перед столиком, на котором стояла удивительная игра. Это был макет всей Вселеной, воссозданный в огромном хрустальном, как у Воланда из «Мастера и Маргариты» шаре. Там были звезды, планеты, кометы, но все это создавалось волнами света, отражающимися от поверхности стекла. Причем баллон был устроен так удивительно, что можно было увидеть разом и всю вселенную, и биссеринку на шее у принцессы, на тех часах, что стояли в доме Аурелии, и даже молекулу воды или другого вещества. И Аурелия была видна, и Лео. И собаки — Бонни подняла голову. И Поль. Она хотела разбудить его, чтобы тот выполнил обещание и передвинул предмет, но Поль тут же исчез. И в какой-то неизвестной комнате Марго увидела Чижика, но тоже не смогла понять, где это. Осталась только белая вспышка, будто звезда. И все это были волны света. Только волны света.

122
{"b":"106651","o":1}