ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ну вот. Для этого и ведутся разработки. Мир — как единый компьютер. Высокие технологии.

— А роботы? — вспомнила Марго.

— Что — роботы? — не понял Андрз.

— А роботы тут причем? Ты говорил, что каждый из нас может оказаться роботом. Это как-то связано с этой программой?

— А-а… — протянул Андрэ. — Да это, собственно она и есть. В неком переносном смысле, конечно. Ты же не думаешь, что я и в самом деле робот?

Марго смутилась. Как раз так она уже и думала. Конечно, она далека была от мысли, что у Андрэ где-то в пятке (как сострил Макс тем похмельным утром) стоит аккумулятор или блок питания, но она была почти уверенна, что настоящие первороботы разработали какую-то технологию (вещество или процесс), которая из обычного человека легко делает робота.

Чтобы скрыть смущение, Марго перевела разговор.

— Ну хорошо, — спросила она. — А что будет-то, если мы употребим «аненэрбе»? На что похоже? На экстези, на герыч, на коксу?

— На «Блисс». Только круче, — Андрэ полез во внутренний карман и извлек оттуда упаковку шипучего аспирина «Упса».

— Это же аспирин! — воскликнула Марго.

— А ты попробуй! — оскалился Андрэ. — Возьми в бардачке минералку и кинь туда две таблетки.

Марго все последовательно выполнила и понюхала результат. В нос ударили нормальные аспириновые брызги.

— Вот! — сообщила она. — Что теперь?

— Пей половину!

— И что будем делать потом?

— Я же сказал! Поедем на самолете кататься, — улыбнулся Андрэ.

Марго выпила свою долю с замиранием сердца, ожидая, что будет, но ничего не случилось. Андрэ по прежнему гнал машину на север, не обращая внимания на светофоры, перекрестки и показания спидометра. Во всю ивановскую грохотала музыка, состоящая в основном из баса и ударных. И навстречу летело сияющее невидимым светом пространство.

Ничего не случилось. Только стало лучше. Почти, как утром, до того, как Поль повел ее на дурацкую выставку Николя Гороффа. Да-да. Состояние Марго улучшалось и вскоре приблизилось к оргастическому. Андрэ, похоже, тоже был не в худшем расположении духа. Он гнал БМВ с нечеловеческой, неавтомобильной скоростью.

На одном из крутых поворотов они едва не снесли капотом витрину магазина, на другом проехали по газону между деревьями, потом чуть не сбили мотоциклиста, который чудом успел увернуться и затормозить в клумбе. И у Андрэ все это вызывало только торжествующую жесткую улыбку. Иногда хохот.

— Эй! А ты уверен, что больше никто не попадется тебе под колеса? — крикнула Марго, крепче сжимая в руке кожаную петлю.

— Этого не может быть! «Аненэрбе» круче «Блисса»! Коэфициент везения сто процентов!

— А-а… если…

Быстро миновав Париж и пригороды, они вылетели на автобан.

Там стало спокойнее, если не считать, что БМВ шутя делал все (все!) попутные машины.

Они прокатили пару сотен километров, потом резко (чуть не вылетев на обочину) повернули к небольшому аэродромчику, видневшемуся в лучах нескольких фонарей на холме за виноградниками. Аэродром состоял из пары ангаров и пары взлетных полос, убегающих к горизонту пунктиром световых меток.

К нему вела узенькая дорожка местного значения, аккуратно закатанная асфальтом, но все-таки не автобан. Она пробегала через небольшой лесок, где наверняка БМВ поджидал лежачий полицейский, и Марго в ожидании их вцепилась рукой в кожаную петлю до белизны в суставах.

И не зря!

Откуда ни возмись, навстречу появилась два ярких огня. Виляя из стороны в сторону, эти огни стремительно приближались. Казалось, столкновение неизбежно. И Марго замерла, превратившись в мраморное изваяние. А чтобы не зажмуриться от страха, вытаращила глаза.

— Придурки! — незлобно ругнулся Андрэ и показал фак, высунув руку в окно.

Громко напевая под орущую в динамиках долбилку, репортер тоже начал вилять, дразня встречную машину.

Опасный стремительный танец. Машины прошли друг от друга на мизерном расстоянии — на толщину волоска приблизились лакированый карминовый бок встречного кабриолета и серебристый бок БМВ. Марго успела только заметить, как за стеклом мелькнули лица нескольких веселых девушек.

Едва они разъехались, недалеко за горизонтом раздался взрыв, и показалось зарево пожара.

— Что это? — испугалась Марго.

— Что-то горит, — пожал плечами Андрэ.

— Там что-то взорвалось!

— Ну и пусть!

— Мы чудом не столкнулись с этими девками! — заметила Марго, оглядываясь. — Зачем мы так дурим?

Кабриолет уже уносился по трассе, и над ним взлетали ракеты фейерверков, петарды. Грозди блестящих воздушных шариков вырывались из рук девушек, и, отставая, улетали в темное, сияющее звездами небо. А там кружил серебристой рыбкой маленький самолетик.

— А разве тебя не прет? — удивился Андрэ. — Это ведь круто — быть на волосок от небытия. И хотя знаешь, что ничего случиться не может, все же щекотит. Фильм с твоим реальным присутствием. Дорогое удовольствие. Но оно того стоит! Я чувствую себя господом богом! Это лучше, чем секс! Разве нет?

— Черт его знает, — пожала плечами Марго. — Я чувствую себя богом, когда мне удается создать на холсте нечто большее, чем просто краски.

— Ну! — репортер рассмеялся. — Это отдельное удовольствие! Это работа. А то, чем мы заняты сейчас — отдых! Разгрузка!

— А когда начнет действовать это «аненэрбе»? — вспомнила вдруг Марго о выпитом аспирине.

— Уже! — воскликнул Андрэ, и Марго увидела, что глаза репортера горят нечеловеческим светом. — Это и есть «аненэрбе»!

В приступе воодушевления он хлопнул обеими руками по рулевому колесу и подпрыгнул на сидении.

— Как?! И все? — разочарованно протянула Марго. — Я ждала чего-то особенного.

— Потом поймешь, — ответил на это Андрэ с усмешкой и лихо затормозил у входа в небольшой белый, под черепичной крышей, домик.

Проигрыватель заткнулся.

— Посиди пару минут, я договорюсь, — сказал репортер и выскочил из БМВухи.

Марго осталась одна в тишине, наполненной звуками и цветами пустоты.

И постепенно «аненэрбе» пробрало ее. Хотя, возможно, это было и не «аненэрбе». Ее так перло, что казалось — она полетела бы и без самолета. Космические течения проявлялись на глазах, соединяясь серебрянными нитями с ее внутреним огнем. Как в тех снах, в которых она бродит и летает по городу. Но если так, может быть, она и сейчас сможет подняться в небо без всякого самолета.

Марго покинула машину и, отойдя в темоту, преисполнилась намерения. Она вся сосредоточилась на вибрирующем серебристом сиянии. Ей казалось, что вихрь этого космического света может подхватить ее и понести в небо, в космос на край галактики, откуда центр Вселенной будет выглядеть желтком небесного яйца.

— Полетели! — крикнул Андрэ, выходя из домика, и кинул Марго шлем.

Она поймала и прижала золотистую сферу к животу.

Следом за Андрэ вышел парень в оранжевой куртке с катафотами и неторопливо направился к самолетам. Серебристая рыбка бороздящая одиноко ночное небо, начала снижаться, сделала нессколько кругов над полем и коснулась земли в трехстах метрах от белого домика. Постепенно затихая, самолетик подъехал почти к ногам инструктора.

Из кабины вылез клиент.

Оранжевый парень заблокировал самолетик и повел Марго и Бретона дальше.

Пройдя еще десяток метров, он предложил забираться в машину с ярко-розовым фюзеляжем.

Первым влез в кабинку репортер, он сел на место пилота и проверил все рукоятки и приборы. Марго одела шлем и поднялась следом на место пассажира. Андрэ, видно, был тут не первый раз. Он уверенно завел мотор, и самолетик резко взял вверх.

— Обожаю ночь! — крикнул репортер и после нескольких ревущих кругов над темным полем, погнал самолетик над шоссе, вдогонку за красным кабриолом. По следу его в небе поблескивал и светился химическим светом праздничный мусор — шарики, надувные игрушки и пластиковые звезды, привязанные к летающим игрушкам.

Андрэ все набирал и набирал высоту. Земля стремительно удалялась, превращаясь в планетку маленького принца. Вскоре Андрэ догнал «тучки Винипуха», и Марго рассмотрела их лучше: шарик-попугай, шарик-рыбка, сердечко, поросенок, Барби, несколько Лун и Солнц и последний — надувной аэроплан с цепочкой светящихся звезд на пластиковой веревочке, привязанной к хвосту.

85
{"b":"106651","o":1}